Александр Невский
 

§ 3. Берестяные грамоты — новый вид источников

26 июля 1951 г. во время раскопок в Неревском конце Великого Новгорода была найдена первая берестяная грамота. К концу полевого сезона 1951 г. их насчитывалось 10, а к концу 1973 г. — уже свыше 500. Благодаря этому выдающемуся открытию в научный оборот был введен совершенно новый вид источников. Особая их ценность заключается в том, что, будучи письменным источником, берестяные грамоты в то же время являются частью археологического комплекса.

Находки грамот свидетельствуют прежде всего о широком распространении грамотности в древнем Новгороде. Часто они встречаются внутри или рядом с постройками, составлявшими городские усадьбы. Содержание грамот и упомянутые в них имена адресатов позволяют выяснить имена людей, некогда живших на этих усадьбах.

Берестяные грамоты замечательны тем, что, в отличие от официальных письменных документов, в большинстве своем носят частный характер. В частных письмах затрагиваются всевозможные бытовые и деловые вопросы. Но некоторые авторы берестяных писем (или адресаты) являлись государственными деятелями (среди Мишиничей-Онцифоровичей, например, их было немало), поэтому часть грамот можно рассматривать как документы официального характера.

Анализ содержания берестяных грамот подтвердил правильность вывода А.В. Арциховского (сформулированного им еще в 1938 г.) о том, что экономической основой Новгородского феодального государства было крупное землевладение, а не купеческие капиталы, как полагали многие буржуазные ученые.

Группировка берестяных грамот по периодам позволила проследить изменения в основном содержании текстов. Домонгольские документы фиксируют главным образом отношения денежного характера, в послемонгольских грамотах денежные отношения не первостепенны.

На протяжении XII—XV вв. происходил процесс формирования класса землевладельцев в Новгороде. Аристократический класс — боярство — был издавна связан с землей, а сословие феодалов небоярского происхождения (позднейших житьих людей) создавалось в течение длительного времени, начиная с XII в. Проследить этот процесс формирования второго привилегированного сословия можно только по берестяным грамотам, так как в письменных источниках первые упоминания о житьих относятся к 70-м годам XIV в.

В берестяных грамотах можно найти сведения о новгородских денежных единицах, о существовании ростовщичества, о внутренней торговле и т. п. Среди грамот есть хозяйственные письма, духовные завещания, купчие грамоты, челобитья крестьян, распоряжения феодалов, адресованные ключникам, письма ключников к феодалам, документы судебного характера, разнообразные денежные записи и множество личных писем. От середины XIII в. (1224—1238) до нас дошло полтора десятка грамот, принадлежавших мальчику, которого звали Онфимом. Онфим учился писать, трижды он написал свое имя. Когда ему надоедало писать, он рисовал. Рисунки Онфима также сохранились. Как видим, детей в Новгороде обучали грамоте.

Многочисленные частные письма, обнаруженные в разных слоях, сообщают о повседневной жизни древних новгородцев, об их заботах, радостях и горестях, т. е. обо всем том, о чем не мог рассказать ни один официальный документ.

Берестяные грамоты постоянно издаются. К настоящему времени А.В. Арциховским (совместно с М.Н. Тихомировым и В.И. Борковским) опубликовано 6 томов академического издания и ряд статей1. Некоторые работы о берестяных грамотах написаны сотрудниками Новгородской археологической экспедиции (В.Л. Яниным, А.А. Коноваловым)2 и другими авторами. Специальное источниковедческое исследование посвятил берестяным грамотам Л.В. Черепнин3.

Примечания

1. См.: Арциховский А.В. и Тихомиров М.И. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1951 г.). М., 1953; Арциховский А.В. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1952 г.). М., 1954; Арциховский А.В. и Борковский В.И. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1953—1954 гг.). М., 1958; они же. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1955 г.). М., 1958; они же. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1956—1957 гг.). М., 1963; они же. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1958—1961 гг.). М., 1963; Арциховский А.В. Берестяные грамоты мальчика Онфима. — «Советская археология» (далее — СА), 1957, № 3, с. 215—223; его же. Новые берестяные грамоты — СА, 1962, № 2, с. 178—184; его же. Берестяные грамоты из раскопок 1962—1964 гг. — СА, 1965, № 3, с. 202—211; его же. Берестяная грамота № 439. — СА, 1971, № 3, с. 266—268.

2. См.: Янин В.Л. Я послал тебе бересту... М., 1975; его же. Заметки о новгородских берестяных грамотах. — СА, 1965, № 4, с. 104—123; его же. Берестяные грамоты и проблема происхождения новгородской денежной системы. — В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины, т. 3. Л., 1970, с. 150—179; Коновалов А.А. Периодизация берестяных грамот и эволюция их содержания. — СА, 1966, № 2, с. 61—74; его же. Географические названия в берестяных грамотах. — СА, 1967, № 1, с. 84—98.

3. См.: Черепнин Л.В. Новгородские берестяные грамоты как исторический источник. М., 1969.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика