Александр Невский
 

XII. Земля Суздальская. Рязань и Камская Болгария

Залесье. — Владимир-на-Клязьме. — Соборы Успенский и Дмитровский. — Храмовой суздальский стиль. — Окрестности Владимира. — Боголюбов. — Покровский храм. — Суздаль, Юрьев, Переяславль-Залесский, Ростов Великий и его соборный храм. — Другие суздальские города. — Рязанский край. — Стольный город. — Укрепления на Оке и Проне. — Муром. — Глебовичи Рязанские. — Подчинение края Всеволоду III. — Епископ Арсений. — Братоубийство. — Характер населения. — Мордва. — Пределы, торговый характер и политическое устройство Камской Болгарии. — Ее города.

В самом средоточии Восточно-Европейской равнины, между Клязьмой и северным загибом Волги, залегает страна, послужившая колыбелью той Ростово-Суздальской народности, которая впоследствии сделалась известна под именем Великой Руси, а вместе с ней и того государственного строя, который в течение последующих веков распространился на всю помянутую равнину.

Широкая лесная полоса земли Вятичей отделяла Суздальский край от Южной Руси, и потому этот край является в нашей истории с именем Залесья. Некоторые города его носят прозвание «залесских» в отличие от своих южнорусских одноименников (Переяславль, Владимир). Судьба не наделила его роскошной почвой, благорастворенным климатом или поразительными красотами природы. Но она дала ему почти все, что нужно для развития здорового, деятельного и промышленного населения. Климат довольно умеренный, наглядно отличающий все четыре времени года, континентальный по отдаленности от морей, но содержащий значительное количество атмосферной влаги. Почва, большей часть глинистая или суглинистая, однако во многих местах перемешанная с черноземом, в состоянии собственными произведениями с избытком прокормить население; но требует постоянного упорного труда для своей обработки. Здесь с успехом произрастают рожь, ячмень, овес, просо, гречиха и пр. Лесу изобилие, но далеко не такое, чтобы он напоминал непроглядные трущобы более северной полосы. Встречаются хвойные породы рядом с лиственными; ель и береза, сосна и дуб, верба и осина рассеяны отдельными рощами или перемешиваются друг с другом и дают лесному бору прекрасное разнообразие. Роскошные луга, в особенности поемные, доставляют отличный корм для скота. Поверхность почвы представляет равнину, но далеко не плоскую и однообразную, а, напротив, взволнованную и местами весьма холмистую. Низменная по окраинам данного пространства, эта равнина несколько поднимается к его середине и образует холмистый водораздел между правыми притоками Волги и левыми Оки и Клязьмы с целой сетью небольших озер, болот, рек и речек. Вообще воды такое же изобилие, как в лесу, но также не до излишества. Реки внутри этого края только отчасти судоходные, а более сплавные. Летом первобытные пути сообщения не слишком затруднительны; а зимой, когда воды скованы толстым слоем льда и вся страна покрыта сплошным снегом, всюду открывается прямая дорога.

Древнейшие или замечательнейшие города Суздальского края вопреки тому, что мы видели в большей части других русских земель, встречаются не на широком судовом пути, не на самых берегах Волги, а несколько в стороне, на берегах озер или незначительных рек; таковы: Ростов, Суздаль, Переяславль-Залесский и Юрьев-Польский. Это явление объясняется тем, что впервые обитатели края Меряне, как истые Финны, не склонные к судоходству, не любили селиться на большой открытой дороге, а выбирали места глухие, уединенные, расположенные вдали от бойкого движения и бранных тревог. Славяно-русское племя, нашедши уже значительные поселения внутри края, естественно, старалось прежде всего занимать их и укреплять за собой построением кремлей и острогов, в которых появились княжеские и боярские терема, а с принятием христианства и соборные храмы. В то же время Суздальская Русь не упустила из виду берегов широкой Волги и поставила на них целый ряд новых городов. Но последние были слишком отдалены от Южной Руси. А потому, пока существовали живые тесные связи с Приднепровьем и продолжалось тяготение русских областей к славному Киеву, из русских колоний Суздальского края взял верх над другими Владимир, лежавший южнее помянутых городов.

Владимир-Залесский расположен на среднем течении Клязьмы, одного из наиболее значительных притоков Оки, на левом нагорном ее берегу, возвышающемся футов на двести над уровнем реки. С западной и северной стороны его огибает речка Лыбедь, впадающая (с Ирпенью) в Клязьму. По обычаю наших древних городов, Владимир состоял из внутреннего города, т. е. детинца, или кремля, и внешнего, или острога. (Первый назывался еще почему-то «Печерным» городом, а второй — «Новым».) Отличие от других заключалось в том, что наружный город состоял из двух отдельных друг от друга частей, лежавших по бокам кремля. Причиной тому было узкое положение города между Клязьмой и Лыбедью: кремль с одной стороны упирался в Лыбедь, а с другой — в берег Клязьмы. На последний выходили так наз. «Волжские» ворота, а на Лыбедь — «Медные» и «Оринины». Ворота внешнего города, обращенного к устью Лыбеди, именовались «Серебряными»; а в другом внешнем городе ворота, обращенные в противную сторону, т. е. на юго-запад, назывались «Золотыми». Подобные названия заимствованы, конечно, из Киева и Царьграда. Золотые ворота были сооружены из камня и имели наверху храм Ризоположения.

Внутри Кремля почти над самым обрывом Клязьмы красовался соборный храм Успения Богородицы, знаменитое сооружение Андрея Боголюбского, заключающий главную местную святыню, т. е. Боголюбовскую икону, принесенную Андреем из Вышгорода и богато окованную золотом. Владимирский Успенский собор представлял прекрасный образец того изящного храмового стиля, который выработался в Суздальской земле в XII и первой половине XIII века. В основании своем он сохранил общий план киевских или византийско-русских церквей, т. е. основной квадрат, несколько удлиненный троечастным алтарем на восточной стороне. Внутри он был покрыт фресковой иконописью; кроме того, блистал разноцветными плитами и позолотой, пущенной по карнизам, аркам и наддвериям, а также позолоченной сенью над алтарным престолом. Белый камень, из которого строились суздальские храмы (привозившийся, как полагают, водой из Камской Болгарии), по своей мягкости представлял удобный материал для резьбы, и храмы эти снаружи обыкновенно украшались изящным поясом из резных колонок и другими рельефными изображениями. Обилие этих так наз. «обронных» украшений составляет главную особенность суздальского храмового стиля от церквей южнорусских и новгородских. Другая особенность суздальских храмов состояла в том, что они были об одном верхе, т. е. одноглавые. Владимирский Затоверхий собор также первоначально построен одноглавым. Но после пожара 1185 года, когда Всеволод III обновил этот храм, общий вид его несколько изменился. Три новые стены воздвигнуты были с южной, западной и северной сторон, и таким образом стены Андреевские очутились внутри храма; в них были пробиты арки и просветы для большего соединения с придельными частями. Вместе с тем над последними возведены четыре купола, или главы, которые с прежней, или срединной, составили пять глав; чем Успенский собор стал отличаться от прочих одноглавых храмов Суздальского края. Притворы этого собора заключают в себе гробницы многих князей и епископов владимирских. Палаты епископские помещались подле самого собора.

Неподалеку стоял и княжий двор; но от него не сохранилось никаких остатков. Зато существует храм, построенный на этом дворе Всеволодом III — Димитрием в честь своего святого, Димитрия Солунского, и по обычаю того времени соединенный с княжим теремом переходами, которые вели на полати, или хоры церковные. Это наиболее уцелевший и самый изящный из всех суздальских храмов дотатарской эпохи, сохранившихся до наших времен. Он построен был в конце XII века, следовательно, когда характерный стиль этих храмов достиг значительной степени развития. И, действительно, Дмитриевский собор служит прекрасным образцом суздальского стиля. Высота его весьма гармонирует с его основанием. Восточная сторона здания состоит из трех алтарных полукружий; а три остальные стороны наружными полуколоннами как бы разделены на три части с дугообразными верхами (комарами). Под каждой дугой помещено по одному узкому, продолговатому окну; а в каждой средней части входная дверь также с дугообразной аркой. Кровля храма обита по самым сводам и дугам, и все здание венчается возвышенным тамбуром с полусферическим куполом.

Этот суздальский стиль, получивший свое начало из киевского, строго сохранил все главные отличия стиля Византийского; но присоединил к нему черты, свидетельствующие о собственном русском вкусе, о зачатках самостоятельного русского художества. Некоторые знатоки старины считают сии черты заимствованными с Запада от стиля романского (возникшего также на византийской основе), в особенности из Северной Италии, где тогда процветала ломбардо-венецианская школа этого романского стиля. Хотя западное влияние на русское искусство в те времена является до некоторой степени естественным, если вспомнить, что не только Южная, но и Северная Русь находилась в сношениях с Германией, которая владела тогда значительной частью Северной Италии и сама подчинялась влиянию итальянской образованности. Суздальские князья, как мы знаем из примера Андрея Боголюбского, призывали для своих сооружений мастеров из разных земель, следовательно, не одних греков, но также немцев и, вероятно, итальянцев. Однако несомненно, что в XII веке у нас были уже свои русские мастера, вносившие в постройки и украшения начала собственного русского вкуса, на развитие которого издревле влияло не одно художество греческое, но также восточное, в особенности персидское. Последний, т. е. восточный элемент нашего вкуса, ярко выражался в любви к пестрым, узорчатым украшениям. Князья и духовенство, конечно, не дозволяли мастерам при сооружении храмов отступать от византийских образцов в существенных частях, но, кажется, оставляли им достаточно свободы в подробностях, особенно в тех скульптурных или обронных украшениях, которыми покрыты все три помянутые стороны придворного Дмитриевского собора. Во-первых, дугообразные арки входных дверей испещрены рельефными узорами; далее над ними идет роскошный узорчатый пояс, пересекающий наружные стороны на два яруса. Пояс этот состоит из колонок, или столбиков, соединенных вверху дугообразными перемычками; а между колонками помещены скульптурные фигуры первосвященников, епископов, мучеников и пр. Рельефные изображения людей, зверей, фантастических животных, трав и пр., представляющие иногда целые группы или сцены, частию священного, а частию мирского содержания, наполняют собой весь верхний ярус фасадов и, наконец, под куполом в барабане все промежутки между просветами. Обилие обронных украшений показывает, что они пришлись по вкусу в особенности Северо-Восточной Руси. Они обратились исключительно на внешние стороны храма, потому что здесь только предоставлялась им некоторая свобода, тогда как во внутренности его не допускалось никаких существенных отступлений от византийских образцов: тут стенная иконопись составляла главное и едва ли не единственное его украшение. Кроме того, были иконы, писанные на досках; в числе их особым почитанием пользовалась доска, принесенная из Солуня с самой гробницы мученика Димитрия, и, вероятно, с его изображением. Летопись говорит, что доска эта источала миро и что вместе с ней была принесена сорочка святого, также положенная в Дмитровском соборе. Хоры, или полати, для женщин здесь и в других суздальских храмах не огибают трех внутренних стен, как в византийских и южнорусских древних соборах, а ограничены только западной стороной.

Совершенно в том же стиле и в тех же размерах, как Дмитриевский собор, и на том же берегу Клязьмы красовался в кремле выстроенный тем же Всеволодом III храм Рождества Богородицы с мужским монастырем. А во внешнем городе над речкой Лыбедью находился женский монастырь с храмом Успения Богородицы, основанный супругой Всеволода Марией, где она постриглась и была погребена; потому монастырь и получил название «Княгинина». Он приобрел еще особый почет с того времени, как в нем положены были мощи мученика Авраамия. Этот Авраамий, занимавшийся торговлей, приехал откуда-то с востока в Великие Болгары. Тут мусульмане схватили его и начали принуждать к отречению от Христа; когда же ни ласки, ни угрозы не могли поколебать его веры, то он был умерщвлен. Русь, проживавшая в Болгарах также по торговым делам, сначала спрятала тело мученика на христианском кладбище; а в следующем 1230 году принесла его во Владимир на Клязьме. Георгий II Всеволодович со своим семейством и епископ владимирский Митрофан с клиром, игуменами, окруженные народной толпой, торжественно встретили мощи за городом и положили их в Успенском Княгинине монастыре. Великий князь и епископ, конечно, не бессознательно старались возвысить Владимир и сравнять свой стольный город с его старейшим соперником Ростовом, который имел в своих стенах мощи св. мученика Леонтия. Наполнять столицы христианскими святынями было общим стремлением древних русских властей. Так, еще прежде Авраамия во Владимир принесена была часть мощей св. Логина и положена в монастырской церкви Вознесения перед Золотыми воротами.

Кроме упомянутых, не говоря о многих деревянных, Владимир-Залесский имел еще несколько каменных храмов, известных по летописям; например: во имя Георгия, построенный Юрием Долгоруким, и в честь Преображения, заложенный Андреем Боголюбским, оба с мужскими монастырями, и, наконец, церковь Воздвижения, построенная на торговище Константином Всеволодовичем.

Окрестности Владимира обиловали рощами, нивами, поемными лугами и озерами. Из последних наибольшую известность получило так называемое Пловучее, верстах в семи от города на левой стороне Клязьмы, посреди соснового леса. По этому озеру плавают носимые ветром торфяные островки, с которым народное предание связало потом казнь, постигшую убийц Андрея Боголюбского. Убийцы эти будто бы по приказанию Всеволода III были заключены в короба и брошены в озеро; но вода не приняла злодеев, и короба с их трупами, обросшие мохом, остались на поверхности озера. В числе окрестных селений по обычаю стольных русских городов того времени встречается село Красное, на левом нагорном берегу Клязьмы; в нем, вероятно, находился загородный княжий двор. Но гораздо большую известность приобрело другое селение, Боголюбово, лежащее версты три или четыре далее от Владимира на том же берегу Клязьмы при впадении в нее Малой Нерли. Это любимое пребывание Андрея Боголюбского было обращено им в городок, укрепленный земляным валом и рвом, украшенный каменным княжим теремом и в особенности изящным Рождественским храмом.

За валами Боголюбова, в расстоянии от него с небольшим версты, на самом устье Нерли Андрей воздвиг еще каменный храм в честь Рождества Богородицы, и при нем устроил монастырь. По всем признакам здесь находилась судовая пристань: ибо только от этого места Клязьма, приняв в себя Нерль, становилась судоходной рекой. Во время походов на Камских Болгар к этой пристани обыкновенно сходились суздальские полки, и здесь садились на суда, чтобы спуститься в Оку и потом в Волгу. Следовательно, здесь совершались напутственные молебны перед отправлением судов, и весьма естественно, что Боголюбский пожелал ознаменовать местность построением церкви, а может быть, она построена по обету князя после его удачного похода на Болгар в 1164 году. Есть правдоподобное предание, что белый известковый камень, который суздальские князья заставляли привозить из Болгарии для своих сооружений, в этой пристани перегружался на более мелкие суда, и эта часть камня, оставшаяся на берегу при перегрузке, употреблена на облицовку стен Покровского храма. Сохранившийся до нашего времени, он теперь одиноко стоит посреди лугов, рек и озер, и самое устье Нерли в течение веков отдалилось от него на расстояние версты. Покровский храм по своему архитектурному стилю есть совершенный прототип Дмитриевского собора, только в меньших размерах; обронные украшения его еще не так обильны и роскошны.

Далее вниз по Клязьме на ее берегах находилось несколько незначительных суздальских городов, служивших, вероятно, пристанью для судов, например, Стародуб и Гороховец. Андрей Боголюбский, назначив на содержание Владимирского Успенского собора десятину из княжих доходов, отдал ему и все доходы с Гороховца; почему он и назывался «городом св. Богородицы». Из четырех значительнейших левых притоков Клязьмы, каковы Колокша, Нерль, Теза и Лух, две последние, по-видимому, еще мало были заселены; может быть, на них и встречались укрепленные места, но летописи о том не упоминают. Возможно, что на Тезе уже тогда лежало торговое селение или город Шуя; так как это единственный из помянутых притоков, способный к судоходству. Гуще заселены берега двух остальных речек, протекающих по самой середине Суздальской земли. Здесь находились значительные города Суздаль и Юрьев Польский.

Древний стольный Суздаль лежит верстах в четырех от Нерли, на ее правом притоке, речке Каменке, в тридцати верстах от Владимира, посреди ровной местности. Суздальский кремль занимал небольшой полуостров, образуемый изгибом Каменки. Здесь по обыкновению стоял княжий двор и главная святыня, т. е. соборный храм. Последний, посвященный празднику Рождества Богородицы, был основан еще Владимиром Мономахом; но Юрий Долгорукий, избравший Суздаль своим стольным городом, вместо деревянного собора построил каменный. Это именно тот храм, который при Всеволоде III и епископе Иоанне обновлен русскими мастерами без помощи немцев. Такое свидетельство летописи о русских мастерах в Суздале, конечно, находится в связи с промышленным характером населения и его наклонностью к разным художествам. Без сомнения, здесь уже в ту эпоху было положено начало и той северорусской иконописной деятельности, которая сделалась известной преимущественно под именем Суздальской, с промыслом торговых ходебщиков включительно. Во времена великого князя Юрия II Всеволодовича Рождественский собор пришел в такую ветхость, что верх его начал падать. Вследствие чего он был вновь перестроен великим князем и освящен епископом Симоном в 1225 году; а стенное его расписание окончилось только спустя восемь лет; пол его был вымощен «красным разноличным мрамором». Кроме собора в Суздале нам известны еще: каменный храм св. Спаса, также основанный Юрием Долгоруким, два мужских монастыря, Козмодемьянский на Яруновой улице и Дмитриевский подле кремля во внешнем городе, а также женский Ризположенский за городским валом. В последнем во время Юрия II Всеволодовича постриглась черниговская княжна Феодулия, в иночестве Евфросиния, невеста одного из суздальских князей, умершего до свадьбы; она сделалась игуменьей этого монастыря и заслужила славу св. подвижницы. Из окрестных селений самое замечательное — это Кидекша, на берегу Нерли, с загородным княжим двором и Борисоглебским храмом, который был построен Юрием Долгоруким. Существовало предание, будто на том месте когда-то съехались святые братья, Борис Ростовский и Глеб Муромский. Но вероятнее, что Долгорукий соорудил его в честь тезоименитства своего сына Бориса, которому назначил в удел самый Суздаль. Действительно, под Кидекшенской Борисоглебской церковью сохранились каменные гробницы Бориса Юрьевича, его супруги Марии и дочери Евфросинии. Это загородное княжее село, по обычаю времени, было обнесено валом; а его Борисоглебская церковь до сих пор принадлежит к числу памятников храмового суздальского стиля; но она значительно пострадала от времени.

К западу от Суздаля на верховьях Колокши при впадении в нее речки Гзы лежит город Юрьев, основанный Юрием Долгоруким и названный впоследствии «Польским», т. е. Полевым (вероятно, в отличие от другого Юрьева, Поволжского); впрочем, он недаром получил свое название, ибо действительно лежит в местности почти безлесной, но замечательной своим черноземом. Вместе с городом Долгорукий воздвиг в Юрьевской земле соборный храм в честь своего святого, Георгия Победоносца. Из сыновей Всеволода III Юрьевский удел достался Святославу Всеволодовичу. Известно, что в борьбе Константина Ростовского с Георгием Владимирским юрьевский князь держал сторону второго брата, и вблизи этого города происходила знаменитая Липицкая битва. Почти одновременно с Суздальским собором обветшал и угрожал падением собор Юрьевский. Святослав, подобно брату Георгию, разобрал верхи этой церкви (1230) и в течение четырех лет перестроил ее заново, по свидетельству летописи еще красивее, чем была прежняя. Вкус к обронным украшениям, очевидно, в это время достиг полного своего развития; так что стены Юрьевского собора почти сплошь покрыты роскошными узорами, высеченными из белого камня. От других суздальских храмов он отличался тем, что ко всем его трем фасадам прибавлены портики, или крытые паперти, которые устроены не на всем протяжении этих фасадов, а только для входных дверей.

Перейдя от Юрьева на северо-запад через небольшой холмистый водораздел, мы из области левых притоков Клязьмы вступаем в область правых притоков Волги и двух наиболее крупных озер Суздальской земли, Клещина и Неро, на которых стоят два древнейших города этой земли: Переяславль-Залесский и Ростов Великий.

Почти круглое Клещино, или Плещеево, озеро, имеющее до десяти верст в длину и до восьми в ширину, принимает в себя реку Трубеж, а выпускает Вексу, которая, пройдя озеро Сомино, получает название Большой Нерли и впадает в Волгу. Волнистое и глубокое, это озеро издревле славилось обилием рыбы и, естественно, привлекало поселенцев в свои берега, большей частью возвышенные и открытые, а местами низменные, болотистые и поросшие хвойным лесом. Здесь-то при самом впадении речки Трубежа в озеро лежал Переяславль. Хотя построение его приписывают также Юрию Долгорукому; но Юрий, собственно, перенес уже существовавший город на более удобное место, распространил его и построил в нем каменный собор во имя Спаса Преображения. Переяславский собор есть старейший из всех суздальских храмов, дошедших до нас и единственный из построек Долгорукого, сохранившийся почти вполне благодаря особенно массивности своих стен, сравнительно с их умеренной высотой. Скудостью и простотой обронных украшений он указывает на первоначальную эпоху суздальского храмового стиля. Всеволод III вновь перестроил деревянные стены Переяславского кремля; а внешний город, или посад, был укреплен большим земляным валом и рвом, наполненным водой. Из монастырей здесь замечателен Никитский, расположенный на самом возвышенном месте в окрестностях Переяславля. Он уже существовал в то время, когда переяславский гражданин Никита Столпник оставил свой дом, семью, имущество, приобретенное неправдами, и ушел в соседний монастырь, где на уединенном столпе начал спасаться постом, истязанием плоти и молитвой (в XII в.). Доставшись Ярославу Всеволодовичу, Переяславль-Залесский сделался стольным городом довольно значительного удельного княжества, к которому принадлежала часть Поволжья с Зубцовом, Тверью и Коснятином. Владея этой частью, Ярослав, как известно, теснил соседних новгородцев, запирал им торговые пути, не пропускал к ним хлеба и захватывал пограничные их города, Волок Дамский и Торжок. Большая Нерль с довольно крутыми и хорошо заселенными берегами в те времена еще сохраняла свою способность к судоходству.

В шестидесяти верстах к северу от Переяславля-Залесского лежит Ростов Великий на пологих, болотистых берегах озера Неро. Это самое большое из суздальских озер (до 12 верст в длину и до 7 в ширину) с иловатым дном, которое местами поросло болотными травами; оно не так глубоко, как Клещино, но также изобилует рыбой. Исток его Векса, приняв с левой стороны речку Устью, течет далее под именем Которосли и впадает в Волгу. Которосль, быв тогда судоходной, давала возможность прибрежным обитателям Ростовского озера принимать участие в судовой Волжской торговле. Возникший в глуши мерянских лесов и болотистых дебрей, слишком удаленный от сообщений с Южной Русью, Ростов Великий, несмотря на свое старейшинство в Суздальской земле, как известно, не привлекал к себе знаменитейших суздальских князей и должен был уступить политическое первенство младшему городу, Владимиру-на-Клязьме. Тем не менее это был наиболее прославленный святынями и едва ли не самый обширный и самый промышленный город Северо-Восточной Руси, долго сохранявший свои старинные вечевые обычаи, гордое местное боярство и свое церковное первенство. Константин Всеволодович был первый северный князь, известный своей привязанностью к Ростову; он же воздвиг и главную святыню города, соборный храм Успения Богородицы. Это тот самый собор, который был сначала построен Владимиром Мономахом по образцу Успенского Ки-ево-Печерского храма, совершенно в тех же размерах и точно так же расписанный внутри. Очевидно, он и послужил, так сказать, родоначальником того суздальского храмового зодчества, памятники которого привлекают нас своим изяществом и стройностью своих частей. В 1160 году, как известно, Ростовский собор сгорел (кажется, он был каменный с дубовым верхом). Андрей Боголюбский на том же месте воздвиг новый каменный храм; но впоследствии своды его упали, что случалось тогда нередко по неискусству строителей, так как каменное дело в те времена только начало развиваться в Северной Руси. Константин Всеволодович посла страшного пожара на место обрушившейся церкви заложил новую (25 апреля 1213 г.); но построение ее шло медленно, вероятно, вследствие наступивших распрей между Всеволодовичами. Освящение новосозданного храма совершено уже при следующем ростовском князе Васильке Константиновиче епископом ростовским Кириллом II (14 августа 1231 г.).

Епископ Кирилл, бывший прежде духовником князя Василька, тогда только что воротился из Киева от митрополита, который рукоположил его во епископа. Он, по словам летописи, украсил соборную церковь «многоценными» иконами с пеленами, киотами, сосудами, рипидами и всякими «узорочьями»; устроил так наз. «Золотые двери» на южной стороне, поставил честные кресты и мощи святых в прекрасных раках. Особое значение этому собору придавали гробницы Леонтия и Исаии, святых предшественников Кирилла. В нем находилась еще одна местная святыня: икона Богоматери, по преданию, писанная киево-печерским иноком Алимпием и принесенная в Ростов Владимиром Мономахом. Освящение храма Кирилл совершил весьма торжественно, соборне со всеми игуменами и священниками; а князь с братьями своими и сыном отпраздновал его пирами. Летописец изображает Кирилла украшенным пастырскими добродетелями, начитанностью в Св. Писании и даром слова: и князья, и простые люди приходили послушать его поучения. Следовательно, славою проповедника он уподобился своему соименнику Кириллу, епископу Туровскому. Есть известие, что при нем в ростовском Успенском соборе пели на два клироса: на одном по-гречески, а на другом по-русски. По всем признакам успехи книжного просвещения в Ростове, вызванные книголюбцем Константином Всеволодовичем, продолжались там и при его сыне Васильке, в особенности трудами епископа Кирилла, так что Ростов в те времена служил едва ли не главным средоточием духовного просвещения Северо-Восточной Руси.

По общерусскому обычаю Ростов состоял из кремля, или «рубленого» города, т. е. укрепленного бревенчатыми стенами, и города «земляного», или внешнего, обведенного валом с деревянным тыном (частоколом) и деревянными башнями. К последнему примыкали еще предгородия, или посады и слободы. Княжий терем и епископские палаты в Ростовском кремле, конечно, были деревянные; о них мы почти ничего не знаем, кроме того, что на княжем дворе были еще церкви Михаила Архангела и Борисоглебская, а на епископском — Иоанна Предтечи. О многолюдстве Ростова и многочисленности его храмов может свидетельствовать пожар 1211 года, когда, по словам летописи, одних церквей сгорело 15. Недаром Ростов назывался «Великим». Подобно Новгороду Великому он делился на концы; один из них именовался «Чудским». За валами Ростова, у самого озера Неро, возник Авраамиев Богоявленский монастырь; основателем его был один из трех главных светильников Ростовской земли, Авраамий. Он жил во времена первого ростовского епископа Феодора, сокрушил идол Волоса, и, по преданию, соорудил церковь во имя Богоявления на том самом месте, где стоял этот идол, а при церкви устроил монастырь. Вообще прибрежья Ростовского озера обиловали монастырями, селами и слободами, в которых жило трудолюбивое промышленное население, занимавшееся рыболовством, огородничеством, солеварением, разведением хмеля, льна, звероловством и другими лесными промыслами, а отчасти хлебопашеством; последнее было мало развито вследствие неплодородной почвы. Благодаря судоходству по Которосли ростовцы могли сплавлять свои произведения на Волгу, и таким образом принимали участие в торговом движении между Новгородом Великим и Камской Болгарией.

С раздроблением Суздальской земли после Всеволода III к Ростовскому уделу принадлежали значительная часть Суздальского Поволжья и обширная страна за Волгой от Белоозера до берегов Унжи. Но и самое это Ростовское княжество в свою очередь распалось на уделы: собственно Ростовский, Ярославский, Костромской, Белозерский и пр. Волга, широким северным загибом обтекающая серединную полосу Суздальской земли, не могла не привлечь на свои берега русские торговые поселения. А эти поселения по обыкновению обеспечивались построением кремлей и острогов. В данную эпоху поволжские города еще уступают в своем значении внутренним городам Ростово-Суздальской земли; но некоторые из них уже забирают силу благодаря своему положению на широком водном пути и своим торговым пристаням. Большей частью они расположились на устьях судоходных притоков Волги, которые делали их рынками значительной соседней области. Таковы: Зубцов, на устье Вазузы, Тверь — Тверцы, Кснятин — Большой Нерли, которая связывала Клещино озеро с Волгой; следовательно, Кснятин был пригородом и пристанью Переяславля-Залесского; далее Углич или собственно Угличе Поле; затем Ярославль при устье Которосли, соединяющей Ростовское озеро с Волгой; следовательно, первоначально это был пригород и пристань Ростова Великого.

Кремль, или детинец, Ярославля возник на мысу между Волгой, устьем Которосли и ее притоком Медведицей; а поселение за Медведицей, окопанное валом, образовало так наз. Земляной город. В кремле на крутом берегу Волги находились по обычаю деревянный княжий терем и подле него каменный Успенский собор, построенный известным храмоздателем Константином Всеволодовичем Ростовским; а в Земляном городе был каменный храм Спасо-Преображенский, с монастырем, заложенным тем же Константином Всеволодовичем и оконченный его сыном Всеволодом, удельным Ярославским князем. За городом, также на крутом берегу Волги, находился монастырь Петровский, которого игумен Пахомий, духовник князя Константина, является первым Ростовским епископом, отдельным от Владимиро-Суздальского. О богатстве и значении Ярославля в начале XIII века свидетельствует отчасти известие летописи, по которому во время большого пожара 1221 года там сгорело до семнадцати церквей; но княжий двор при этом уцелел. Ярославль был в то время уже стольным городом особого удела.

Еще далее вниз по Волге на левом луговом берегу ее встречаем город Кострому при устье реки Костромы, которая несла на Волгу произведения своей лесной природы и лесных промыслов, как то: пушных зверей, смолу, деготь и пр. Еще ниже на том же берегу Волги лежал Городец Радилов. И наконец в земле Мордовской на высоком мысу, при слиянии Оки с Волгой, красовался вновь основанный Нижний Новгороде каменным собором Спаса Преображения и с загородным монастырем Богородицы. Последний был сожжен при нападении Пургаса в 1229 году и возобновлен спустя десять лет уже братом и преемником Георгия II Ярославом Всеволодовичем.

Владения Суздальских князей обнимали еще за Волгой обширный лесной край, которого грани сходились с владениями новгородскими, и, конечно, могут быть определены только приблизительно. С одной стороны, этот край простирался до рек Сухоны и Юга, на слиянии которых возник город Устюг. А с другой он обнимал поселения Веси на нижнем течении Молога и все Пошехонье или область Шексны до самого Белого озера, на низменных болотистых берегах которого около истока Шексны стоял древний Белозерск. Внутри означенных пределов известен еще в те времена город Галич, лежащий при подошве высоких холмов на болотистых берегах озера, богатого рыбой, в особенности ершами и снетками. В отличие от южнорусского Галича он назывался Мерс к и м, потому что лежал в земле Мери. Из Галицкого озера выходит Векса, приток реки Костромы; следовательно, Галич Мерский имел судовое сообщение с Волгой.

Из городов, которые заключались в юго-западной полосе Суздальской земли, нам известны Дмитров и Москва. Они лежат на возвышенной волнистой равнине, прорезанной глубокими оврагами и долинами речек, покрытой рощами и местами болотистой. Оба города возникли на небольших, но судоходных реках: Дмитров-на-Яхроме, приток Сестры (которая, соединяясь с Дубной, впадает в Волгу); а Москва — на реке Москве, левом притоке Оки. Основание обоих городов приписывается Юрию Долгорукому. Летописи рассказывают, что в 1154 году, когда Юрий с супругой находился в полюдье на реке Яхроме, у него родился сын; он дал ему христианское имя Димитрия, и тут же в честь его заложил город Дмитров, который был назначен в удел новорожденному, впоследствии знаменитому Всеволоду Большое Гнездо. А город Москва, переименованный из селения Кучкова, впервые, как известно, встречается в 1147 году по поводу съезда Юрия Долгорукого с союзником своим Святославом Ольговичем Новгород-Северским. Этот город лежал на пограничье Суздальских владений с Рязанскими, Черниговскими и Смоленскими, на пути из Южной Руси в Северо-Восточную.

На западе, в верховьях рек Москвы и Протвы, владения Суздальские сходились с Смоленскими; а на юге, на верховьях Цны, Пры и Гуся (левых притоков Оки) и на нижнем течении самой Оки, пределы Суздальские сливались с Муромо-Рязанскими1.

* * *

Рязанский край занимал среднее течение Оки и особенно распространялся на южной ее стороне, в области правых ее притоков Осетра и Прони. Это такая же равнина, как и другие русские земли; пригорки и углубления также сообщают ей волнообразный характер. Почва, сначала глинистая, чем далее идет к югу, тем более и более переходит в черноземную. Страна была богата лесами; но они оставляли довольно пространства лугам и нивам. Водораздельная полоса притоков Оки и Дона также обиловала лесом и кроме того болотистыми дебрями; но далее к югу леса более и более редели и уступали место кустарникам, которые переходили в открытую степь.

Первый известный по летописям русский город в этой глухой Мордовско-Мещерской стране был Рязань. Она лежала на правом возвышенном берегу Оки, несколько верст ниже устья Прони, именно там, где Ока после своего юго-восточного изгиба поворачивает на северо-восток. Рязань сделалась главным столичным городом всего края, когда он выделился из общего состава Русской земли. Первой святыней этого города был каменный соборный храм во имя Бориса и Глеба, стоявший в кремле подле княжего двора. Гробницы из тесаного камня, найденные в остатках храма, конечно, принадлежали членам княжей семьи. Вообще в Муромо-Рязанской земле, как видно, особенно чтилась память св. Глеба Муромского и его брата Бориса.

Отсюда, из этого средоточия земли, укрепленные поселения направились главным образом вверх по Оке, по правому ее берегу, который господствует над левым, и, будучи местами довольно высок и обрывист, представляет все удобства для проведения оборонительной линии. Из многих городов и городков, рассеянных по этому берегу, первое место принадлежит Переяславлю-Рязанскому, который впоследствии сделался стольным городом всей земли вместо Рязани. Он расположен на крутой береговой возвышенности Оки или собственно рукава ее, Трубежа, в угле, происшедшем от впадения речки Лыбеди. Вершину этого утла занимает рязанский кремль с храмом св. Николая. Далее на берегу Трубежа идет острог и внешний город, отделенный от кремля высоким валом и широким рвом, с соборным храмом Борисоглебским. Верстах в двенадцати ниже Переяславля, также на обрывистом береговом холме, при впадении речки Гусевки в Оку стоял город О л ь г о в, может быть, основанный Олегом Гориславичем. А идя от Переяславля вверх по реке, самым замечательным городом является Коломна, близ впадения в Оку реки Москвы. Этот город служил оплотом Рязанского княжества со стороны соседнего Суздаля: он стоял на том водном пути, которым суздальские князья отправлялись в Рязанскую землю. Еще далее, также на правой стороне Оки, близ впадения в нее Осетра, стоял город Ростиславль, основанный в половине XII века рязанским князем Ростиславом Ярославичем. Последний город служил оплотом со стороны Чернигово-Северских владений.

В одно время с главным направлением — от стольного города вверх по Оке, построение Рязанских городов пошло от того же места вверх по Проне и образовало другую линию укреплений, обращенную на юг, оттуда грозили постоянные набеги половцев и других кочевников. Левый берег Прони, подобно правому Оки возвышенный и холмистый, довольно хорошо соответствовал такому назначению. В средине этой линии стоял город Пронск, на крутом берегу Прони, окруженный глубокими лощинами и оврагами. За Пронею расстилалось низменное, открытое пространство, которое носило название «Половецкого поля».

Полоса, заключенная между Пронею и средней Окой, составляла неизменное, основное ядро Рязанской земли, около которого пределы ее в разные времена то сжимались, то расширялись. На западе она приблизительно ограничивалась течением реки Осетра и, кроме Ростиславля, ограждена была от Чернигово-Северских соседей еще построением на Осетре города Зарайска. На противоположной стороне рязанские пределы шли довольно далеко, углубляясь в финские леса и половецкие степи. А именно: на востоке они терялись в мордовских дебрях, где на нижнем течении Мокши, правом притоке Оки, встречаем город Кадом; на юге же рязанские города и селения покрывали берега верхнего Дона и его притока Воронежа. Крайним укрепленным местом со стороны Половецкой степи был город Елец, на нижнем течении Быстрой Сосны, впадающей в Дон. Впрочем, этот город был спорным между Рязанскими и Черниговскими князьями. Северная, или так наз. Мещерская, сторона Оки представляет низменную болотистую полосу с тощею песчаной почвой, почти сплошь покрытую хвойным лесом. Здесь мы не знаем ни одного города, за исключением прибережьев Оки; в лесной глуши кое-где были разбросаны скудные поселки Мещеры, и только на некоторых притоках Оки, особенно на берегах Пры, встречались более значительные селения.

Ниже по Оке, начиная приблизительно от устьев Мокши с одной стороны и Гуся с другой, до нижней Клязьмы лежал собственно Муромский удел в земле финского народца Муромы, вероятно, одноплеменной с Мордвою. Тут по Оке, несомненно, находилось несколько городов, хотя летопись упоминает только об одном Муроме. Он был расположен на высоком холму левого берега в местности, покрытой дремучими лесами. Имея довольно деятельные торговые сношения с Камскими Болгарами, Муром очень рано сделался одним из зажиточных городов древней России. До начала XIII века, т. е. до основания Нижнего Новгорода, он служил едва ли не самым значительным укрепленным пунктом на северо-восточной окраине и нередко должен был выдерживать нападения со стороны Мордвы и Камских Болгар. Со времени Юрия Долгорукого Муромское княжество все более и более отделялось от Рязани и увлекалось под Суздальское влияние, так что в начале XIII века сохраняло одну тень самостоятельности. Только безусловной покорностью соседу муромские князья приобрели себе право на спокойное владение своими волостями. Связь Мурома с Рязанью, впрочем, долго не прекращалась; кроме родства княжих ветвей ее поддерживали церковные отношения: оба княжества составляли одну епархию. Но самой живой непрерывной связью служила им судоходная Ока.

Кроме почитания св. Глеба Муромского, были и другие князья, местночтимые в Муроме и Рязани. Таков св. Константин, который выдержал упорную борьбу с туземными язычниками и победил их; после чего совершилось крещение муромцев на реке Оке, подобно крещению киевлян при св. Владимире. В этом князе Константине не без основания признают Ярослава Святославича, родоначальника князей Муромо-Рязанских, того Ярослава, который был изгнан из Чернигова своим племянником Всеволодом Ольговичем при Мстиславе Мономаховиче (в 1127 г.). Около начала татарского ига встречаем третьего местночтимого муромского князя, по имени Петра, который вместе с супругой своей Февронией сделался предметом священной легенды. Гробница их находится в Муромском соборе Рождества Богородицы. Самым древним монастырем в Муроме почитается Спасо-Преображенский.

Гораздо более, чем старшая, или Муромская, ветвь Ярославичей, получила историческое значение ветвь младшая, Рязанская. Между тем как первая легко подчинилась сильному Суздалю, вторая, напротив, отличалась упорной, подчас ожесточенной, с ним борьбой за самобытность Рязанской земли. Князья Рязанские отмечены в истории общей печатью жестокого, беспокойного, энергичного характера. Наиболее видным представителем этой борьбы и этого характера был внук Ярослава Глеб Ростиславич. Известно, что после убиения Андрея Боголюбского он с помощью преданной партии вздумал ставить от себя князей в самой Суздальской земле. Но вмешательство это привело к поражению на Колокше от Всеволода Большое Гнездо. Глеб умер в плену (1177). Княжество Рязанское раздробилось на уделы между его сыновьями. Старшего из них Романа Всеволод отпустил из плена, «укрепить его крестным целованием», т. е. взять присягу быть верным своим подручником. Этот Роман Глебович попытался было свергнуть суздальскую зависимость с помощью тестя своего Святослава Всеволодовича Черниговского. Но младшие братья Романа, княжившие на Проне и враждовавшие со старшими Глебовичами, приняли сторону Суздальского князя. После известной встречи на берегах Влены черниговское влияние было устранено, и вновь утверждена зависимость Рязани от великого князя Суздальского. Всеволоду III тем легче было утвердить эту зависимость, что беспокойные Глебовичи часто ссорились и заводили междоусобия из-за волостей; причем младшие, или Пронские, Глебовичи искали опоры в Суздале против старших, или собственно Рязанских, Глебовичей. Ясно, что Пронский удел уже в те времена стремился выделиться из общего состава земли и обособиться от влияния старших рязанских князей. Вследствие этих междоусобий и повторявшихся попыток к свержению суздальской зависимости Всеволод III несколько раз сам предпринимал походы или посылал свою рать в Рязанскую землю и подвергал ее опустошению.

В 1207 г. великий князь отправился в поход на Киев против Всеволода Чермного и по обыкновению послал звать с собой князей Рязанских и Муромских. Когда он остановился на устье Москвы реки под Коломною, то на другом берегу Оки его уже дожидались рязанские отряды под начальством двух Глебовичей с их сыновьями и племянниками, всего до восьми князей. Тут же была и Муромская дружина с своим князем Давидом. Двое из младших рязанских князей донесли Всеволоду, что старшие их родичи замышляют против него измену и вступили в тайные сношения с Всеволодом Чермным. Всеволод позвал всех рязанских князей к себе в лагерь, принял их очень радушно и пригласил к обеду; но с собой посадил только двух доносчиков; а остальные шестеро сели обедать в другом шатре. К ним великий князь послал бояр и князей, в том числе помянутых доносчиков, чтобы уличить обвиненных в измене. Тщетно сии последние клялись в своей невинности. Шестеро князей были схвачены с боярами (22 сентября) и отвезены во Владимир-на-Клязьме. На другой день Всеволод переправился за Оку; но вместо похода на Киев он послал судовую рать с съестными припасами вниз по Оке; а сам пошел на Пронск, огнем и мечом опустошая Рязанскую землю.

В Пронске княжил тогда один из внуков Глеба, Кир-Михаил, который был женат на дочери Всеволода Чермного и отказался от участия в походе на своего тестя. Услыхав о приближении грозы, Кир-Михаил удалился к своему тестю; а Пронск после трехнедельной упорной обороны сдался 18 октября, когда граждане изнемогли от жажды, будучи отрезаны от воды. Всеволод отдал город Давиду Муромскому, а сам пошел к Рязани, сажая по городам своих посадников. Не доходя двадцати верст до города, он остановился возле села Добрый Сот и готовился к переправе через Проню. Тут предстали перед ним рязанские послы с повинною головою, Арсений, первый епископ Муромо-Рязанской епархии, отделившейся от Черниговской (с 1198 г.), явился усердным ходатаем за Рязанскую землю и несколько раз присылал сказать Всеволоду: «Господин великий князь, ты христианин; не проливай же крови христианской, не опустошай честных мест, не жги святых церквей, в которых приносится жертва Богу и молитва за тебя; мы готовы исполнить всю твою волю». Всеволод согласился даровать мир рязанцам, но с условием, чтобы они выдали ему остальных князей; затем повернул в свою землю и под Коломной переправился через Оку. Следом за ним спешил епископ Рязанский. Был ноябрь месяц. Сильный дождь, сопровождаемый бурею, взломал лед на Оке. Несмотря на опасность, Арсений переехал реку в лодке и догнал Всеволода около впадения речки Нерской в Москву. Епископ умолял великого князя освободить рязанских князей, но без успеха. Всеволод повторил требование, чтобы присланы были остальные потомки Глеба, и велел епископу следовать за собою. Рязанцы после вечевых совещаний решили на время покориться необходимости; взяли остальных князей с княгинями и отослали их во Владимир.

В следующем 1208 году Всеволод отправил в Рязань сына своего Ярослава, отпустив с ним епископа Арсения; а по другим городам разослал своих посадников. Недолго, однако, рязанцы смирялись перед могущественным соседом. Во-первых, не все князья были захвачены. Оставшиеся на свободе наняли половцев и отняли Пронск у Давида Муромского. Между тем в некоторых городах начались возмущения и даже истребление суздальских дружинников, вероятно, позволявших себе разные притеснения и вымогательства. Жители Рязани вошли в тайные сношения с Пронскими князьями и призвали их на помощь, обещая выдать им Ярослава Всеволодовича. Уведомленный о том, Всеволод немедленно пришел с войском к Рязани; расположился недалеко от города, вызвал к себе сына с рязанскими боярами и лучшими людьми и задержал их. Так как рязанцы вместо изъявления покорности говорили великому князю «по своему обыкновению дерзкие речи», то он приказал жителям выйти в поле с женами, детьми и легким имуществом, а стольный город зажечь. Такой же участи подверглись и некоторые другие места, вероятно, те, в которых произошли возмущения. Жителей разоренных рязанских городов Всеволод разослал по разным местам Суздальской земли; а лучших людей и епископа Арсения взял с собой во Владимир.

Хотя такими жестокими мерами Рязанская земля была усмирена и унижена и управлялась уже суздальскими наместниками и тиунами; но подчинение Суздалю опять продолжалось недолго. Пронские князья не признавали этого подчинения и продолжали свои враждебные действия. Случившаяся вскоре кончина Всеволода III снова изменила суздальско-рязанские отношения. Начавшаяся затем борьба великого князя Владимирского Юрия II с его братом Константином Ростовским побудила первого освободить из плена рязанских князей и их бояр. Отпуская на родину, Юрий одарил их золотом, серебром и конями и утвердился с ними крестным целованием. Этим поступком великий князь Владимирский избавлял себя от лишних забот удерживать в покорности строптивых рязанцев и надеялся, конечно, иметь в них союзников для своей борьбы с старшим братом. Незаметно, однако, чтобы в последующих междоусобиях рязанцы, подобно муромцам, ходили на помощь Юрию против Константина.

Таким образом раздробление и смуты Суздальской земли помогли рязанцам воротить самобытность. Но в свою очередь рязанские князья не замедлили возобновить собственные споры о волостях, споры, которые ознаменовались даже страшным братоубийством.

Это было в 1217 году, когда сыновья Глеба Ростиславича уже все умерли и Рязанская земля была поделена между его внуками. Главный виновник черного дела явился из их среды, именно Глеб Владимирович, который еще десять лет тому назад отличился в качестве одного из двух доносчиков на своих дядей и братьев перед великим князем Всеволодом III. Он, по-видимому, княжил теперь в самой Рязани; но, не довольствуясь старшим столом, замыслил избить родичей, вероятно, для того, чтобы захватить их волости. Заодно с Глебом действует родной его брат Константин. Их злодейский замысел приведен в исполнение с помощью самого наглого вероломства. Глеб приглашает к себе князей на «ряд», т. е. для того, чтобы дружеским образом за чаркой крепкого меду уладить на время бесконечные споры об уделах; подобные съезды были в обычае того времени. Шестеро внуков Глеба Ростиславича, не подозревая западни, явились на его призыв; один из них приходился ему родным внуком, а остальные пять двоюродными. Князья со своими боярами и слугами приплыли на лодках и высадились на берегу Оки, верстах в шести от стольного города на месте, называемом «Исады», где, вероятно, находился загородный княжий двор или содержалась княжая охота. Здесь под тенью густых вязов разбиты были шатры. 20 июля, в день пророка Илии, Глеб пригласил в свой шатер остальных князей и принялся их угощать с видом радушия; а между тем приготовленные слуги и Половцы ожидали только знака, чтобы начать кровопролитие. Когда веселый пир был в самом разгаре и головы князей уже порядочно отуманились, Глеб и Константин вдруг обнажили мечи и бросились на братьев. Все шестеро были убиты; вместе с князьями погибло множество бояр и слуг.

Конечно, в таком гнусном деле главное значение имела самая личность братоубийцы; но многое объясняется также характером времени и края. Надобно представить себе ту отдаленную эпоху, когда волости и старшинство служили предметом жестоких раздоров для князей и поддерживали их страсти в постоянном напряжении. Надобно вспомнить о той грубости нравов, которая еще упорно сопротивлялась благотворному влиянию христианства и оставалась верна своим языческим началам, особенно по соседству с таким дикарями, как Половцы. Незаметно, чтобы эта черная страница Рязанской истории произвела особое впечатление на современников. Летописец начинает свой рассказ обычным воспоминанием о Каине, о Святополке, о дьявольском прельщении и т. п. Затем, едва он успел передать о самом злодеянии, как обращается к другим событиям и забывает сказать о его ближайших последствиях. Мы видим только, что оно не достигло своей цели. Еще оставались в живых некоторые другие братья убиенных. Один из них, Ингвар Игоревич, вместе с братом Юрием явился мстителем и, получив помощь от великого князя Владимирского Георгия II, одолел братоубийц, которые потом бежали в степи к своим союзникам Половцам (1219). Есть предание, что Глеб в безумии окончил свою жизнь; впрочем, такое наказание для братоубийц в русских летописях является как бы общим местом. Недолго после того жил и сам Ингвар Игоревич; а после его смерти Рязанский стол, по обычному праву старшинства, перешел к его брату Юрию. Тишина, наступившая в Рязанской земле и продолжавшаяся до нашествия татар, а также самое поведение Юрия Игоревича в бедственную годину нашествия, говорят в пользу этого князя или собственно его уменья держать в повиновении младших родичей и охранять Рязанскую самобытность со стороны Суздаля.

В княжение двух Игоревичей, Ингвара и Юрия, Рязанская земля, очевидно, успела оправиться от погромов Всеволода III и последующих междоусобиц. Сам стольный город, сожженный Всеволодом, не только опять отсроился и укрепился, но и вновь разбогател благодаря своему выгодному положению на торговом пути из Южной Руси в Камскую Болгарию. Здесь проживали со своими товарами гости южнорусские, которые привозили сюда и греческие товары, преимущественно разного рода паволоки, драгоценную утварь и церковные украшения. Новгородцы также посещали Оку и привозили немецкие произведения, именно оружие, полотна и пр. А из Болгарии шли сюда разные металлические изделия, шелковые и бумажные ткани и другие предметы роскоши. Из Рязанской земли иноземные купцы вывозили сырые товары, каковы: меха, воск, кожи и т. п. Вообще эта земля славилась богатством своих естественных произведений, обилием бортных угодий, бобровых угонов, рыбы, скота и всякого рода дичи.

Но относительно успехов гражданственности и просвещения Рязанский край по всем признакам отставал от других русских земель, что весьма естественно, если обратить внимание на его украинное, пограничное положение по соседству с хищными Половцами и дикой Мордвой. Самое христианство утверждалось здесь медленно; а вместе с тем не скоро совершалось и обрусение туземных финских народцев, и только основное ядро края, т. е. полоса между Окой и Проней, могло считаться русским и христианским по своему населению. Сильная инородческая примесь в составе населения, тесные сношения с кочевниками, приходившими в качестве то грабителей, то союзников, постоянная нужда быть настороже своей земли, под оружием, — резко отразились на характере рязанцев, которого верными представителями являются их князья. Строптивость и грубые нравы, а также неукротимый дух и наклонность к молодечеству — вот отличительные черты этого характера. Боярское и вообще дружинное сословие, по всем признакам, было довольно многочисленно и пользовалось большим влиянием на дела. При дроблении земли и своих частых распрях князья, естественно, старались привязать к себе дружинников разными милостями и пожалованьем земельных владений. Бояре иногда злоупотребляли своим правом совета и ради личных целей поддерживали раздоры князей. Так, летопись упоминает о «проклятых думцах» Глеба и Константина, замысливших избиение братии. С другой стороны мы видим несомненную привязанность дружинного сословия к своей земле или к своим князьям; за них оно храбро сражалось на поле битвы и вместе с ними терпеливо томилось во владимирских темницах. Очевидно, это сословие уже сделалось осед-дым, землевладельческим, следовательно, крепким земле, имеющим свои местные интересы, родовые предания и привязанности.

О значительном количестве рязанского военно-служебного сословия дает нам некоторое понятие одна жалованная грамота, в которой упоминается об основании Ольгова монастыря, возвышающегося насупротив города Ольгова, по другую сторону устья Гусевки. Рязанский князь Ингвар Игоревич вместе с братьями своими Юрием и Олегом, построил здесь храм во имя Богородицы (может быть, в благодарность за свое спасение от убийц и за победу над ними). При заложении храма с князьями находилось 300 бояр и 600 мужей, или простых дружинников. Князья пожаловали в монастырское владение девять бортных участков и пять погостов со всеми угодьями. Любопытны названия этих погостов и количество семей, их населявших; они свидетельствуют о несомненном обрусении и значительной населенности того пространства, которое служило основным ядром Рязанской земли. Вот эти погосты: Песочна, Холохолна, Заячины, Веприя и Заячков; в общей сложности они заключали в себе более тысячи крестьянских семей.

Многочисленное Мордовское племя, охватившее восточные края земель Суздальской и Рязанской с областью реки Суры, отделяло эти земли от страны Камских Болгар. Летописные известия о походах в ту сторону суздальской рати, с участием муромо-рязанской дружины, бросают некоторый свет на состояние этого финского племени, подразделенного на Мокшан, Эрзян и Каратаев. Страна их была покрыта дремучими лесами. Мордва вела жизнь оседлую, занимаясь скотоводством, звероловством, пчеловодством, отчасти земледелием, и жила в небольших селениях. Хотя о мордовских городах русская летопись не говорит; но, употребляя иногда слово «тверди», заставляет предполагать какие-то особые места, более или менее укрепленные. Очевидно, Мордва не была чужда и торговой деятельности по соседству с Болгарами и Русью. Мы не видим у нее никакого политического средоточия; она управлялась туземными старшинами и даже имела своих родовых князей. Сии последние иногда находились во враждебных отношениях между собой; таковы упомянутые выше Пургас и Пуреш. Междоусобия заставляли их искать себе союзников, и в свою очередь облегчали соседним народам доступ в глубину мордовских земель: так, Пуреш прибегал к покровительству великого князя Владимирского, а Пургас — к князьям болгарским. Они оказывались настолько богаты, что могли нанимать иноземных ратников: на службе Пургаса находим сбродную русскую дружину; а сын Пуреша приводит на него половцев. Сами Мордвины не чужды воинственных наклонностей; обычное их вооружение составлял длинный лук; а постоянное упражнение в охоте за пернатой дичью и пушным зверем делало их хорошими стрелками. В те времена Мордва была погружена еще в грубое идолопоклонство, почитала старые широковетвистые деревья, источники и приносила жертвы своим высшим божествам, каковы Шкай, Керемет и пр. Мордвины вообще отличались большим упорством в сохранении своих языческих верований и обрядов. Христианство делало успехи только в некоторых мордовских поселениях, входивших в состав земель Суздальской и Муромо-Рязанской. Точно так же некоторые восточные ветви этого племени, обитавшие в пределах Камской Болгарии, по-видимому, подчинялись влиянию мусульманства.

Мы не знаем в точности, где за Мордвою начинались непосредственные владения Камских Болгар; полагаем, что приблизительно между правыми притоками Волги — Сурой и Свиягой. На север они простирались немного далее слияния Вятки с Камой, на юге до Самарской луки, а на востоке терялись в степных пространствах Башкирии. На означенные границы указывают линии древних болгарских городищ с остатками земляных валов и другими признаками укрепленных поселений. В эти пределы входили племена Мордвы, Черемис, Вотяков и Башкир, подчиненные непосредственно господству Болгар.

Хотя исторической наукой до сих пор не разъяснено с точностью, к какой семье народов принадлежали сами болгары, однако по некоторым известиям с достоверностью можно сказать, что ядро этого смешанного народа составляли славяне. Ревность к магометанской религии, арабская письменность и значительное влияние арабской гражданственности немало способствовали ослаблению его родства с христианскими славянами. Благодаря своему предприимчивому, промышленному характеру болгары сделались посредниками в торговых сношениях Средней Азии с Восточной Европой. Караваны, нагруженные металлическими изделиями, т. е. разными украшениями, утварью, оружием, монетой, а также дорогими тканями мусульманской Азии, из Ховарезма (Хивы), через Башкирию приходили в землю Камских Болгар; а болгарские и русские купцы развозили эти товары Волгой и другими судоходными реками в соседние русские и финские страны. Из своей земли они вывозили шерсть, медь, Мамонтовы зубы, а в особенности дорогие меха и выделанные кожи (юфть). Мехами и кожей по преимуществу собирали они дань с туземных народцев или выменивали на них изделия собственной и азиатской промышленности. Какое множество серебряной монеты из мусульманских стран Азии привлекала эта торговля, о том можно судить по многочисленным кладам, которые открывались и продолжают открываться на значительном пространстве Восточной Европы. Эта монета не только служила посредствующей ценностью, но и привозилась как товар вследствие большого на нее запроса: она употреблялась у народов Северо-Восточной Европы как предмет украшения, особенно в большом количестве унизывала шейные и головные уборы женщин.

Политическое устройство Камской Болгарии в общих чертах напоминает несколько и устройство самой Руси того времени. Мы видим здесь того же великого, или верховного, князя (царь, властовец) и князей, ему подчиненных и подручных. Были ли сии последние не что иное, как местные владетельные роды, признававшие над собой господство болгарского царя, или это были члены одного княжеского рода, получавшие уделы, подобно потомству Владимира Великого, — достоверно мы не знаем; возможно, что там существовало и то, и другое. Во всяком случае, очевидно, в Камской Болгарии, как и на Руси, происходили иногда споры и междоусобия за волости, и точно так же раздробление мешало политическому могуществу. Поэтому в войнах с Русью болгарские князья большей частью оказывались слабейшей стороной, т. е. принужденными к обороне собственной земли. Однако об их воинственности, искусстве укреплять и оборонять свои города свидетельствуют те же походы русских князей, которые обыкновенно ограничивались погромом сельских жителей и редко брали болгарские города. Эти города, как свидетельствуют их остатки, большей частью окружены были высоким тройным валом и соответствующим рвом; летописи наши указывают еще на наружный дубовый тын, или частокол, и двойной оплот, т. е. двойную бревенчатую стену.

Средоточием, или столицей Болгарской земли, был город Булгар, в наших летописях известный под именем Великого города или «славного» города Бряхимова (т. е. Ибрагимова, по имени царя, современного Андрею Боголюбскому). Он находился в земле так наз. Серебряных Болгар, на левом берегу Волги, немного ниже устья Камы. Высокие массивные минареты вместе с развалинами каменных мечетей, надгробных молелен и бань до нашего времени указывали место этого когда-то действительно великого и славного города. Главное русло Волги протекает от него в значительном расстоянии; но долина, находящаяся между руслом и городом, изрезана протоками реки, а в вешнюю пору покрывалась водой; без сомнения, в эту пору суда могли приставать к тому возвышенному берегу, на котором стоял город, и именно к той его внешней части, в которой проживали иноземные христианские торговцы, преимущественно русские и армянские.

Кроме стольного, или «Великого», нам известны еще несколько других болгарских городов, каковы: Ошел, недалеко от столицы, только на другом, нагорном берегу Волги; Б и л я р, на Малом Черемшане, который, соединяясь с Большим Черемшаном, впадает в Волгу с левой стороны; Жукотин, на левом берегу Камы (близ нынешнего Чистополя); Собекуль, Челмати другие, которых положение в точности неизвестно2.

Примечания

1. Кроме Амвросия («История Российской иерархии»), см. «Взгляд на архитектуру XII века в Суздальском княжестве» (в «Трудах первого Археологического съезда». См. там же различные мнения по вопросу о Суздальской архитектуре и Романском на нее влиянии Даля, Артлебена, Лашкарева и Мансветова). Дмитриевский собор во Владимире на Клязьме». М. 1849 — Издание гр. Строганова. «Памятники древнего Русского Зодчества». М. 1851. — Изд. Рихтера «Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества» Мартынова. М. 1846. «Христианские древности» — Прохорова. СПб. 1875. «Памятники древности во Владимире-Клязьменском» — В. Доброхотова. М. 1849. Его же «Древний Боголюбов город». М. 1852. «Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале» соборного ключаря Федорова (Временник Об. И. и Д. Кн. 22. 1855). «История Владимирского Успенского собора». Владимир. 1877. «О Переяславле Залесском» графа Хвостова. 1823. «Древние святыни Ростова Великого» — гр. Толстого. М. 1860. «Археологические заметки о городах Суздале и Шуе». — К. Тихонравова. «История губерн. города Ярославля» — протоиерея Троицкого. Ярославль. 1853. «Взгляд на историю Костромы» — кн. А. Козловского. М. 1840. «Костромская губерния» — Крживоблоцкого. СПб. 1861 (Материалы — офицерами генерал. штаба). «Опыт описания Вологодской губернии» — Брусилова. СПб. 1833. «Запись на камне при кресте в Юрьеве-Польском» (в Сведд. о малоизвест. памятниках. Срезневского. 1867). «Описание Переяславского Никитского монастыря» — священника Свирелина. М. 1878. «Древности Суздальско-Владимирской области». Издание Владимир. статист. комитета. Владимир. 1880. Н.В. Покровского «Стенописи Владимиро-Суздальские» (Труды VII Археол. съезда). Его же «Страшный суд» в «Памят. Визант. и Рус. Искусства» Одесса. 1887. Помянутый выше VI выпуск «Русс, древностей» Гр. Толстого и проф. Кондакова-Георгиевского «Клад, найд. во Владимире-на-Клязьме». (Археолог. известия и замет. 1896. №№ И—12), Бунина «О времени основания г. Владимира-на-Клязьме». (Ibid. 1898. №№ 5—6). Гр. Уварова «Суздальское оплечье» (Древности Моск. Археол. Об. V. М. 1885). Ивановского «О раскопках на берегах р. Сити» (Труды IV Археол. съезда. Т. I. Казань. 1884).

2. Для Рязанской земли см. «История Рязанского княжества». Д. Иловайского. М. 1858. (Там указаны источники и пособия.) На это сочинение рецензия Устрялова в «Отчете о пятом присуждении наград гр. Уварова». СПб. 1862. «О князьях Муромских, причтенных к лику святых» Квашнина-Самарина в упомянутых трудах Тверского Археол. съезда. По археологии края см. А.В. Селиванова «О раскопках в Старой Рязани» (Рязань. 1890) и о «Раскопках Борковского могильника» (Труды IX Археол. съезда. Т. I. М. 1895). О том же могильнике см. Черепнина (Труды Рязан. Архив. Комисс. за 1895 г.). Его же «Зарайский курган и Кузьминский могильник» (Ibid, за 1895 г.). Его же «Раскопки Пронских курганов» (Ibid. 1898). Рождественского «Черепа из древних могил Рязан. губ» (Ibid. VIII. 1893).

Главным источником для знакомства с Камской Болгарией в XI—XIII вв. служат наши летописи, т.е. известия о походах русских князей в ту сторону. К тем пособиям, которые упомянуты в 4 примечании, должно присоединить Гергарда Миллера — Abhandeung von den Volkem, welche vor Alters in Russland gewohnet haben (Magazin Бюшинга. XVI. 305—320. Halle. 1782) и прекрасный труд Шпилевского — «Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии». Казань. 1877. Здесь находится и подробное указание на литературу предмета. Только мнение его, что под Великим Городом наши летописи разумеют не Булгар на Волге, а Бюлар на Черемшане — это мнение пока ожидает подтверждений. Его же «Город Булгар» (Труды IV Археол. Съезда. Т. I. Казань 1884). Муллы Багауддинова «Очерки истории Болгарского и Казанского царств» (Ibid.). Лялина «Обозрение сочинения С.М. Шпилевского» (Сборник Археол. Института. II. СПб. 1879). Исслед. В.Н. Поливанова «Муранский могильник». М. 1896. (Близ Самар, луки, считается Мордовским.) Упомяну еще «Три надгробные булгарские надписи» муллы Хусейн-Фейз-Ханова (Извест. Археолог. Об. IV. 395). Самое богатое собрание булгарских древностей находилось у г. Лихачева в Казани. (О нем см. в Известиях Петерб. Археолог. Общ. Т. VI. 182 стр.)

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика