Александр Невский
 

Глава III. В Древнем Новгороде

Здесь княжил Александр, Волховский мост и несколько слов о музеях

Группа в Новгороде. Три дня на знакомство с городом. Здесь княжил молодой Александр Ярославич. Княжил. Но это не значит, что он правил городом и всеми обширными новгородскими землями. В Господине Великом Новгороде порядки были совсем иные, нежели в других многочисленных в то время княжествах на Руси.

В древнем Новгороде была боярская республика. Верховную власть имело вече, на котором старая знать решала все дела, а князь был только военачальником. Он командовал войском, не имел голоса на вече, и ему даже не дозволено было жить в городе. Он жил во дворце, в нескольких километрах от Новгорода, на Старом Городище.

С раннего детства Александр видел Новгород, большой, шумливый, всегда взволнованный город, злобно относившийся к его отцу князю Ярославу Всеволодовичу. Новгородцы в 1214 году призвали к себе Ярослава из Переславля-Залесского, но затем неоднократно изгоняли его и однажды даже избили. Правда, вдогонку ему, в село Бронницы, была послана делегация с извинениями.

Молодой Александр был свидетелем бурных споров на вече, часто доходивших до драк. Наблюдал за владетельным боярством и торговой знатью, видел жизнь ремесленной бедноты и ужасное народное бедствие — голод. Новгородцы мало занижались земледелием, а жили больше торговлей и ремеслами. Хлеб они получали из Переславля и Суздаля. Когда эти города прекращали подвоз хлеба, в Новгороде каждый раз начинался жестокий голод. В наиболее опасные моменты слуги юного Александра тайком увозили его в родной Переславль.

Так рос Александр. Рано ему пришлось скрестить оружие с сильным врагом.

Двадцатилетним юношей он одержал блестящую победу над шведами на Неве. За нее он получил прозвище Невский. Но новгородское боярство, испугавшись столь сильного князя (как бы не захватил власть), выгнало его, и он ушел в свой Переславль.

Вскоре на Новгородские земли стали надвигаться полчища немецких псов-рыцарей. Изменой захватили они Псков и стали грабить окрестности Новгорода.

Вести об этом доходили до Переславля и глубоко тревожили Александра.

В 1241 году новгородцы прислали к Александру посольство с просьбой идти на выручку. Александр со своей переславской дружиной вернулся в Новгород. Вскоре он приступом взял крепость Капорье и освободил от ливонцев земли по Луге. Когда же «а помощь пришла владимирская, дружина его брата Андрея, то Александр, собрав ополчение, освободил Псков, а вслед за этим разгромил на льду Чудского озера войско ливонских рыцарей.

Эта блестящая победа принесла Александру большую славу. Летописец говорил о нем: «...и нача имя слыти великого князя Александра Ярославича по всем странам, от моря Варяжского и до моря Понтьского и даже до Рима великого, распространи бо ся имя его перед тмы тмами и пред тысящи тысящами».

Александр «умел побеждать, сам же был непобедим».

Новгородский детинец заинтересовал ребят. Стены, грозные башни.

А еще интереснее — танк, стоящий около музея. Танк этот участвовал в освобождении города от немцев, затонул в Ильмень-озере, а теперь стоит как памятник. От него трудно отойти.

Волхов. Быстрое течение. Это хорошо. Легко будет идти вниз по реке 225 километров.

Говорят, что Волхов в городе зимой не замерзает. Но не только от быстрого течения.

В 1570 году Иван Грозный с опричниной в течение шести недель вел погром в Новгороде. Около шестнадцати тысяч новгородцев с женами и детьми были сброшены тогда с моста в Волхов. Река была буквально запружена трупами и с тех пор не замерзает.

На кресте Софийского собора — каменный голубь. Предание рассказывает, что живой голубь сел на крест, но, увидев расправу с новгородцами, окаменел. Когда он оживет и улетит, Новгороду придет конец.

Летописи, предания, легенды, поэтические образы былинных сказаний — таков Новгород.

А топить людей в Волхове имели обыкновение и сами новгородцы. С моста не раз бросали в воду неугодных посадников и корыстолюбивых бояр. Мост часто служил ареной столкновений и драк тогда, когда при помощи Слов стороны не могли договориться.

На мосту же велся и сыск. Если человека подозревали в преступлении, то его бросали для проверки в воду и смотрели, что из этого получится. Если человек утонул — он ни в чем не виноват. Но если не тонет, то, значит, его и нечистая сила не берет. Его добивали кольями, а преследование распространялось и на всю семью.

Вывод ясен: если тебя в чем-нибудь подозревали, то тони скорее, и все будет в порядке.

После фашистской оккупации из 2346 жилых домов в Новгороде удалось восстановить только 40. Погиб ряд бесценных архитектурных сооружений.

Советские войска, два года удерживавшие оборону в 1,5—2 километрах от города на Малом Волховце, не выпустили по нему ни одного артиллерийского снаряда.

Сейчас город заново выстроен, и архитектура его отличается от других городов. Новые дома не выглядят скучными коробками: их строили до кампании «борьбы с излишествами», но в них нет и ненужной помпезности. Город смотрится спокойно, приятно.

Александр Сергеевич влюблен в новгородскую старину. Ему не терпится познакомить с ней ребят.

Рядом с турбазой стоит древняя, постройки 1407 года, церковь Власия на Волосовой улице. Это совсем небольшая, слегка пузатая, напоминающая глиняный горшок и в то же время исключительно красивая, включающая в себя все характерные элементы архитектуры эпохи расцвета Новгорода церквушка. Кривизна, а не сухость прямых линий, говорит о рукодельности этого произведения искусства. Она сложена человеческими руками из дикого камня. Трехлопастное восьмискатное покрытие, узкие маленькие окна-бойницы, скромный орнамент на барабане. Изумительна гармония пропорций этого небольшого строения.

История ее интересна. Велес, или Волос, был языческим покровителем скота. Предполагают, что здесь стоял идол этого божества. Но с введением христианства покровителем скота стал Власий, и церковь ему поставлена на месте идола на Волосовой улице. Народу так привычнее!

Александр Сергеевич усадил ребят перед кремлевским рвом. Кстати, это единственный из крепостных рвов, сохранившийся в России. Волнуясь от обилия того, что ему предстоит показать, он повел рассказ об истории Новгорода и его памятниках глубокой старины. Потом пошли смотреть, и вдруг...

— Да что вы нам все церкви показываете? Хотите, чтобы мы начали в бога верить? И вообще весь Новгород — это большая деревня.

В музей группу так и не удалось повести. С грустью руководители еще раз убеждаются, что в школе умеют привить ребятам ненависть к музеям. Обычно в них учащимся рассказывают азбучные истины, и ведут эти экскурсии самые слабые музейные работники.

В походе же самоуправление. Руководитель не диктатор. В группе имеется командир-школьник, и все вопросы решаются голосованием.

Надо вечером собрать ребят и рассказать, что храмы строили не попы, а умельцы из народа. Они вложили в постройку свой талант, выработали свой народный стиль. Создали замечательные произведения искусства.

Но у ребят установлен свой распорядок дня. До обеда экскурсия, а потом свободное время. Единственное, чего удалось добиться руководителям: чтобы ребята ходили не в одиночку, а группами не менее трех человек и к одиннадцати вечера, когда запирается база, все были на месте.

Вечер. Детская туристская база. Небольшая буфетная комната в школе. С трудом в ней уместилось восемнадцать изломанных раскладушек с рваными матрацами.

Сидеть на раскладушках нельзя — они тесно прижаты друг к другу. Поэтому группа в самых живописных позах возлежит. Бренчит гитара. Скоро одиннадцать, но девушек и одного юноши, Славы, еще нет.

Дежурная по турбазе сердится:

— Запру дверь, и пусть ночуют на улице!

Миша — занятный парень: рыжий, весь немного одутловатый, с близко посаженными круглыми глазками — вечно в движении. Грызет яблоко.

Рядом со школой через забор соседнего сада свешиваются ветви яблонь.

— А я знаю, откуда родом эти яблоки!

Миша возмущается:

— Что вы, Александр Сергеевич. Неужели я стал бы есть соседские яблоки? Вы не представляете себе, какая это кислятина.

Этот парень похож на вожака, но такой вожак явно нежелателен. Когда вступаешь с ним в разговор, ребята стихают. Прислушиваются.

Миша прячет под курткой какую-то бутылку и время от времени ее встряхивает. Неожиданно из Мишиной куртки вылетает майский жук и начинает с громким гудением, как тяжелый бомбардировщик, описывать круги под потолком вокруг лампы.

Бутылка падает на пол. Из нее лезут жуки. Миша с лихорадочной поспешностью пытается собрать их. В воздухе гудят уже несколько бомбардировщиков.

— Жуки? Это хорошо! — к изумлению всей группы, заявляет Александр Сергеевич. — Надо их к девочкам в постель, за то, что опаздывают. А свет погасим, чтобы не летали.

— Александр Сергеевич! Вы мне группу портите...

Но голос Евгения Георгиевича тонет в общем шуме. Миша с большим числом помощников «заряжают» жуками постели девочек.

Визга потом было много, но лед тронулся...

На другой день отправились на пароходике в Юрьев монастырь. Там, на природе, удалось поговорить о древних каменных дел мастерах. Без страха уверовать в бога осмотрели деревянные церкви в заповеднике.

Чтобы меньше оставалось «свободного» времени, пошли знакомиться с Ильмень-озером.

Побывали на древнем языческом мольбище Перынь. Археологи нашли здесь остатки капища Перуна, которому поклонялись купцы. Для их удобства мольбище было расположено перед въездом в город, у истока Волхова из Ильменя. После того как Перун был сброшен в реку, на месте капища возник монастырь Перынь-Богородица. Старое название осталось и в христианском сооружении.

Сейчас от монастыря сохранился лишь небольшой храм Рождества Богородицы конца XII века. Одноглавый, скромный, лишенный каких-либо украшений куб церкви недавно реставрирован. Он прекрасно вписывается в просторы Перыни, а за ними шумят волны необозримого Ильменя.

На обратном пути Александр Сергеевич рассказывал о фресках Георгиевского собора, около которого группа проходила.

— А мы войдем внутрь собора?

— Что вы, зачем? Там же музей!

Семен — командир группы, высокий, худой, очень гибкий и ловкий, с черными умными глазами. Он умеет с большим тактом говорить со взрослыми, но в любом случае защищает интересы ребят. С таким командиром легко и приятно работать.

Сейчас он в стороне посовещался с ребятами.

— Группа хочет посмотреть собор внутри.

Очень хорошо. Надо только показывать самому, без экскурсовода.

А экскурсовода и не было.

Наутро поход в школьный музей 4-й школы. Смотреть шведа.

Швед, по выражению ребят, «как всамделишный». Манекен с пеньковой бородой и усами облачен в кольчугу, панцирь, шлем. В руках меч.

Но и помимо шведа, как много в этом музее интересных вещей!

Каменный топор надо было всем по очереди подержать в руках.

Костяной конек XII века. Стеклянные витые браслеты XI—XIII веков. Такие же старые шиферные пряслица. Изделия из металла и дерева. Старинное оружие... Глаза разбегаются.

Не верится, что все эти богатства собраны руками школьников. Здесь кружком юных краеведов руководит уже много лет учительница истории Ирина Александровна Жукова.

Она показывает музей ребятам, но обычно экскурсии по музею ведут сами школьники, хозяева музея.

Остановились у коллекции монет. Каких только здесь нет! От огромных медных пятаков до мельчайших, как рыбья чешуя, серебряных монеток. Здесь представлены почти все деньги от XV до XX века.

Большой вклад в эту коллекцию внес пятиклассник Толя. Свою коллекцию, по его словам, он «собирал всю жизнь, а теперь дарит в музей».

Сколько у него лет этой жизни?!

В областной краеведческий музей группа так и не попала, но этот школьный музей рассказал всю историю Новгорода от древнего поселения до наших дней.

А вечером опять «свободное время», хождение по парку, посещение кино. Александр Сергеевич показывает достопримечательности города одному Евгению Георгиевичу.

— А как же при таком порядке мы будем работать с ребятами? — беспокоится Евгений Георгиевич. — История Новгорода их мало заинтересовала. И вообще они слоняются вечерами без всякого толка. Обилие памятников их подавляет. Вызывает протест. И вообще к истории ни у кого из них нет склонности.

— Ничего. Этого я не боюсь. Впереди поход. Долгий, сложный, трудный. Тогда они будут в наших руках все двадцать четыре часа в сутки, и у них не будет этого «свободного времени». А Новгород, я ручаюсь, они запомнят на всю жизнь. Слишком же много показывать здесь и не стоит. Трудно это им с непривычки. А в работу по истории они втянутся. Одно дело — мы показываем им уже открытые и изученные памятники, другое — самостоятельные поиски нового, неизвестного историкам. Это их, несомненно, заинтересует. Каждый из них захочет стать Колумбом.

Могущественный ярл Биргер из рода Фолькунгов с большим войском предпринял крестовый поход на Новгородскую Русь. На язычников, как шведы называли славян.

Шведское войско шло на кораблях по Балтийскому морю и вошло в Неву. Биргер собирался занять Ладогу, а затем обрушиться на Новгород.

«Придоша свей (шведы) в силе велице... И сташа в Неве в устье Ижоры хотяша восприяти Ладогу, просто же реку и Новгород и всю область Новгородскую...»

Биргер был настолько уверен в своей победе, что даже не торопился. Он «загордевся» и направил к Александру послов:

«Аще можеши противитися мне, то се уже есьм зде и пленю землю твою».

Получив вызов, Александр «разгорелся сердцем». Но с почетом принял послов, накормил, обильно напоил и уложил спать под крепкой охраной.

Затем, не ожидая ни сбора новгородцев, ни подкреплений от отца, с небольшой дружиной «пойде на них в ярости мужества своего, в мале вой своих».

Он решил, что только молниеносной быстротой и полной внезапностью можно победить огромное войско врага.

Путем, по которому шел Александр на Невскую битву, отправляется экспедиционный отряд.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика