Александр Невский
 

Глава II. Разговор на Большой Молчановке

Кольчуга, немножко истории, постройка судов

На овощной базе в Усть-Ижоре при входе висел плакат: «Просим вытирать ноги».

Кто-то, не то грузчик, не то шофер, вытер сапоги, но, будучи человеком любознательным, заинтересовался ковриком, лежащим в дверях.

Коврик металлический, как будто из сетки.

Человек взял коврик в руки. Что это? Рукав... ворот...

— Кольчуга!

Совсем недавно ее вынесли воды Невы; на берегу странную металлическую тряпку подобрала хозяйственная женщина и определила: быть ей половиком! Многие вытирали ею сапоги, пока один из них не заинтересовался: чем вытираю?

Сейчас эта кольчуга находится в экспозиции Ленинградского Эрмитажа.

А когда-то кольчуга эта защищала грудь воина, участника Невского сражения.

Битва. — Семисотлетний покой на дне реки. — Половичок. — Музейный экспонат.

Странны порой судьбы вещей!

Сейчас в Неве рыбу сетями не ловят, а раньше местные рыбаки вытаскивали со дна много разного металлического хлама. Учитель собрал целый комплект вооружения шведского воина. Тот самый, который находится в музее 4-й школы в Новгороде.

Усть-Ижора! Здесь многое можно найти. Здесь Александр Невский бил шведов.

Это рассказал в Москве в старом особняке на Большой Молчановке Георгий Николаевич Караев своему другу Александру Сергеевичу Потресову.

Обстановка квартиры Александра Сергеевича располагала к разговорам о путешествиях. На стенах и в шкафах — коллекции, собранные в походах: насекомые и окаменелости, лесные чудища из корней и сучков, гербы древних городов, старинные медные панагии, расписное донце прялки и лубяной кузовок, фотографии... Под потолком подвешен каркас самодельной разборной байдарки. В углах лыжи и весла. И конечно, книги, книги...

— Что мы знаем о Невской битве? — говорил Георгий Николаевич. — Не так много. Но почему никто не удосужился выехать на место, собрать уцелевшие предания, легенды, покопаться в земле или поискать под водой? Почему не сопоставить описание летописца с настоящей, живой местностью? Руки не доходят!

— А помните наши работы на Чудском озере? Там ведь за семь веков все коренным образом переменилось. Чудское озеро стало совсем другим, изменились очертания его берегов. Не оказалось островов, неоднократно упоминавшихся летописцем.

А после нескольких лет нашей работы все стало на свое место. Выяснилось, что вода в озере поднялась на четыре метра. Нашелся под водой остров Озолица с фундаментом сожженной ливонцами церкви Михаила Архангела. Нашелся и легендарный Вороний Камень с прилегающей к нему каменной кладкой. Стала понятна и тактика Александра Невского, обеспечившая ему блестящую победу на льду озера. Попутно установили, что за народ жил на «обидном месте»1, чем он занимался, куда сбывал продукты своего труда и как их доставлял к месту сбыта. Все это важные, нужные истории находки и открытия.

— Вернемся же к Невской битве. Корни всех наших побед таятся в глубине веков. Причины побед в стойкости и мужестве людей, защищающих правое дело. Военная мудрость Александра Невского, Димитрия Донского и многих других полководцев вошла в историю военного искусства. Но, в сущности, как мало мы знаем об Александре Невском.

Двадцатилетний юноша. Пусть даже очень храбрый, но откуда у него военный опыт, знание тактики противника?

Князь, мчащийся на коне впереди войска с копьем или обнаженным мечом, увлекал за собой воинов и сам бился с врагами. Но при этом он не мог следить за всем ходом сражения, развернувшегося на большой площади. Делали это его военачальники. Они руководили боем в целом. Сражения выигрывали они, а славу получал полководец. О нем и рассказывает летописец.

— Надо собрать «малу дружину» и отправиться к берегам Невы. Надо своими ногами исходить легендарные места, потолковать с дедами, собрать древние предания. Поискать в земле. Надо, помимо Невской битвы, пройти по местам других побед Александра. Это штурм Капорья, знаменитая Торопецкая победа и разгром литовских войск у озера Жижица. Они вошли в историю русского военного искусства, но слишком мало изучены. И наконец, разгром ливонских военных замков...

Собеседники склонились над картами.

В первую очередь, конечно, Нева. Но начинать надо «от печки».

Молодой Александр Ярославич княжил в Новгороде. В Новгороде он получил сообщение о нападении шведов и из Новгорода же поторопился навстречу врагу.

В Новгороде и должна начать работу экспедиция. Пойдет она тем же путем, которым шел Александр: по Волхову, Ладоге, Неве. Нужна группа старших школьников на байдарках.

В Москве ряд школ занимается водным туризмом и строит разборные байдарки. Выбор пал на 584-ю школу. Там построили восемь таких судов. Руководит походами в этой школе историк Евгений Георгиевич Рябов. Энергичный, собранный, требовательный к ребятам, он отдает им все свое свободное время. В характере и внешности этого педагога всегда проступают черты его старой профессии — кадрового офицера-пограничника.

Итак, группа есть, но в школе поговаривают о том, что группа немного «трудноватая». Впрочем, что такое «трудноватая»? Каждый юноша всегда отличается от другого, но в массе они все одинаковые. Если есть интересная, захватывающая коллектив работа, если есть интересная цель, то «трудноватые» становятся самыми «легкими», а главное, — инициативными. Об этом говорит многолетний опыт школьных экспедиций.

И трудности нужны. Борьба с ними сплачивает коллектив.

Нет ничего скучнее спокойного, «благополучного» путешествия с послушными, но безынициативными ребятами!

Директор одной московской школы хвастался однажды достигнутой им дисциплиной:

— Прикажу — сделают. Не прикажу — не будут делать. Прикажу что-нибудь, но вовремя не отменю приказ, — так и будут все время делать.

Жаль ребят, подавленных такой «дисциплиной». Невольно вспоминается экспедиция 1959 года на Чудское озеро. Участники — ребята 544-й школы. Так называемые «трудновоспитуемые». Какие это были чудесные ребята! Очень трудный маршрут по совершенно немыслимым для байдарок рекам. Захламленным, порожистым, часто против течения, с несколькими волоками из одного бассейна в другой. В итоге полуторамесячного похода был обследован обширный район, собран ценнейший исторический материал, сделан ряд находок и открытий.

Все это говорит о том, что «трудноватая» группа в походе даже предпочтительнее!

Конец зимы ушел на постройку судов, изготовление походного снаряжения. Группа собиралась для работы в школьной мастерской раз в неделю.

Байдарки строили легкие, трехшпангоутные, но широкие и хорошо берущие волну, конструкции Потресова.

Особой сплоченности коллектива не наблюдалось. Может быть, виноват был план работы: каждая команда из двух человек строила свой корабль. Делалось это для того, чтобы каждый отвечал за ту байдарку, которой он вверит свою судьбу на воде. Пожалуй, именно из-за этого на работу выходили все до одного.

— Если сам не сделаю, за меня никто не сделает.

Так строить попробовали впервые. Раньше в школах при строительстве байдарок вся группа делала сразу все корабли. Получалась обезличка, трудно было учесть, кто что делает. Некоторые строители под разными предлогами пропускали дни работы, и дело очень затягивалось. Но в общем труде рос и объединялся коллектив будущих путешественников.

Здесь же проявились черты индивидуализма, порой даже некрасивые. Некоторые команды прятали от коллектива готовые детали, лучшие материалы и даже инструмент.

Объединению коллектива такой порядок мало способствовал, но строительство судов шло быстро.

Наконец весенний тренировочный двухдневный поход. Проба судов на воде.

В Рублеве земснаряды, добывая песок, создали целую систему небольших озер, соединяющихся с Москвой-рекой. На берегу небольшого озерка команды собирают свои легкие суда.

Вот первая байдарка поставлена на воду. Держится на воде и как будто не течет.

Несмело ставится на трапик одна нога. Держится!

Так же несмело гребец переносит весь свой вес на сиденье. За ним и второй. Держится!

Постепенно спустили все байдарки.

Теплое майское солнце время от времени заслонялось неширокими грядами туч. Появление их каждый раз сопровождалось сильным кратковременным ливнем.

Вещи на берегу были укрыты плащами, а байдарки и ребята подвергались испытанию водой и снизу и сверху.

Наконец ушла последняя туча. Рюкзаки погружены. Началось учебное плаванье.

Вечером разбили лагерь в сосновом молодняке. Ужин, а потом все ребята исчезли.

Ушли неожиданно и незаметно.

Долго сидели у костра руководители похода. Они думали.

что будет задушевная беседа, рассказы о былых походах, песни... Но у ребят свои планы. То, что руководителям показалось странным, непонятным, даже диким, для ребят было обычным, привычным. Они привыкли расходиться в свободное время кто куда.

Поздно ночью отдельными группами ребята вернулись в лагерь. Оказалось, они пытались попасть на последний сеанс в кино в соседнем поселке.

Выяснять, обсуждать, осуждать? Не стоит! Сами виноваты. Не предвидели такое. Не успели занять более интересным.

— Отбой!

Примечания

1. «Обидным местом» назывались пограничные спорные земли Новгородской Руси. Места постоянных военных конфликтов.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика