Александр Невский
 

XIII. Строй и гражданственность Древней Руси

Условия национального единства. — Стародавность княжей власти. — Дружина. — Ее оседлость и содержание. — Дружинно-княжеский быт. — Земское вече. — Многочисленность и характер древних городов. — Сельская община. — Земледелие. — Скотоводство и рыболовство. — Соль. — Бортничество. — Жилища и зодчество. — Утварь. — Русские художники. — Иконопись. — Оригинальность орнаментов. — Одежда и ее украшения. — Вооружение. — Сообщения. — Торговля внутренняя и внешняя. — Монета. — Русская церковь и остатки язычества. — Духовные писатели. — Книжное просвещение. — Заточник. — Летописи. — Поэзия.

Что такое была Русь в эпоху предтатарскуго?

Собрание земель, более или менее обособленных, имевших во главе разные ветви одного княжего рода, которые успели приобрести значение местных династий, за исключением Великого Новгорода и стольного Киева. Сии последние получали князей из той или другой ветви, смотря по обстоятельствам, следовательно, оставались, так сказать, в общем владении потомков Владимира Великого. Киев сохранял еще значение средоточия в церковном и вообще гражданском отношении. Сам Владимир-Залесский подчинялся его главенству в этом отношении. Хотя Суздальская Русь и преобладала над остальными землями своим могуществом, но ее политическое верховенство не было общепризнанным. Она выступила с своими притязаниями только при двух князьях (Андрее Боголюбском и Всеволоде III), умевших держать в единении самое Суздальскую землю; а потом, при их преемниках, на время утратила свое преобладание, по причине собственного раздробления. Следовательно, в данную эпоху Русь почти не имела политического средоточия. Историк может наблюдать в ней то же самое явление, какое видим и в других странах, когда они предоставлены самим себе, т. е. когда над ними не тяготеет сильное внешнее давление: естественным путем, чувством самосохранения начинает вырабатываться некоторая система политического равновесия. Если какое-либо княжение слишком усиливалось и начинало теснить соседей, то вызывало против себя союзы других князей. Союзы эти часто видоизменяются и усложняются; но в конце концов обыкновенно успевают отстоять политическое существование отдельных земель и препятствуют упрочению какого-либо могущества, опасного для их самостоятельности.

Хотя Русь была окружена более или менее неприязненными ей народами, но никто из этих соседей не был настолько силен чтобы угрожать ее независимости. Поляки, в то время сами раздробленные на уделы, Угры, Литва, Немцы, Шведы, Камские Болгаре и Половцы могли угрожать только пограничным владениям. Они иногда временно господствовали в какой-либо области, как Угры в Галиче, или захватывали земли, населенные инородцами и мало ценимые Русью, как Немцы и Шведы на Балтийских побережьях, или разоряли своими набегами русские украйны, как Половцы; но более ничего не могли сделать. Не стесняемый извне, русский народ имел возможность беспрепятственно развивать свой удельно-вечевой порядок и свою самобытную гражданственность.

При всем дроблении на отдельные самостоятельные земли и недостатке политического средоточия, Русь того времени все-таки представляет важные и разнообразные условия, которые связывали ее части в одно целое и до некоторой степени налагали на них печать национального единства:

1. Уже самый характер природы препятствовал полному обособлению отдельных земель — характер равнины, не разделенной никакими естественными преградами и покрытой огромной сетью внутренних вод. Три главные ее бассейна, Волжский, Днепровский и Двинский, сближаясь своими вершинами и переплетаясь бесчисленными притоками, связывали части этой равнины естественными и по тому времени наиболее удобными путями сообщения; следовательно, поддерживали живое единение, промышленное и торговое, а вместе с тем влияли на единение политическое.

2. Один и тот же богатый русский язык царил на всем этом огромном пространстве. Два его главных наречия, северное и южное (впоследствии великорусское и малорусское), хотя уже существовали в те времена, но, по-видимому, были еще так близки, что стояли скорее на степени говоров, легко понятных друг другу. Областные отличия уже тогда были многочисленны, вырабатываясь под влиянием географического разнообразия и местных инородческих примесей; но они не нарушали единства языка. Сильным связующим началом для всех областей служила и книжная словесность, в основу которой лег церковнославянский язык со своими переводами богослужебных и священных книг. Письменная речь также разнообразилась по областям под влиянием местных говоров; но и это влияние, пока еще слабое, не нарушало единства книжного языка.

3. Православная церковь служила могущественной связью, распространяя единение религиозных догматов и обрядов, налагая на все русские области единство своей иерархии. Старые языческие предания, конечно, продолжали жить в народе: они разнообразились по различным местным условиям и инородческим примесям и вторгались в религиозную жизнь народа в виде многочисленных суеверий. Но христианская церковь везде противопоставляла им свою непреложную систему вероисповедания, строго выработанную и закрепленную вселенскими соборами. Греческое православие распространяло во всех русских областях одни и те же виды храмового зодчества, иконописания и других художеств, служащих для внешнего украшения и благолепия церкви, и тем неотразимо влияло на объединение как самих приемов в образных искусствах, так и вообще художественных вкусов.

4. Хотя разнообразие климата, почвы, естественных произведений, инородческих примесей и других областных условий способствовало развитию некоторых отличий в быте и характере населения, но эти отличия не нарушали единства основных черт и общего склада русской жизни, как семейной, так и общественной. Во всех областях Руси, мы находим одни и те же семейные отношения, общественные учреждения, сословия, тот же характер княжеской власти, суда и управления, то же отношение между дружиной и земством, те же вечевые обычаи — по крайней мере в общих, главных чертах.

5. Единение русских земель в особенности поддерживал один и тот же княжеский род — многоветвистое потомство Старого Игоря, долгое время сообща владевшее всеми этими землями и наблюдавшее известный порядок родового старшинства при замещении Киевского и других главных столов. Если князь умирал, не достигнув старшего стола, то его сыновья теряли право на этот стол. Но происходившие отсюда князья-изгои, упорно отстаивали свое право на участие во владении Русскою землею. (Оттуда, как известно, многие междоусобия.) Кроме того, порядок родового старшинства уже рано встретил себе противника в стремлении князей наследовать дедину и отчину.

6. В неразрывной связи с потомством Игоря распространились повсюду и русские дружины, которых первоначальное ядро составила Среднеднепровская, или Киево-Черниговская, Русь. Разместясь со своими князьями в разных областях Восточной Европы, эти дружины постепенно слились с высшим слоем туземного населения, как славянского, так отчасти и инородческого, и везде послужили основой местной аристократии, военной и землевладельческой.

Понятие о неразрывности русских земель с одним княжеским родом успело настолько везде вкорениться, что в самом Новгороде Великом, при всем его стремлении к самобытности и народоправлению, не возникала еще и мысль о возможности управляться без русского князя, происходившего из того же племени Игоревичей. При постепенном упадке великого Киевского княжения, объединившего все русские земли, областные ветви этого племени все еще не забывали о своем общем происхождении, о своем общем владении Русскою землею, о необходимости действовать сообща в некоторых случаях. Сознание этой кровной связи и этой общности яснее всего выразилось в княжеских съездах, которые являются как бы верховным судилищем для самих князей и верховным советом или рядом для важнейших вопросов, каковы в особенности раздел волостей между князьями и совокупные предприятия против внешних врагов. В течение почти двух столетий, от Ярослава до монгольского ига, мы видим довольно частые княжеские съезды, как поместные, касавшиеся только известной области, так и более общие, на которых обсуждались дела или целой Руси, или значительной ее части. Однако таких почти всеобщих и знаменитых съездов, как Любецкий и Витичевский, мы уже почти не встречаем во второй половине XII и в первой XIII века. (Исключение составляет Киевский съезд при первом появлении Татар.)

Та степень единения, на которой в это время находились русские земли, была более или менее действительна для охранения Руси от соседних народов. Но она оказалась далеко не достаточна, когда с востока, из Азии, надвинули новые полчища варваров, направляемые одной деспотичной волей, одним хищным стремлением.

Тщетно стали бы мы искать строго (юридически) определенных общественных отношений и учреждений, т. е. стройного государственного порядка на Руси в домонгольскую эпоху. Ее общественный строй носит на себе печать неопределенности и бесформенности в смысле наших настоящих понятий о государственном быте. Общественные слои находятся еще в периоде брожения и не застыли в известных рамках. Писаный закон и юридические уставы едва только проникают в народную жизнь; обычаи и предания, унаследованные от предков, еще господствуют над всеми ее сторонами; но в то же время постепенно уступают влиянию греческой церкви и других начал, принесенных извне или вытекающих из столкновения и перекрещивания с инородцами. И однако в этой Руси, разделенной на несколько земель и подразделенной на множество волостей, мы уже видим твердые основы государственного быта и ясно обозначенные ступени общественной лестницы.

Первой и самой прочной основой является родовая наследственная княжеская власть, без которой почти все русские люди искони не могли себе и представить существование своей земли. Мы видим, что неумеренное самовластие или тирания некоторых князей возбуждали неудовольствие и даже месть со стороны дружинников или народной толпы. Но при этом самое понятие о княжеской власти, как необходимой общественной связи, не только не страдало, а иногда, с помощью церкви и книжников, поднималось еще на более ясную степень сознания, в особенности после неурядиц безначалия. Любопытны, например, рассуждения русского летописца по поводу убиения Андрея Боголюбского и мятежа черни, которая избила его детских и мечников и разграбила их дома, будучи озлоблена против них за разные поборы и притеснения. «Они не видели глаголемого: где закон, там и обид много, — замечает летописец. — Пишет апостол Павел: всяка душа властем повинуется, власти бо от Бога учинены суть; естеством бо царь земным подобен есть всякому человеку, властью же сана вышьши, яко Бог. Рече великий Златустец: яже кто противится власти, противится закону Божью; князь бо не туне носит меч, Божий бо слуга есть». Вот уже когда наши церковные книжники стали переносить на русскую почву и применять к своим князьям византийскую теорию царской власти.

Князь и его дружина — эти две неразрывные основы государственного быта — продолжают служить его представителями и охранителями в данную эпоху. Князь неразлучен с своей дружиной; с ней он «думает», или совещается, о всех делах, ходит на войну, на охоту, в объезд или полюдье; с ней же пирует и бражничает. Дружины наших древних князей вышли из того энергичного славянского племени, которое обитало на среднем Днепре, в Киево-Черниговской области, и называло себя Русью. Вместе с потомством старого Игоря дружины эти распространились по другим областям Восточной Европы, объединили их и постепенно сообщили им свое имя Руси (которое и получило обширный смысл). Мало-помалу они складывались в особое военнослужащее сословие, которое, однако, еще долго не имело замкнутого характера; по мере новых завоеваний оно принимало в себя как местные славянские дружины, так и военных людей из инородцев. Кроме того, князья охотно принимали в свою службу иноземных выходцев, каковы были варяги, немцы, поляки, угры, половцы, хазары, или черкесы, ясы, или алане, и пр. Но эти иноземцы, вступая в среду дружины, нисколько не нарушали ее чисто русского характера и нередко становились родоначальниками знатных русских фамилий. Дружина получала от князя содержание и жалованье деньгами, съестными припасами и другими естественными произведениями, которые она собирала для него в виде даней. Кроме того, уже в ранние времена дружинники получают земельные участки и угодья и владеют селами. Семьи старших дружинников, или бояр, сосредотачивая в своих руках значительную поземельную собственность, и иногда в разных областях Руси, естественно полагают основание высшего сословия на Руси, или родовой землевладельческой аристократии.

С разделением Игорева потомства на отдельные ветви, имевшие характер местных династий, дружинники также приобретали все большую и большую оседлость в качестве военного, правительственного и владельческого класса. Соперничество удельных князей и желание иметь около себя возможно более сильную и преданную дружину, конечно, возвысили значение и права дружинников. Они считали себя людьми военными, людьми, которые служат кому хотят; не понравится у одного князя, они переходят к другому. Не должно думать однако, чтобы такие переходы в действительности случались часто. Напротив, верность дружины своему князю, по понятиям народным, составляла одно из первых ее качеств. Переход был затруднен и тем, что он сопровождался лишением и отчуждением пожалованного князем недвижимого имущества. Сыновья дружинников обыкновенно становились такими же верными слугами князя или его преемника, как их отцы. Древнерусская дружина была выделившееся из народа военное сословие, а не отряд каких-нибудь наемников вроде варягов, немцев, половцев и пр. На это указывает отчасти ходившая на Руси в XI и XII веке любимая княжеская поговорка, приписанная Владимиру Великому: «Была бы дружина, с нею я добуду серебро и золото». В противном случае князь говорил бы наоборот: «Было бы серебро и золото, а с нею я добуду себе дружину». С деньгами действительно можно было добыть себе дружину, но уже наемную, и преимущественно иноплеменную.

О размере денежного жалованья в те времена можно судить по следующему указанию летописи, относящемуся к первому периоду татарского ига. Сетуя на усилившуюся роскошь князей и дружинников и на их несправедливые поборы, летопись вспоминает древних князей с их мужами, которые умели оборонять Русскую землю и покорять другие страны. «Те князья, — говорит она, — не собирали многое имение, не выдумывали новых вир и продаж с народа; а если были справедливы виры, то брали их и давали дружине на оружие. А дружина добывала себе корм, воюя иные земли, и билась, говоря: «Братья, потягнем по своем князе и по Русской земле». Не говорили тогда: «Князь, мне мало двести гривен»; не возлагали на своих жен золотых обручей; но жены их ходили в серебре. Те князья и дружина расплодили землю Русскую». Следовательно, в эпоху предтатарскую двести гривен серебра было приблизительно обычным жалованьем, которое получали старшие дружинники; а младшие, конечно получали менее.

В XII веке часть младшей дружины, отроков и детских, жившая при князе, на его дворе, в качестве его телохранителей и слуг, судя по прямым указаниям летописи, стала называться дворянами; этому названию впоследствии суждено было получить обширное значение. При размножении Игорева потомства и дроблении земель на уделы численность отдельных дружин, постоянно находившихся при князе, не могла быть велика; в данную эпоху она обыкновенно состояла из нескольких сот человек. Число это было достаточно для охранения внутреннего порядка и для мелких междоусобных войн. Но в случае больших предприятий и в войнах с соседями князья созывали свою дружину, рассеянную по городам и волостям, и, кроме того, набирали рать из городского и сельского населения; причем помогали ее вооружению из собственных запасов. Дружинники составляли ядро этой временной рати, большей частью пешей; тогда как княжая дружина была обыкновенно конная. При воинственном духе русского народа, при его наклонности к удальству и при отсутствии сословной замкнутости того времени нередко простолюдины, особенно побывавшие на войне, уже не расставались с оружием и поступали в разряд дружинников. Князья охотно брали в свою службу всяких удалых людей; таким образом, дружина их всегда могла подкрепляться приливом свежих энергичных сил из народа. Простолюдин, отличившийся ратными подвигами, мог возвыситься даже до боярского сана; но подобные случаи были, кажется, редки; по крайней мере в дотатарскую эпоху, за исключением летописного предания о Яне Усмовиче, победившем в единоборстве печенежского богатыря при Владимире Великом, можем привести указание только на две галицкие боярские семьи, возвысившиеся из простолюдинов, именно: Домажиричи и Молибоговичи, которые происходили «от племени смердья» (Летописное упоминание о том под 1240 г.).

Дружина, служившая вооруженной охраной княжеской власти, естественно сделалась главным органом управления и суда. Из среды своих бояр и отроков князья назначали посадников, тысяцких, тиунов, биричей и т.п. В те времена еще не было распределения власти по различным отраслям, и княжие чиновники часто соединяли в одном лице заведование как военными и гражданскими делами, так судебными и хозяйственными. Кроме жалованья от князя, в их пользу шла некоторая часть вир и продаж, т.е. судебных пеней и пошлин. По Русской Правде, при посещении волостей жители верви, или общины, обязаны были доставлять судьям, их помощникам и служителям потребное количество съестных припасов и корм для их коней на все время судебного разбирательства. Мало-помалу вошло в обычай, чтобы чиновники и судьи вообще получали от жителей подарки и приношения как деньгами, так и естественными произведениями.

Отсюда развилась впоследствии целая система так называемого кормления. Летописи и другие источники сообщают нам иногда о народном неудовольствии на княжих посадников и тиунов, которые угнетали население произвольными поборами, продажами (судебными пенями) и разными вымогательствами; что особенно случалось при князьях беспечных и слабых характером или при таких, которые слишком потворствовали своим дружинникам. Преимущественно страдало от них население в том случае, если князь приходил на стол из другой области и приводил с собой иногороднюю дружину, которой раздавал места правителей и судей. Примеры тому мы видим, во-первых, в Киеве, когда великим столом завладели Всеволод Ольгович, пришедший с черниговцами, а потом Юрий Долгорукий, окруженный своими суздальцами; во-вторых, в Суздальской земле, когда внуки Долгорукого, два Ростиславича, пришли из Чернигова в Ростов и Суздаль с южнорусскими дружинниками и позволяли им обижать жителей своим лихоимством. И наоборот, князья деятельные, справедливые и твердые характером старались не давать в обиду земство своим боярам и слугам; сами надзирали за всем управлением; не ленились часто отправляться в полюдье, т.е. совершать объезды по городам и волостям, причем сами разбирали тяжбы и наблюдали за сбором даней. Примеры таких князей представляют в особенности Владимир Мономах и его внук Всеволод Большое Гнездо.

Содержание своей семьи и дружины или своего двора требовало от князей больших расходов и, конечно, заставляло их постепенно изыскивать новые источники, так что к концу данного периода последние успели развиться в довольно сложную и разнообразную систему. В первоначальную эпоху главными источниками служили военная добыча и дань с покоренных народов — доходы, подверженные многим случайностям. С развитием большей оседлости и мирных отношений к соседям, с утверждением более государственных порядков в собственной стране доходы получили более определенные и постоянные виды с различными их подразделениями. На первом месте остались дани, которыми облагались волости по количеству своего населения и по богатству естественных произведений. Затем идут виры и продажи, более разнообразные торговые пошлины, в особенности мыт, взимавшийся с провозимых товаров. Кроме большого количества съестных припасов, мехов и других естественных произведений, которые в виде даней и оброков население доставляло в княжью казну, русские князья имели и свое собственное хозяйство, более или менее обширных размеров — хозяйство, которое они вели собственной челядью или рабами. У них были свои особые села; а при некоторых селах находились княжие дворы с кладовыми и погребами, в которых накоплялись большие запасы железных и медных вещей, меду и всякого товару; на гумнах стояли сотни стогов разного хлеба; на лугах паслось по нескольку тысяч коней и пр. Князья имели также по волостям своих рыболовов, бобровников, бортников и других промышленников. А княжая охота, достигавшая иногда весьма значительных размеров, хотя служила для князей предметом забавы и телесных упражнений, в то же время доставляла им большое количество всякого зверя и дичи, следовательно, и мясо для потребления, а также меха и кожи. При совокупности всех этих источников весьма естественно, что те князья, которые отличались хозяйственным характером, домовитостью и бережливостью, накопляли иногда у себя большие богатства, состоявшие из драгоценных металлов, одежды, оружия, утвари и всяких товаров.

Уже в ту эпоху мы находим вокруг князя выделившиеся из дружины придворные чины для разного рода службы (большая часть их впоследствии получила характер почетных титулов). Таковы: дворский, стольник, меченоша, печатник, ключник, конюший, ловчий, седельничий; кроме того писец, или дьяк. Были еще выбиравшиеся из бояр кормильцы, или дядьки, которым отдавались под присмотр юные княжичи. Домашним и сельским хозяйством князя, кроме ключников, заведовали старосты, тиуны конюшие, и т.п., которые назначались как из дружинников, то есть людей вольных, так и из челядинцев или рабов.

Вообще дружинно-княжеский быт Древней Руси представлял многие черты еще языческой эпохи, слегка изменившиеся под влиянием времени, особенно под влиянием Греческой церкви и живых связей с Византией. Напр., одним из важных обрядов в княжеском быту представляются «постриги». Очевидно, этот обряд идет из глубокой древности и находится в связи с обычаем знатных людей у русских и болгар брить бороду и выстригать волосы на голове, за исключением чуба, как это мы видим на примере Святослава Игоревича и древних болгарских князей. Когда мальчик достигал приблизительно трехлетнего или четырехлетнего возраста, ему впервые остригали волосы и торжественно сажали на коня, который вообще служил неразлучным спутником воинственных русских князей и дружинников. Родители ребенка сопровождали это торжество пиром и попойкой, смотря по степени своего богатства и своей знатности. В христианские времена сарматский обычай древних руссов полностью выстригать голову и брить бороду постепенно смягчался под влиянием Византии. Князья и бояре начали отпускать бороды, сначала небольшие, а также носить короткие волосы на голове. Но обычай совершать торжественно постриги над ребенком и сажать его на коня еще оставался и сопровождался пиром. Только этот обряд был уже освящен благословением церкви; острижение волос, вероятно, производило духовное лицо, а у князей, может быть, сам епископ. Точно так же участие церкви освятило и важный обряд вокняжения, или «посажения на стол», конечно, существовавший уже в языческие времена. Теперь он совершался в соборном храме; а затем, конечно, следовали пиры и угощения. Особенно щедрым угощением и обильными попойками сопровождались браки русских князей, которые заключались весьма рано, обыкновенно в отроческом возрасте. Вообще русские князья и дружинники как истые Славяне любили весело жить. Когда князья не были заняты войной или охотой, то свой день с раннего утра посвящали правительственным и судебным занятиям вместе с княжею думою, состоявшей из бояр; а после обеда проводили время с дружиной за стопами крепкого меду или заморского вина, причем нередко их забавляли рассказчики, песенники, гусляры и разного рода «игрецы» (плясуны, скоморохи и акробаты). Надобно полагать, что наиболее богатые дворы княжеские изобиловали людьми, искусными в такого рода увеселениях. Некоторые музыкальные и акробатические забавы, по всей вероятности, распространились на Руси особенно из Византии. (Фрески на лестницах Киево-Софийского собора дают наглядное представление об этих разнообразных забавах.)

Бояре очень естественно старались подражать князьям в своем быту. Они тоже имели на своем дворе многочисленную челядь или рабов, которыми также вели большое хозяйство и на своих землях. На войну или на охоту они выступали в сопровождении собственных вооруженных слуг, или отроков, так что имели как бы собственную дружину. Особенной пышностью и многолюдством окружали себя те бояре, которые занимали должности воевод, посадников и тысяцких. За исключением отправлявших службу по городам и волостям, бояре обязаны были ежедневно рано поутру являться в терем к своему князю, чтобы составлять его совет, или думу, и вообще помогать ему в делах. Между боярами и дружинниками упоминаются иногда любимцы, или «милостники», которые пользовались особым доверием князя, что, конечно, возбуждало зависть и неудовольствие в других думцах. Любопытно еще обстоятельство, что молодые сыновья бояр, по-видимому, жили при самом князе и входили в состав его отроков, или младшей дружины. От них-то, вероятно, впоследствии и распространилось на всю эту младшую дружину название «дети боярские».

Живя по-дружески, по-братски с дружиной, советуясь с ней о всех делах, творя с ее помощью суд и расправу, князь в важных случаях призывал на совет городских мужей или старцев, то есть собирал вече. Русское вече, или обычай сходки, совещания об общем деле есть такое же древнее учреждение, как и княжеская власть. В эпоху историческую видим совместное их существование на Руси, но при явном подчинении вече князю. Междоусобная борьба князей за волости и частая нужда искать поддержки у местного населения способствовали развитию и укреплению вечевых обычаев. Вече старших, или стольных, городов приобрело такую силу, что нередко решало и самый спор князей о том, кому сесть на стол. Решению его обыкновенно подчинялись и пригороды, то есть города областные, младшие. Припомним слова летописи, сказанные по поводу соперничества Владимира Залесского с Ростовом и Суздалем, которые считали его своим пригородом: «Новгородцы бо изначала и Смольняне, Кияне и Полочане и вся власти, якоже на думу, на веча сходятся; на чем же старейшие с думают, на том и пригороды станут». Наибольшего развития своего народное вече достигло в Новгороде Великом, где оно приобрело значение верховной власти и стало выше власти княжеской. Оно присвоило себе право выбирать и низлагать князей, епископов, посадников и другие правительственные лица, а также, в случае народного неудовольствия, карать самых знатнейших своих граждан смертью, изгнанием и разграблением имущества. Своим вечевым народоправлением Новгород все более и более выделялся из ряда Русских земель. Мы видим, однако, что и в Суздальской земле выступают на передний план веча Ростовское и Владимирское в тревожную пору, наставшую за смертью Андрея Боголюбского. Вообще народный совет усиливается во времена смутные, беспокойные, в особенности междукняжеские. Вече стольных городов не только поддерживает или призывает на свой стол кого-либо из спорящих князей, но и заключает с ним ряд; следовательно, принимает его на известных условиях, на договоре и, сажая его на свой стол, заставляет целовать крест, то есть присягать на этом договоре (что в Новгороде вошло в постоянный обычай). Но в спокойное время, особенно в тех землях, где какая-либо ветвь получила оседлость и значение местной династии, встречаем редкое упоминание о вечах.

За исключением Великого Новгорода, народное вече нигде не представляет нам твердых определенных форм, и мы тщетно пытались бы разъяснить вечевые обряды, способ собирания голосов, пределы вечевой власти и т. д. Можем указать только некоторые общие черты. Обыкновенно вече выбирал сам князь или его посадник, тысяцкий или другой какой-либо сановник. Созывали его биричи и подвойские (иногда с помощью набатного колокола). Местом собрания служили или княжий двор, или площадь подле соборного храма. Сановник с какого-либо возвышения, например, с церковной паперти (если не было особо устроенного помоста, как в Новгороде), обращался с речью к народу и объявлял, зачем он созван. Граждане после беспорядочного совещания друг с другом более или менее шумными кликами выражали свое мнение; а вопрос о большинстве просто решался на глазомер, без точного счета голосов. Так называемого ценза не существовало, и в вечевых собраниях участвовали все свободные граждане, но не молодежь. При сильном развитии семейной или отцовской власти в Древней Руси младшие братья, сыновья и племянники не имели особого голоса в присутствии главы семейства; а потому, если и приходили на вече, то для того только, чтобы слушать молча совещания старших людей или поддерживать своих в случае какого насилия. Пригорожане могли иногда участвовать в вече своего главного города, и наоборот, жители последнего участвовали в вече пригорода.

Большое народное вече, как мы сказали, собиралось не часто, а только в важных случаях, преимущественно во времена смут и безначалия. Более постоянным учреждением является, по-видимому, малое вече, когда лучшие люди, т.е. городские старцы или домовладыки, наиболее зажиточные и семейные, созывались на княжий двор для совещания вместе с его боярами и дружиной под непосредственным председательством самого князя. Иногда приглашалось к князю на вечевое совещание духовенство; а в особенно важных случаях призывались дружинники и земские лучшие люди из пригородов и волостей, пример чему мы видели в истории Ярослава Осмомысла и Всеволода Большое Гнездо, вздумавших изменить общий порядок при наследовании главного стола. (Из этих именно собраний впоследствии развилось то, что известно под именем земского собора, или «великой земской думы».) Обычай собираться на сходку для совещаний был, очевидно, распространен издревле в земском населении Руси и производился не только в городах, но и в волостях, т.е. между сельскими жителями, особенно по вопросам хозяйственным, например: по разделу или переделу полей, по раскладке и разверстке княжих даней и разных повинностей, по снаряжению людей на войну и т.п. Вечевые обычаи не оставляли земских людей даже и в военных походах.

Городское население в древней России составляло главную основу государственного быта и решительно преобладало над сельским населением. Летописи упоминают в дотатарскую эпоху до трехсот городов. Но, без сомнения, это число далеко не соответствует их действительному количеству, если под городом разуметь то, что и разумелось в древности, то есть всякое укрепленное или огороженное поселение.

До объединения Руси под одним княжеским родом и вообще в языческую эпоху, когда каждое племя жило особо и дробилось на многие общины и княжения, не только внешние враги, но и частые взаимные ссоры заставляли население огораживаться от неприятельского нападения. Города неизбежно и постепенно умножались вместе с переходом славяно-русских племен от кочевого и бродячего быта к оседлому. Еще в VI веке, по известию Иорнанда, леса и болота заменяли славянам города, т.е. служили им вместо укреплений против неприятелей. Но и это известие нельзя принимать буквально. Уже в те времена, по всей вероятности, были укрепленные поселения и даже существовали значительные торговые города. С большим развитием оседлости и земледелия число их сильно возросло в последующие века. Около трех столетий спустя после Иорнанда другой латинский писатель (неизвестный, по имени географ Баварский) перечисляет славянские и неславянские племена, населявшие Восточную Европу, и считает у них города десятками и сотнями, так что в сложности получается несколько тысяч городов. Если бы его известие и было преувеличено, все-таки оно указывает на огромное количество городов в древней России. Но из такого количества еще нельзя заключать о густоте и многочисленности самого населения страны. Города эти были собственно городки или небольшие селитьбы, окопанные валом и рвом с прибавлением тына, или частокола, и только частью имели стены из плетней и бревенчатых срубов, наполненных землей и камнями с башнями и воротами. В мирное время население их занималось земледелием, скотоводством, рыбным и звериным промыслом в окрестных полях, лесах и водах. На эти сельские занятия горожан прямо указывает летопись, влагая в уста Ольги следующие слова, обращенные к осажденным жителям Коростеня: «Чего хотите досидеться; все ваши города уже передались мне и обязались платить дань и возделывают свои нивы и свою землю; а вы хотите лучше голодом поморить себя, чем заплатить дань». Но при первой военной тревоге население укрывалось в свои городки, готовое выдержать осаду и дать отпор неприятелю. Сообразно с потребностями защиты и самое место для города обыкновенно выбирали где-нибудь на береговом возвышении реки или озера; по крайней мере с одной стороны он примыкал к дебрям и болотам, которые не только препятствовали неприятельскому нападению с этой стороны, но и служили укрытием на случай взятия городка. Разумеется, чем открытее была страна, чем более подвергалась неприятельским нападениям, тем большая потребность существовала в поселениях, окопанных валами, как это и было в южной полосе Древней Руси. В местах же лесистых, болотистых и вообще защищенных самой природой, укрепленных таким способом селений встречалось, конечно, меньше.

Когда русское племя посредством собственных дружин распространило свое господство в Восточной Европе и когда эти дружины объединили восточных славян под властью одного княжеского рода, естественно, должны были уменьшиться и опасность от соседей, и взаимные драки между славянским племенами. Русь, с одной стороны, обуздывала внешних врагов, которых нередко громила в их собственной земле; а с другой стороны, княжеская власть запрещала в своих владениях драки, возникшие из-за обладания полем, лесом, пастбищем, рыбною ловлею или из-за похищенных женщин, а также нападения с целью грабежа, добычи рабов и т.п. Налагая дани на туземное население, князья взамен, кроме внешней защиты, давали им суд и расправу, т.е. обязывались более или менее защищать слабых от обид сильнейшего, другими словами, полагали начало государственному строю. Поэтому жители множества городков вследствие большей чем прежде безопасности могли постепенно расселяться по окрестным местам в неукрепленных хуторах и поселках, чтобы удобнее заниматься сельским хозяйством; самые городки нередко получали более мирный характер, постепенно превращаясь в открытые селения. Отсюда все более и более размножалось сельское население, преданное земледелию и другим хозяйственным занятиям. Так было преимущественно во внутренних областях; но по окраинам и там, где существовало более опасности, а также в землях покоренных инородцев князья уже сами заботились о поддержании и сооружении хорошо укрепленных городов, в которых размещали своих дружинников. Вообще в эту русско-княжескую эпоху постепенно выработалось различие между городским и сельским населением.

Если число укрепленных селитьб не было так многочисленно, как прежде, зато самые города сделались значительнее и стали вмещать в себе население более разнообразное по своему делению на классы и сословия. Они постепенно становятся средоточием для окрестной области как в военно-правительственном отношении, так и в промышленно-торговом; по крайней мере, это должно сказать о городах наиболее значительных. Такие города обыкновенно состояли из двух главных частей: «детинца» и «острога». Детинец, иначе кремль, считался внутренней частью, хотя он редко приходился внутри, а обыкновенно одной или двумя сторонами был расположен над самым береговым спуском. В нем помещались соборный храм и двор князя или его посадника, а также дворы некоторых бояр и духовных лиц. Здесь пребывала и часть младшей дружины, или детские, составлявшие городскую оборону (от них и название «детинца»). Острогом назывался внешний, или окольный, город, примыкавший к детинцу. Он также опоясывался валом, стенами и башнями, а с наружной стороны — еще рвом, наполненным водой; такой крепостной ров обыкновенно назывался греблею. Стены и башни в Древней Руси были деревянные; только в немногих городах встречались каменные. Понятно, что при обилии леса и недостатке гор и камня укрепления в Восточной Европе носили иной характер, чем в Западной, где замки и города укреплялись еще по образцу римских колоний. Впоследствии окольный город стал более известен под именем «посада»; в нем преимущественно жило население торговое и разного рода ремесленники. Необходимой принадлежностью его было «торговище», или «Торжок», куда в известные дни съезжались люди из окрестных деревень для обмена своих произведений. В больших городах с умножением населения вокруг острога заводились новые селитьбы, носившие названия «предгородия», «застенья», а впоследствии — «слобод», обитатели которых занимались или земледелием, или огородничеством, рыбной ловлей и другими промыслами. Эти предгородия в свою очередь опоясывались валом. Кроме того, около больших городов в более или менее значительном от них расстоянии насыпались валы с той целью, чтобы в случае неприятельского нашествия окрестные сельские жители могли укрыться за ними не только с своими семьями и с хлебными запасами, но и со своими стадами. Особенно в Южной Руси, где грозила постоянная опасность от кочевников, и доселе можно видеть остатки многочисленных валов по соседству с важнейшими древними городами.

В те времена, когда еще не было строгого деления по сословиям и занятиям, когда была так сильна потребность в защите себя, своей семьи, своего имущества и жилища, все свободное население должно было иметь привычку к оружию, чтобы в случае нужды встать в ряды войска. Горожане по преимуществу сохраняли свой воинственный характер; при обороне городов, равно и в больших походах княжие дружинники составляли только ядро военной силы; но, конечно, они были и лучше вооружены, и более привычны к воинскому делу, более искусны в употреблении оружия. Земская рать, по-видимому, имела своих особых начальников в лице «тысяцких» и «сотских». Названия эти напоминают те времена, когда все свободное население делилось по тысячам и сотням и с таким делением выступало на войну. А потом сотские и десяцкие обратились в земских чиновников, заправлявших некоторыми текущими делами, особенной раскладкой и сбором даней и повинностей1.

Сельское население Древней Руси, как мы сказали, мало отличалось от городского. В мирное время оно занималось земледелием, звериным или рыбным промыслом, смотря по характеру природы, и жило в тех хуторах и поселках, которые были рассеяны вблизи городов. С развитием большей безопасности размножилось число хуторов и деревень, и даже самые городки превращались в открытые селения. Тогда и название «смерд», обозначавшее вообще простых горожан и сельчан в совокупности, постепенно усвоилось сельскому, земледельческому населению по преимуществу. По мере размножения этого населения составлялись поземельные общины, носившие разнообразные названия «верви», «волости», «погоста» и пр. Главной связью между селениями, входившими в состав такой общины, служили общее пользование землей, а также совокупная уплата даней и оброков в княжую казну. Общинное пользование землей существовало у Русских Славян, как у всех народов, у которых земли было изобилие, а обработка ее находилась еще на низкой ступени развития. Киево-русские князья, объединившие этих славян, конечно, не создали поземельной сельской общины; они нашли ее уже в обычаях и нравах народных и пользовались ей для собирания своих даней и оброков, а равно судебных вир. Понятно, что княжим волостелям и тиунам при этих сборах удобнее было иметь дело с общиной, или вервью, нежели с каждой отдельной семьей, а потому при князьях Игорева дома славянская поземельная община получила поддержку и дальнейшее развитие.

При неутвердившихся еще понятиях о личной поземельной собственности, при подвижности сельского населения, всегда готового в случае опасности или истощения почвы оставить свои непрочные жилища и перейти на другие, более удобные земли, при большом запасе пространства, еще незаселенного и невозделанного, весьма естественно, что русские князья-завоеватели смотрели вообще на Русскую землю как на собственность своего рода и за пользование ею облагали население разными повинностями, данями и оброками. Поэтому они жаловали своим дружинникам и духовенству не только земли еще пустые, но и заселенные. В последнем случае князь передавал владельцу свое право собирать с населения те дани и оброки, которые платились за пользование землей, и сверх того взимать некоторые судебные пошлины; следовательно, передавалось также право суда и расправы, но обыкновенно за исключением татьбы и убийства, т.е. уголовных преступлений, подлежащих суду князя и его тиунов, или суду, так сказать, государственному.

Не одно совокупное пользование землей заставляло сельское население соединяться в отдельные общины и верви. К тому же влекла сводных людей и самая потребность общежития, столь развитая у славяно-русского племени, а также потребность взаимной поддержки и помощи как для охранения своих земель и угодий от захвата соседними жителями, так и при исполнении больших работ, например, при постройке плотины, моста или гати, при расчистке лесных пространств под нивы и пажити. Последнее условие в особенности влияло в северных областях, обильных дремучими лесами и дебрями. Здесь на укрепление и развитие общинного быта влияло еще то обстоятельство, что славянское население в тех краях было пришлым, и, чтобы удержать свое господство над туземными народцами, оно должно было держаться более в совокупности.

Сельские общины долгое время по своему быту не отличались от городских и сохраняли те же вечевые обычаи, собираясь на мирские сходки для раскладки и разверстки повинностей, вообще для обсуждения своих хозяйственных нужд. Но члены этих общин не были закреплены за той землей, которой пользовались; нередко отдельные семьи и даже целые поселки, недовольные налогами или скудной почвой, оставляли прежнюю оседлость и переселялись на новые места. Такая подвижность земледельческого населения, конечно, немало препятствовала правильному развитию сельского хозяйства; но она же много способствовала русской колонизации, т. е. заселению или обрусению обширных пространств Восточной и особенно Северо-Восточной Европы.

Рядом с свободной сельской общиной возникали еще деревни и поселки из людей несвободных. Как сами князья, так и пожалованные землями дружинники нередко поселяли на пустующих местах своих челядинцев, или холопов, и устраивали там дворы с разными хозяйственными заведениями. Но в эпоху дотатарскую количество такого холопского населения было еще незначительно в сравнении с свободным сельским населением.

Уже в ту эпоху преобладающею на Руси промышленностью является земледелие. Развитие его, конечно, находилось в тесной связи с почвой и климатом. Между тем как в черноземной полосе южнорусской оно приносило богатую жатву, хотя и страдало иногда от засухи, саранчи, землеройных животных, червей и т.п. врагов; в северных краях, особенно в Новгородской земле, земледелие развивалось с великим трудом. Ранние осенние или поздние весенние морозы нередко побивали хлеб и производили голодные годы, и только подвозы из других русских областей или из чужих стран спасали население от мора. Между тем как в южной полосе обилие свободных тучных полей, при относительной малочисленности населения, давало возможность часто распахивать и засевать целину, или новину, т.е. девственную почву, а потом в случае истощения запускать ее на долгое число лет, в северной полосе земледелец должен был вести упорную борьбу со скудной почвой и непроходимыми лесами. Чтобы добыть кусок удобной земли, он расчищал участок леса, вырубал и жег деревья; остававшаяся от них зола служила удобрением. Несколько лет такой участок давал порядочный урожай, а когда почва истощалась, земледелец покидал ее и углублялся далее в лес, расчищая новый участок под пашню. Такие расчищаемые из-под леса участки назывались притеребы. Вследствие подобного передвижного земледелия и самое крестьянское население усвоило себе подвижной характер. Но вместе с тем наше крестьянство далеко во все стороны распространяло славяно-русскую колонизацию и своим потом или своей страдою (тяжелой работой) закрепляло новые земли за Русским племенем.

Разные свидетельства удостоверяют нас, что обработка земли производилась теми же орудиями и способами, какие сохранились на Руси до нашего времени. Весной сеяли хлеб яровой, а осенью — озимый. Но юге точно так же более пахали «плугом», а на севере — сохой, или «ралом»; запрягали в них коней, но, по всей вероятности, употребляли для плуга и волов; вспаханную ниву, или «ролью», проходили бороной. Колосья снимали также «серпом» и «косою». Сжатый или скошенный хлеб складывали в копна, а потом свозили его в гумна и клали там в «скирды» и «стола»; перед молотьбой просушивали его в «овинах», а молотили «цепами». Обмолоченное зерно, или «жито», держали в «клетях», «сусеках» (закромах), но большей частью хоронили в ямах. Мололи зерно в муку преимущественно ручными жерновами; о мельницах упоминается еще редко и только о водяных. Сено убирали так же, как теперь, т.е. косили траву на лугах (иначе «сеножатях», или «пожнях») и складывали в стога. Главную статью хлебных произведений и народной пищи уже тогда (оставляла рожь, как самое подходящее для русской почвы растение. На юге производилась и пшеница; кроме того, упоминаются просо, овес, ячмень, горох, полба, чечевица, конопля, лен и хмель; только гречи в те времена не встречаем.

Что касается до разведения овощей, или огородничества, то и оно не было чуждо древней России. Имеем известие об огородах, разводимых около городов и монастырей, особенно где-нибудь на болоньи, т.е. в низменном месте подле реки. Из огородных растений упоминаются репа, капуста, мак, тыква, бобы, чеснок и лук — все те же, которые доселе составляют обычную принадлежность русского хозяйства. Имеем указание на существование также в городах и монастырях садов, заключавших разные плодовые деревья, а главным образом яблоки. Орехи, ягоды и грибы, конечно, и тогда служили на потребу русского человека. Для зажиточных людей торговля доставляла дорогие иноземные овощи и плоды, привозимые с юга, из пределов Византийской империи, особенно сухой виноград, или изюм.

Ржаной хлеб издревле пекли кислым. Во время неурожаев бедные люди подмешивали другие растения, особенно лебеду. Были хлебы и пшеничные. Из пшена приготовляли кашу, а из овса делали кисель, который ели иногда с медвяной сытой. Умели делать сладкие пироги с медом и молоком. Из конопляного и льняного семени выбивали масло; из молока также били масло; умели делать и сыр. Мясная пища, по-видимому, была весьма распространена в Древней Руси благодаря, между прочим, обилию дичи и постоянным занятиям охотой. Предки наши не только ели тетеревей, рябчиков, журавлей, оленей, лосей, туров, вепрей, зайцев, и пр., но не гнушались медвежатиной и белками, против чего восстало духовенство, относя их к «скверне», т.е. к нечистым животным. Духовенство восстало и против употребления в пищу животных, хотя бы чистых, но не зарезанных, а удавленных, считая последних «мертвечиной»; сюда относило оно тетеревей и других птиц, которых ловили силками. Во время голода простолюдины, конечно, не обращали внимания на подобные запрещения и ели не только липовую кору, но и псину, кошек, ужей и т.п., не говоря уже о конине, которая в языческие времена вообще употреблялась русскими в пищу. Главную же статью обычной мясной пищи доставляли, конечно, домашние птицы и животные: куры, утки, гуси, овцы, козы, свиньи и рогатый скот; последний в старину назывался «говядо». Строгое соблюдение постов, которым отличалось русское православие впоследствии, в первые три века нашего христианства еще только входило в число благочестивых обычаев, и, несмотря на усилия духовенства, многие русские люди пока не отказывались от употребления мяса в постные дни.

Скотоводство было такое же распространенное на Руси занятие, как земледелие, но еще более стародавнее. Разумеется, оно не имело значительного развития в северной лесной полосе, а процветало более в южных землях, где было изобилие пастбищ и даже степных пространств. Впрочем, насколько эти земли изобиловали рогатым скотом, мы не имеем прямых сведений. Встречаем более указаний на процветание коневодства, но и то собственно княжеского. О размерах сего последнего можно судить по летописному известию о том, что у новгород-северских князей на одной только речке Рахне паслось несколько тысяч кобылиц (в 1146 г.). Впрочем, князья должны были прилагать особую заботу о конских табунах уже потому, что они доставляли коней не только своей дружине, но и частью земской рати, собиравшейся в военное время. Кони знатных людей обыкновенно отличались особым тавром, или «пятном». Южная Русь пользовалась также соседством кочевых народов и приобретала от них большое количество коней и волов путем торговли; а в военное время стада и табуны степняков служили главной добычей русских дружин; но и кочевники в свою очередь при набегах угоняли русский скот. Особенно славились иноходцы и скакуны угорские, которых летопись называет «фарами». Вообще «борзый» конь высоко ценился на Руси и составлял утеху русского молодца.

Наряду с земледелием и скотоводством важное место в народном хозяйстве занимало рыболовство, при великом обилии рыбных озер и рек. Оно издревле производилось теми же снастями и орудиями, как в наше время, т.е. неводом, бреднем, длинной сетью, или мрежею, и удочкой. Наиболее распространенный обычай рыбной ловли был посредством еза, т.е. перегородки из кольев, набитых поперек реки, с отверстием в средине, тоже огороженным, куда заходит рыба. Наряду с дружинами звериных ловцов князья имели целые дружины ловцов рыбных; отправляясь на промысел, они обыкновенно назывались «ватагами», а начальник их именовался «ватаманом». Между прочим, новгородцы предоставляли своим князьям право посылать рыболовные ватаги на Северное Поморье, именно на Терский берег; а сами посылали свои ватаги на другие берега Поморья, где, кроме рыбы, ловили также моржей и тюленей. В местах особенно рыболовных издревле образовался целый класс людей, занимавшихся преимущественно этим промыслом. Вследствие запрещения мяса инокам монастыри особенно дорожили рыбными угодьями; а потому князья и богатые люди старались наделить их такими водами, где в изобилии водилась рыба. Иноки сами занимались ловлей и получали рыбный оброк с жителей, сидевших на монастырской земле. Наиболее ценной рыбой на Руси считался всегда осетр. Нужда запасаться рыбой на зимнее время, особенно с постепенным водворением постов, научила приготовлять рыбу впрок, т.е. вялить ее и солить. Русские уже тогда умели приготовлять икру.

Соль получалась на Руси из разных мест. Во-первых, она добывалась в Галицкой земле на северо-восточном склоне Карпатских гор; особенно известны соляные ломки в окрестностях Удеча, Коломыи и Перемышля. Из Галича соляные караваны направлялись в Киевскую землю или сухопутьем через Волынь, или в ладьях спускались Днестром в Черное море, а оттуда поднимались вверх по Днепру. Во-вторых, соль добывалась из Крымских и Азовских озер. Частью она также развозилась морем и Днепром, а частью — сухопутьем на телегах. Уже тогда существовал, по-видимому, особый промысел соляных возчиков (чумаков), которые ездили из Южной Руси к этим озерам за солью. Пошлина с соли составляла одну из статей княжих доходов; иногда торговля ею отдавалась на откуп. В Северной Руси соль или получалась путем иноземной торговли, или добывалась посредством выварки. Последняя производилась и на берегах Белого моря, и в разных других местах, где почва была пропитана соляными осадками; особенно в большом количестве добывалась она в Старой Русе. В Новгороде существовал целый ряд купцов, занимавшихся соляным промыслом и называвшихся «прасолы». В Суздальской земле известны своими варницами Солигалич, Ростов, Городец и пр. Выварка соли производилась очень просто: копали колодезь и делали в нем раствор; потом наливали этот раствор на большую железную сковороду («црен») или в котел («салга») и посредством кипячения вываривали соль.

Обычные напитки Древней Руси составляли квас, брага, пиво и мед, которые варились дома; а вина получали путем иноземной торговли из Византийской империи и Юго-Западной Европы. Пиво варилось из муки с солодом и хмелем. Но особенно распространенным напитком был мед, который служил главным предметом угощения во время пиров и попоек. Он варился с хмелем и приправлялся некоторыми пряностями. Русь, как известно, любила выпить и с радости, и с горя, на свадьбе и на поминках. Знатные и богатые люди вместе с вином и пивом держали всегда большие запасы меда в своих погребах, которые назывались по преимуществу «медушами». Какие огромные запасы были у князей, мы видели при захвате двора северского князя в Путивле, в 1146 году, и это весьма понятно, так как князья должны были постоянно угощать крепким медом свою дружину. В те времена, когда еще не знали употребления сахара, мед служил на Руси приправой не одних напитков, но и сладких яств. Такому великому запросу на него удовлетворял широко распространенный пчелиный промысел, или бортничество. Бортью называлось естественное или выдолбленное в старом дереве дупло, в котором водились дикие пчелы; а роща с такими деревьями называлась бортным угодьем, или «ухожаем». Бортный промысел встречается на всем пространстве Русской земли, при различных условиях почвы и климата. Князья в своих волостях наряду с звериными и рыбными ловцами имели и особых бортников, которые занимались бортными ухожаями и варкой меда. Иногда эти ухожаи отдавались вольным людям с условием платить князю известную часть меда. Кроме того, в числе даней и оброков в княжую казну видную часть составлял мед. Обычной мерой для того служило «лукно», или определенной величины короб из лубка (откуда наше «лукошко»). Бортники в Северо-Восточной России назывались еще «древолазами»: требовалась некоторая ловкость и привычка лазить по деревьям, так как мед приходилось иногда доставать на значительной высоте. Вообще бортный промысел был очень выгоден, потому что, кроме меда, он доставлял и воск, который не только шел на свечи для храмов и зажиточных людей, но и составлял весьма значительную статью отпуска в нашей торговле с иноземцами2.

Жилища Древней Руси, при изобилии лесу, были сплошь деревянные, начиная от хижины бедного селянина до палат княжеских. Основой русского жилья послужил бревенчатый квадратный сруб, или так называемая «клеть»; а когда эта клеть снабжалась очагом или печью, то называлась «истопка» или «изба». Несколько клетей, связанных в одно целое, получали название «хором». Жилище богатого человека от бедного, собственно, отличалось количеством клетей или обширностью хором. Обыкновенно хоромы состояли из трех главных частей: во-первых, зимнее жилье, или изба, во-вторых, собственно клеть, или жилье летнее без печи, служившее зимой вместо кладовой; между ними находилась третья, просторная и светлая комната, называвшаяся сени или сенница, служившая приемной для гостей. Русские люди любили строить высокие хоромы; означенные три части составляли обыкновенно второй ярус здания; под ними находились подклеты, куда складывались разные хозяйственные припасы и принадлежности; в них же заключались погреба и медуши. А к сеням пристраивались на столбах ступени, или лестницы, с крытой площадкой наверху, что и называлось «крыльцом». Самые сени иногда утверждались на столбах, без подклета; по крайней мере так можно заключать из некоторых мест летописи, когда мятежная толпа подрубала или грозила подрубить сени. Над последними еще надстраивалась светлая горница, терем, или «повалуша»; потом словом «терем» стали обозначать вообще высокое жилье. Кровля обыкновенно делалась крутая, двускатная. Верхнее ребро этих скатов называлось «кнесом» (князем); по концам его обыкновенно красовались резные коньки, т.е. две конские головы, обращенные в разные стороны. Покрывалась кровля соломой, а у богатых — тесом или гонтом, т.е. мелкими дощечками, так что гонтовое покрытие имело вид чешуи. Хоромы стояли посреди двора, огороженного тыном, или плетнем; по углам и сторонам его располагались хлевы, конюшни и другие постройки для челяди, домашнего скота, птицы, для сена, хлеба и прочих хозяйственных предметов. Баня, или мовница, по-видимому, служила принадлежностью всякого зажиточного дома.

Разумеется, чем зажиточнее был хозяин, тем просторнее его двор и сложнее его хоромы; они заключали по нескольку сеней, клетей и теремов. Судя по остаткам городских валов, видно, что в городах было немного места для дворов и вообще жили тесно. Поэтому богатые люди, в особенности князья, любили более пребывать в своих обширных загородных жилищах, называя их обыкновенно «раем», «красным двором», «красным селом» и т.п. Отличительной принадлежностью княжих хором, или теремов, между прочим, служили просторные сени или столовая комната, в которой князья проводили время с своей дружиной в совете и пирах; были особые клети для пребывания очередных гридей, или дружинников, охранявших князя; такие клети назывались «гридницей». Терема княжеские украшались резными карнизами, расписывались внутри и снаружи разноцветными красками. Наверху вдоль кнеса, по-видимому, шел гребень, расписанный разными узорами с позолотой; а может быть, позолотой украшался потолок; по крайней мере название терема «златоверхим» встречается и в народных песнях, и в «Слове о полку Игореве». Так, в «Слове» великий князь Святослав Всеволодович, передавая боярам свой недобрый сон, говорит: «Уже доски без кнеса (стоят) в моем тереме златоверсем». Свое пристрастие к пестрым, узорчатым украшениям Древняя Русь, без сомнения, вполне прилагала к жилищам. Затейливая резьба и раскраска покрывали, конечно, передние, лицевые стороны, особенно испещрялись ими паличники окон; так что древние русские хоромы, при недостатке правильности и соответствия в частях (симметрии), отличались несомненной живописностью и вкусом. Относительно узорчатой резьбы Русь издавна достигла значительной художественности. Вообще деревянное мастерство, или плотничество, несомненно, процветало на лесном Севере. Новгородцы особенно славились этим мастерством. Еще в начале XI века киевляне при встрече с ними, под Любечем, кричали: «А вы плотницы суще, а приставим вас хором рубити». По некоторым признакам уже тогда существовали плотничьи товарищества, или артели, и значительные постройки, каковы дома богатых людей, храмы, городские стены, башни, мосты и т.п., совершались на началах подряда артелями, во главе которых стояли известные мастера. А в Южной Руси, в местах бедных лесом, конечно, и в ту эпоху сельские жилища подходили к малорусским хатам нашего времени; т.е. стены их состояли из плетня или жердей, обмазанных глиной и выбеленных мелом.

Каменные постройки на Руси были еще очень редки. Самое мастерство каменщиков стало распространяться только вместе с сооружением богатых храмов, башен, или веж, и некоторых городских стен, под влиянием мастеров греческих и немецких. Однако летопись еще до Владимира Великого упоминает в Киеве о каменном тереме княжеском. В следующие века число каменных теремов на княжих дворах, без сомнения, стало умножаться. В XII веке каменное мастерство уже настолько подвинулось в Суздальской Руси, что владимирцы сделались им особенно известны. Ростовцы недаром же отзывались о них в 1175 г.: «То наши холопы и каменщики». Не говоря о многих каменных храмах, воздвигнутых в этом крае, и доселе в Боголюбове сохраняется часть каменных палат, относимых к Андрею Боголюбскому.

Деревянным постройкам Древней Руси соответствовала и домашняя утварь, которая также выделывалась по преимуществу из дерева. В источниках встречаем те же названия посуды и утвари, которые и доселе существуют в русском быту; например: стол, столец (стул), скамья, кровать («тесовая»), ларь, бчелка (бочка), ведро, лохань, блюдо, чаша, локоть, ковш, ложка и т.д. Все это указывает на существование промыслов: столярного, токарного, бондарного и т.п. Были в большом употреблении изделия из лубка, лыка и мочала, каковы: сита, решета, коробья, лукна, рогожи и пр.

Древняя Русь, однако, не ограничивалась одной деревянной утварью. Мы имеем положительные свидетельства, что существовали разные металлические мастерства; особенно процветал кузнечный промысел, который приготовлял домашние орудия и утварь из железа, меди и олова, например: котлы, сковороды, замки, пилы, косы, серпы, долота, заступы, рала, гвозди, ножи, топоры и т.п. Изделия из дорогих металлов, доступные только высшим сословиям или шедшие на украшения и утварь церковную, частью доставляла иноземная торговля, но частью и собственное русское мастерство. Так, встречаются известия 6 серебряных чашах, блюдах и ложках, золотых и серебряных кубках, турьих рогах, служивших вместо стаканов и оправленных в серебро или золото, а в особенности о серебряных и золотых оправах крестов, икон и богослужебных книг, преимущественно Евангелия, также о золотых и серебряных гривнах, обручах, монистах и других украшениях мужского и женского наряда. Изделия эти восходят ко временам еще языческим; ибо уже в договоре Игоря с Греками упоминается о русских печатях, золотых и серебряных: первые служили в Царьграде знаком русских послов, а вторые — гостей. В могильных курганах отдаленной эпохи встречается много украшений из золота и серебра, еще более, конечно, медных и железных вещей.

Летописи упоминают о присутствии на Руси художников греческих и немецких (а в Юго-Западной Руси и польских). Но нет сомнения, что даровитый русский народ имел своих собственных мастеров почти по всем отраслям художества. Например, на существование русских литейщиков, приготовлявших вещи из свинца и меди, а также умевших делать из них сплавы вроде бронзы, указывают летописные известия, в особенности по поводу построения храмов; для сих последних отливались колокола, устроивались медные или бронзовые врата, медные или свинцовые кровли и помосты, иногда слитые из олова и меди. Для исполнения таких работ требовалось значительное количество людей сведущих.

Источники передают нам немногие имена туземных мастеров той эпохи; тем с большим тщанием история должна сохранять эти имена для потомства.

Из русских зодчих известны: «мастер» Петр, который, по словам летописи, «трудился» над сооружением каменного храма Св. Георгия в новгородском Юрьеве монастыре, по поручению князя Всеволода-Гавриила в 1119 году; «художник» Милонег, в крещении также Петр, возведший в 1200 г. стену под Выдубецким монастырем, по поручению великого князя Рюрика; Коров Яковлевич, «мастер» с Лубянской улицы в Новгороде, построивший каменную монастырскую церковь Св. Кирилла в 1201 г., на иждивение двух богатых бояр; Алекса, «муж хитр», которого в 1276 г. волынский князь Владимир Василькович послал строить город Каменец (Литовский) и который уже при отце его Васильке многие города «рубил» (то есть строил их дубовые стены). Рубруквис, посол французского короля Людовика IX к великому хану Мангу в половине XIII века, говорит об одном молодом Русском в Орде (не называя его по имени), который хорошо знал строительное искусство.

Из других художников упоминаются: Авдий, «хитрец», или ваятель, который украсил резаными на камне узорами двери храма Св. Иоанна, воздвигнутого в Холме Даниилом Романовичем; золотых и серебряных дел мастер Лазарь Богша, соорудивший крест по заказу Евфросинии Полоцкой в 1161 г., и другой золотых дел мастер Кузьма, взятый в плен монголами, которого встретил в главной Орде Плано Карпини; последний видел его работы трон и печать, изготовленные для хана Гаюка.

Далее известны: Нежила, «серебряник», и Гаврило, «щитник», оба новгородцы, павшие в бою с Литвой в 1234 г.; Антон, «котельник», тоже новгородец, который пал в известной Липицкой битве с суздальцами в 1216 году. А в 1200 г. в одной битве с Литвой в числе павших новгородцев находился Страшко «сребреник весец», то есть надзиравший за достоинством или пробою серебряных изделий, поступавших в торговлю; но, вероятно, он и сам был мастер.

По поводу татарского нашествия волынский летописец говорит о великом числе всякого рода мастеров, бежавших от варварского плена; в том числе были «седельники» и «лучники», «тульники» и «кузнецы железу, меди и сребру».

Относительно той отрасли художества, которая впоследствии приняла на Руси весьма обширные размеры, то есть церковного иконописания, мы имеем из эпохи дотатарской одно только русское имя; то был Алимпий, монах Киево-Печерской обители, ученик тех цареградских мастеров, которые расписывали Печерский Успенский храм. В этой отрасли учителями нашими были исключительно греки («греческое» и «корсунское» письмо). По-видимому, все главные храмы русские того времени расписывались греческими мастерами, и сохранившиеся образцы церковных фресок свидетельствуют о полном господстве на Руси современного им византийского стиля с его соответствующими религиозному настроению строгими ликами и умеренными, сухими тонами раскраски. Нет сомнения, однако, что уже в ту эпоху греческие мастера имели многочисленных русских учеников. Кроме икон, писанных на доске, внутренние стены храмов тогда сплошь покрывались фресковым расписанием, так что одни греки уже с самого начала не могли удовлетворять великому запросу на иконописцев и, конечно, исполняли свои работы при помощи русских учеников. Вероятно, к концу данного периода уже существовали русские товарищества, или «дружины» иконописцев, которые работали под руководством своих «старейшин» и брали подряды на расписание церквей, как это мы видим немного позднее в Новгороде и вообще в Северной Руси. Но мастера, руководящие такими дружинами, по-видимому, еще долгое время были греки. Так, по известию летописи, в конце XII века в Новгороде расписал одну церковь на воротах кремля Гречин Петрович; имя его, однако, обличает в нем не природного грека, а скорее южного славянина, прибывшего из пределов Греческой империи.

Стесненные твердо установленными преданиями и правилами греческого иконописания русские живописцы мало могли проявлять свои вкусы и свою творческую способность в произведениях этой отрасли искусства. Но есть другого рода памятники, которые наглядно свидетельствуют об их игривом воображении, об их способности не к одному только рабскому подражанию. Это рисунки заставок и заглавных букв, которыми обильно украшены страницы некоторых рукописных книг, дошедших до нас от той эпохи (начиная с Остромирова Евангелия). Образцами для них, конечно, послужили таковые же византийские и отчасти болгарские миниатюры; но русское художество внесло сюда много своеобразных подробностей, а также замечательное, живое сочетание красок и форм. Отличительную черту этих рисунков составляет прихотливое сплетение ремней и веток: с разными фантастическими зверями и птицами, особенно с драконами и змиями, которые своими хвостами перевивают фигуры людей и звериных чудовищ. Стиль этих произведений находится в полном соответствии с помянутыми выше затейливыми обронными узорами и изображениями на стенах суздальских храмов. Есть известия, что такие же обронные украшения на церковных стенах употреблялись не только на Северо-Восточной, или Суздальской Руси, но также и в Юго-Западной, или Волынско-Галицкой, и что скульптурные изображения покрывались еще разными красками и позолотой.

Нет сомнения, что во всех подобных украшениях (орнаментах) в сильной степени проявилось самостоятельное русское художество и своеобразный русский вкус. Сей последний при известной даровитости племени с незапамятных времен воспитывался на роскошных образцах искусства и промышленности как греческой, так и восточной (преимущественно персидской), которые путем военной добычи, торговых и других сношений постоянно протекали в Восточную Европу, о чем наглядно свидетельствуют многие металлические изделия, покрытые изящными орнаментами, и остатки узорчатых тканей, находимые в могилах языческой Руси. Особенно замечательна в этом отношении пара турьих рогов, найденная в большом Черниговском кургане, окованная серебром с изображениями переплетающихся между собой фантастических птиц и растений.

Как в своих жилищах и постройках Древняя Русь обнаруживала много своеобразного вкуса и соответствия с окружавшей природой, так своеобразна была она и в одежде своей, хотя многое заимствовала у других народов, особенно у византийцев по части дорогих тканей и украшений. Основную одежду составляли полотняная сорочка или рубашка и узкое нижнее платье, запущенное в сапоги. Поверх сорочки надевались «свита», или «кожух». Это было платье с рукавами более или менее длинное, обыкновенно спускавшееся ниже колен и подпоясанное. Дружинники и торговцы поверх свиты надевали плащ, называвшийся «корзно» или «мятль» (т.е. мантия), который обыкновенно застегивался на правом плече, чтобы оставить свободной правую руку. У простых людей сорочки и свиты, конечно, делались из грубых полотен и шерстяных тканей; а богатые носили более тонкие суконные ткани и нередко шелковые. У людей знатных, у бояр и князей, на свиту употреблялись такие дорогие привозные ткани, как греческие паволоки разнообразных цветов, синие, зеленые и особенно красные (багряница, или червленица). Подол обшивался золотой или узорчатой каймой; нижняя часть рукавов покрывалась золотистыми «поручами»; атласный воротник был также золотистый. На груди нашивались иногда петлицы из золотого позумента; кожаный пояс или кушак богатых людей украшался золотыми или серебряными бляшками, дорогими камнями и бисером. Сапоги они носили из цветного сафьяна и нередко расшитые золотой ниткой. На корзно богатые люди употребляли самые дорогие ткани, особенно оксамит. Это была привозимая из Греции золотая или серебряная ткань, расшитая разноцветными шелковыми разводками и узорами и очень плотная. Довольно высокая шапка или, как тогда называлось, «клобук», у знатных людей имел верх цветного бархата и соболиную опушку. Известно, что князья не снимали свои клобуки даже и при богослужении. В зимнее время были, конечно, в употреблении меховые одежды, у богатых — из дорогих мехов, а у простых людей бараньи. Самое слово «кожух» по всей вероятности» первоначально означало то же, что наше «полушубок», т.е. свиту из бараньего меха. Была также в употреблении теплая шерстяная свита, или фофудья (фуфайка).

Роскошь наряда выражалось более всего в разного рода дорогих украшениях и привесках. Самым обычным и самым древним украшением Руси были гривны, или металлические обручи. Первоначально словом «обруч», по-видимому, означался браслет или прут, согнутый спиралью и надевавшийся на руку. «Гривною» назывался обруч, носимый на шее, или на гриве; у бедных это просто крученая проволока — медная или бронзовая, а у богатых — серебряная или золотая. Находимые нередко в числе других предметов древности попадаются русские гривны весьма изящной работы. Кроме гривны, носили еще на шее ожерелья, или мониста, которые состояли или также из крученой проволоки, или из цепи с разными привесками. Из последних наиболее распространенными были: металлические и финифтяные бляхи («цаты»), спущенное на грудь подобие коня, составленное из пластинок и колец (вероятно, то, что в летописи названо «сустуг»), а в христианские времена и крест. Носились также металлические кольца на руках («запястья»), шарообразные металлические пуговицы, пряжки для застегивания, перстни и т.п. Князья русские сверх того при парадной одежде имели бармы, т.е. широкое оплечье, шитое золотом или обложенное жемчугом, дорогими каменьями и золотыми бляхами с разными на них изображениями.

Женский наряд отличался еще большим обилием украшений; между ними первое место занимали разнообразные ожерелья, бисерные или из цветных стеклянных бус, у бедных же просто из обточенных камушков. В особенности были обычны женские ожерелья, или мониста, украшенные монетами; для чего употреблялись монеты, получаемые из разных стран, но более всего серебряные восточные деньги. Пристрастие к металлическим обручам доходило до того, что в некоторых местах женщины когда-то носили браслеты на ноге или кольцо на большом пальце ноги. Серьги были в общем употреблении; их имели даже мужчины (обыкновенно в одном ухе). Самую обычную форму серег составляла кольцом завитая проволока с тремя надетыми на нее шариками, медными, серебряными или золотыми. Головные женские уборы также обсаживались бисером или жемчугом, обвешивались монетами и другими привесками. У замужних женщин было в обычае накрывать голову «повоем» (повойником). Выше мы видели свидетельство о том, как усиливалась роскошь особенно между женщинами при их страсти к дорогим нарядам. В XIII веке летописец, вспоминая простоту быта древних князей и дружинников, говорит, что последние не возлагали на своих жен золотых обручей; но ходили их жены в серебре. Роскошь выражалась также в дорогих мехах. Известный посол Людовика IX к татарам Рубруквис заметил, что русские женщины носили платья, внизу обложенные горностаями.

Что касается волос и бороды, то Русь после принятия христианства, очевидно, подчинилась в этом отношении греческому влиянию; она покинула привычку выбривать почти всю голову и бороду, оставляя чуб и усы. На изображениях мы видим ее уже с довольно длинными волосами и с бородой; только юноши изображаются безбородые. Впрочем, обычай бриться уступал постепенно. Так, изображения князей в рукописях и на монетах XI века имеют коротко подстриженную бороду; а в конце XII века видим у них уже длинную бороду, по крайней мере на севере (изображение Ярослава Владимировича в Спас-Нередицкой церкви).

Вооружение Древней Руси было почти такое же, как и других европейских народов в Средние века. Главную часть оружия составляли мечи, копья, или сулицы, и луки со стрелами. Кроме прямых обоюдоострых мечей, употреблялись и сабли, то есть с кривыми восточными клинками. Употреблялись еще секиры, или боевые топоры. Между простым народом было в обычае иметь при себе нож, который носили или за поясом, или прятали в сапог. Оборонительное оружие, или доспех, составляли: железная броня, преимущественно кольчужная, а иногда дощатые латы («папорзи»); далее, железный шлем воронкообразной формы с кольчужной сеткой вокруг шеи и большой деревянный щит, обшитый кожей и окованный железом, широкий наверху и суживающийся к низу, притом окрашенный в любимый Русью красный цвет (червленый). Помянутый выше спиральный обруч, вероятно, служил не только украшением, но и защитой для руки. У знатных людей обручи были золотые или серебряные позолоченные. (На что указывает известная присяга старшей русской дружины при заключении Игорева дрговора с Греками.) Лучшее, дорогое оружие получалось путем торговли из других стран, из Греции, Западной Европы и с Востока. Так, «Слово о полку Игореве» воспевает шеломы латинские и аварские, сулицы ляцкие, а мечи называет «харалужными», то есть из восточной вороненой стали. У князей и бояр оружие украшалось серебром и золотом, особенно шлемы, на которых отчеканивались нередко лики святых и другие изображения. На шлем надевался иногда меховой чехол, или «прилбица». Тулы (колчаны), вмещавшие стрелы, также покрывались иногда мехом. Седла и ременная конская сбруя украшались металлическими бляхами и разными привесками.

Стремена у князей, по-видимому, бывали позолоченные («Вступи Игорь князь в злат стремен», говорит «Слово»). Верховая езда уже потому была в общем употреблении, что она служила главным средством сухопутного передвижения; на «колах» (то есть на телеге) и на санях перевозили тяжести, а также женщин, людей немощных и лица духовные. Любопытно, что в составе конской упряжи источники не упоминают о дуге; возница сидел верхом на запряженном коне; о чем свидетельствуют и некоторые рисунки в рукописях того времени3.

Главным средством сообщения служило судоходство: по рекам совершались и торговое движение, и военные походы. Но значительную часть года, особенно в Северной Руси, реки были покрыты льдом; кроме того, между речными системами залегали так называемые «волоки», по которым сообщение происходило сухопутьем, то есть перевозили товары и всякие тяжести на колах, или на санях. Самое удобное время для сухопутных обозов, конечно, была зима, когда речки, болота и топи затягивались крепкой корой; во всякое же другое время, особенно весной и осенью, грязи и топи представляли великие препятствия для сообщения. Непроходимые дебри и непроглядные лесные трущобы, обильные хищными зверями, также служили немалым затруднением; в последних легко было заблудиться и погибнуть без вести. Поэтому устройство гатей, мостов, лесных просек и речных переправ на важнейших путях издавна было одной из главных забот правителей и населения. Но и зимой русскому человеку нередко приходилось бороться с жестокими морозами, сильными вьюгами и глубокими снегами. В постоянной борьбе со всеми этими трудностями закалялись энергия и терпение русского народа. Он сумел преодолеть многочисленные естественные препятствия и воспользоваться некоторыми благоприятными условиями, особенно богатой речной сетью, чтобы проникнуть в самые далекие, глухие края Восточной Европы, проторить к ним дороги, завести в них поселения и починки и оживить их своей промышленной и торговой предприимчивостью.

Рынки, или «торги», составляли необходимую принадлежность не только города, но и всякого значительного селения. Сюда собирались крестьяне из окрестных мест и обменивали свои произведения на железные или медные орудия, утварь и пр. Стольные княжие города были вместе и важнейшими торговыми пунктами, куда направлялись товары из далеких областей Руси. Главным средоточием торгового движения в Южной Руси служили Киев и Чернигов, а в Северной — Новгород и Смоленск. Например, в Киев направлялись караваны с солью как от таврических озер, так и с Карпатских гор из галицких копей. А в Новгород шли обозы с хлебом из краев суздальских и рязанских.

Своей предприимчивостью во внутренней торговле северорусские торговцы, кажется, превосходили южнорусских. Так новгородских гостей, а отчасти и смоленских можно было встретить почти во всех областях русских; ростовско-суздальские гости ездили в Киев и Чернигов. Благодаря такому взаимному обмену товаров между русскими областями внутренняя торговля на Руси была довольно развита и удовлетворяла насущным потребностям населения. Зато в торговле внешней, в сношениях с иноземцами купцы южнорусские, то есть галицкие, киевские, черниговские и переяславские, не уступали и самим новгородцам. Торговые сношения Южной Руси были направлены преимущественно на Византийскую империю. Хотя половецкие орды и стесняли движение по Днепровскому пути; но известно, что судовые караваны наших «гречников» продолжали плавать почти ежегодно по этому пути; а смелые русские гости ходили с своими обозами сухопутьем даже сквозь степь Половецкую в Тавриду, к устьям Дона, Кубани и к Нижней Волге, где меняли меха, невольников и другие произведения своей земли на товары греческие, итальянские и восточные, или азиатские. С востока из мусульманских стран получались, между прочим, пряные коренья, бисер, жемчуг и серебряная монета в большом количестве. В свою очередь, иноземные купцы проникали в Южную Русь, и многие из них постоянно пребывали в Киеве. Между прочим, сюда в XII веке приезжали для закупки мехов купцы из дальних краев Германии и западного Славянства, например, из Баварии и Чехии. Один польский летописец (Мартин Галл) заметил, что сама Польша служила для иноземных купцов только дорогой в Русь.

Между тем как суздальское купечество ездило в Камскую Болгарию, в землю Мордвы и других соседних Финнов, новгородские торговцы, с одной стороны, по судоходным рекам проникали в Заволочье и к Уральскому хребту; а с другой — они не довольствовались постоянным пребыванием у себя варяжских и немецких гостей, но сами плавали по Балтийскому морю, отправляясь за немецкими и варяжскими товарами на остров Готланд и промышленные города Славяно-Германского поморья. В торговле с Западной Европой деятельное участие принимали еще смольняне, витебляне и полочане. На сырые произведения Русской земли, преимущественно меха, воск и кожи, а также на дорогие товары греческие и восточные Северо-Западная Русь выменивала европейские сукна, полотна, металлические изделия, вина, сельдей, серебро, хлеб, соль и пр.

Торговое движение в древней России должно было преодолевать великие препятствия, полагаемые природой и людьми. С одной стороны, долгие и трудные пути сообщения, особенно частая распутица, с другой — недостаток правосудия, народные смуты, княжие междоусобные войны, нападения хищных половцев и других соседей, а также грабежи собственных русских повольников, бродников и вообще разбойничьих шаек — все это ложилось тяжелым бременем на промышленность и торговлю, а следовательно, и на цены товаров. И надобно удивляться энергии и предприимчивости русского торгового люда, умевшего бороться с такими препятствиями. Немалое затруднение встречал он со стороны частых застав, на которых взималась с товаров пошлина, или мыт. Эти мытные заставы, воздвигаемые ради умножения княжих доходов, устраивались обыкновенно на мосту, на перевозе, при въезде в город. Далее, существовали пошлины при складе товара в гостином дворе, на торгу, или на рынке, «померное» (в продаже на меру), «весчее» (при продаже на вес) и т. д. Пошлины эти хотя сами по себе были и не велики, но многочисленны и, при частых злоупотреблениях и вымогательствах от мытников и других чиновников княжих, замедляли торговые обороты и возвышали цену товаров.

За недостатком собственной монеты торговля Древней Руси была по преимуществу меновая, в особенности с иноземцами, Значительная часть торговых оборотов совершалась на веру, то есть в кредит; о чем ясно свидетельствует Русская Правда, которая посвящает несколько статей порядку взыскания долгов с несостоятельного торговца. На существование кредита указывает и так называемое «резоимание», то есть ссуда денег или вещей ради «лихвы», или роста. Духовенство в своих поучениях сильно восставало против высоких процентов, которыми заимодавцы угнетали своих должников, и грозило первым вечной мукой, особенно тем, которые обращали бедных должников в свои холопы. Но в обществе еще мало развитом, при недостатке безопасности и большом риске проценты неизбежно бывают высоки. Судя по Русской Правде, законными, то есть умеренными, резами считалось до 20% в год; но из нее же мы видим, что иногда резы простирались до 40 и даже до 60%.

Деньги в древней России назывались вообще «кунами». Слово это ясно указывает, что когда-то обычным мерилом ценности служили меха, и по преимуществу куньи. Первоначально употреблялись для обмена, конечно, ценные меха; но торговая потребность в более мелких и разменных единицах заставила прибегнуть к дроблению меха; отсюда явились так наз. «резани» (т.е. отрезки) и «ногаты» (лапки). В позднейшее время встречаем еще «полушки» и «мордки», точно так же перешедшие и в название металлических единиц. От таких частей меха недалек был переход до кожаных денег, т.е. лоскутов кожи с княжими клеймами. В половине XIII века французский монах Рубруквис заметил, что у Русских вместо монеты служат маленькие кусочки кожи с цветными знаками. Но подобные деньги, если и существовали, не имели повсеместного на Руси обращения. Такое обращение могла иметь только звонкая монета. Последняя добывалась, как всякий товар, торговлей с иноземцами. Особенно большое количество ее доставлялось с востока из стран мусульманских. (Впрочем, может быть, эти арабские серебряные деньги служили более для шейных и головных украшений, чем для потребностей торговли.) Денежной металлической единицей повсеместно на Руси служила «гривна». Судя по названию, некоторые справедливо догадываются, что эта единица произошла именно из металлического шейного обруча, имевшего более или менее определенный вес; так что гривна стала обозначать вместе и вес, и монету, т.е. слиток того же веса. Не только форма этого слитка, но также его достоинство и вес, а следовательно, и ценность разнообразились по разным областям Руси. При том различалась еще гривна серебра от гривны кун. Вторая была вдвое менее первой, но также обозначала металлические деньги; она, собственно, и составляла ходячую монету. Новгородская гривна кун весила полфунта серебра, или 48 золотников, смоленская — четверть фунта, а киевская — треть. Гривна кун заключала в себе 20 ногат, или 25 кун, или 50 резаней.

Чеканка мелкой монеты, золотой и серебряной, началась на Руси по образцу византийскому, после принятия христианства. Хотя она и не была многочисленна, но в ее существовании удостоверяют находки некоторого количества таких монет (особенно Нежинский клад, найденный в 1852 г. и заключавший до двухсот «сребреников», каких называет летопись). На лицевой их стороне обыкновенно выбивалось изображение государя, сидящего на престоле в полном наряде, с надписью «Владимир», или «Ярослав», или «Святополк» и пр.; на обратной же находим какой-то знак (вероятно, верхушка скипетра) с надписью вокруг: «А се его серебро» или «злато»4.

Вообще успехи русской гражданственности находились в тесной связи с успехами христианства. Коренные русские области в данном периоде можно считать уже вполне подчинившимися Православной церкви и усвоившими себе греко-восточную иерархию. Во главе русской иерархии стоял киевский митрополит, назначенный обыкновенно из греков. Попытки Ярослава I и Изяслава II выбирать в этот сан русских людей не имели пока продолжателей. Константинопольский патриарх при помощи преданной ему части русского духовенства сумел устранить такое нововведение, чтобы удерживать в большей зависимости от себя русскую иерархию. Немало помогал ему в этом случае все больший и больший упадок Киевского великокняжеского стола: ни один великий Киевский князь и не подумал повторить попытку Изяслава II, хотя мог бы воспользоваться стесненным положением самого греческого патриарха во времена латинского господства в Константинополе. На епископских кафедрах того времени хотя все еще встречаем также греков, но они постепенно уступают место духовным русского происхождения. В особенности таковыми пастырями снабжала русские области знаменитая Киево-Печерская обитель. Древнейшие архиерейские кафедры, кроме Новгорода, сосредоточены были в Южной Руси, именно: в Киеве (митрополичья), Чернигове, Южном Переяславле и Владимире-Волынском. Киевская область, кроме митрополита, имела даже двух епископов: в Белгороде и Юрьеве. Но с развитием областной самостоятельности умножалось и число епархий, т.е. особых кафедр; ибо каждая область, точнее, князья каждой области, стремились иметь своего собственного епископа. Таким образом являются епископии Полоцкая, Червонорусская (Перемышльская) и Туровская; Смоленская и Ростовская отделяются от Переяславской, Рязанская — от Черниговской. Не довольствуясь тем, некоторые области распадаются потом на две епархии, именно: Суздальская на Ростовскую и Владимирскую, Галицкая на Перемышльскую и собственно Галицкую (потом еще Холмскую).

В Русской церкви уже в те времена возникал обычай, чтобы митрополит собирал собор епископов для разрешения важнейших вопросов. Например, мы видим, что вопрос о постах в середу и пятницу, перешедший к нам из церкви Греческой, довольно долго волновал Русскую церковь и обсуждался собором русских епископов, которых созвал митрополит Константин в Киеве (в 1168 г.).

Христианская проповедь продолжала действовать среди инородцев, подчиненных русскому владычеству; вместе с крещением, конечно, продвигалось вперед их обрусение. Но в этом отношении, как уже выше замечено, русское духовенство было чуждо духа нетерпимости и насилия. Хотя в деле общения язычников оно опиралось на княжескую и вообще светскую власть; но не побуждало ее действовать огнем и мечом, как это мы видим в истории церкви Латинской. Отсюда еще не следует заключать о равнодушии и недеятельности нашего духовенства в данном случае; постепенное утверждение греко-восточного христианства на всем обширном пространстве русских областей явно тому противоречит. Мы даже находим в те времена начатки русского православия у народов соседних, т.е. у тех, которые еще не были подчинены русскому владычеству, каковы Литва и Эстонская Чудь. Труднее проникало русское православие в степь к кочевым и полукочевым народцам; так что и подвластные Руси Черные Клобуки еще большей частью сохраняли свое язычество. Некоторые русские князья отличались ревностью к обращению язычников и мусульман; так, Киевские, Черниговские и Рязанские князья привлекали на свою службу многих выходцев из Половецкой Орды, крестили их и наделяли землями; Суздальские князья старались обращать Мордву и Камских Болгар. В особенности такой ревностью к вере известен Андрей Боголюбский. Но, кажется, еще большим усердием в этом деле отличался его племянник Ярослав Всеволодович. По крайней мере, летописи сообщают нам только один пример, когда недавно покоренное инородческое племя было окрещено, по-видимому, не без принуждения со стороны светской власти; именно, часть Корелы была окрещена по распоряжению Ярослава Всеволодовича, когда он княжил в Новгороде Великом (в 1227 г.). На северных русских окраинах существовали еще значительные остатки языческого населения; возбуждаемое своими волхвами, оно иногда давало себя чувствовать мятежами и разными волнениями; в таких случаях князья или их наместники оружием усмиряли непокорных и казнили волхвов. Такие мятежи и волнения встречаются в землях Новгородской, Суздальской и Муромской. Пример их видим в Новгороде даже в XIII веке. Любопытно, что строгая казнь зачинщиков совершилась в княжение того же Ярослава Всеволодовича. Именно, по свидетельству новгородского летописца, в 1227 году четыре волхва, смущавшие народ какими-то ложными знамениями и внушениями, были сожжены на Ярославском дворе, т.е. на вечевой площади.

Смирившееся внешним образом перед силой Православной церкви язычество продолжало жить в понятиях и верованиях народных, выражаясь множеством всякого рода суеверий, обрядностей, предрассудков, примет и т.п. Многие, именуясь христианами, приносили еще жертвы языческим богам; отлагали пищу и напитки Роду и Рожанице (т.е. покойным предкам). Пастыри церкви должны были вести постоянную борьбу с такими остатками язычества. Борьбу эту они простирали и на самые увеселения народные, праздники и игрища; ибо игрища сии были древнего происхождения и большей частью имели тесную связь с языческими верованиями. «Не подобает христианам игр бесовских играти, еже есть плясанье, гуденье, песни мирские и жертвы идольские; еже молятся огневе под овинам и вилам, и Мокоши, и Симарглу, и Перуну, и Роду, и Рожанице, и всем, иже суть тем подобии», — пишет в своем увещании неизвестный по имени «христолюбец», или «ревнитель правой веры». Он восстает вообще против нехристианского образа жизни и особенно порицает «неистовое пьянство» — сей издревле господствующий народный порок.

Обрядовая, или внешняя, сторона христианства занимала малопросвещенную паству едва ли не более самих догматов веры, и мы видим, как возникало множество всякого рода вопросов при разных случаях и обстоятельствах церковной практики. Низшее, или служебное, духовенство за разъяснением их обращается к высшим пастырям, т.е. к своим епископам. Любопытный образец подобных вопросов представляет «Впрашание Кириково». Монах и священник (по другим известиям, дьякон) Кирик, или Кирияк, обращался с вопросами к знаменитым новгородским архиереям Нифонту, Иоанну, а также и к некоторым другим лицам и получил от них ответы. Из последних таким образом составился целый свод отчасти важных, отчасти мелких правил, которые применялись если не везде на Руси, то по крайней мере в Новгородской епархии. Многие вопросы здесь наглядно свидетельствуют о народных суевериях и нравах того времени. Между прочим, из правил, относящихся к обрядам крещения и миропомазания, узнаем, что тогда встречались еще новообращенные не только из инородцев, но также из самих славян: так, для болгарина (Камского), половчина и Чудина полагается сорок дней оглашения, а для славянина — только восемь. Узнаем, что матери нередко носили больных детей не к священнику на молитву, а к волхву для причитаний над ними. Особенное обилие вопросов относится к совершению священником литургии и разных треб, а также к наложению епитимий. Любопытны некоторые вопросы, обнаруживающие взгляд на женщин. Например: может ли священник служить обедню в одежде, в которую вшит женский плат? «Чем погана жена?» — отвечает епископ и разрешает служить. Из тех же вопросов видно, что существовал следующий суеверный обычай: в случае охлаждения к себе мужа, жена давала ему пить воду, которой омыла свое тело. За такой грех церковь налагает строгую епитимию, например, отлучение от причастия на целый год. В случаях супружеской неверности к женщине церковные правила, очевидно, относятся строже, чем к мужчине; так, муж вправе отослать от себя неверную жену, а сам он в подобном случае осуждается на епитимию; обычай грешить с рабынями подвергается только порицанию. Некоторые вопросы замечательны по своей наивности, например: можно стучать в зубы яйцом на пасху до обедни? Можно ли давать молитву осквернившемуся сосуду, не только деревянному, но и глиняному? Из вопросов Кирика, между прочим, узнаем, что обычай паломничества, или хождения к святым местам по обету, в те времена был очень распространен на Руси, так что нередко обращался в праздное шатание и отнимал руки от работы. Епископы налагают епитимию на тех, которые давали обет идти в Иерусалим. Из этого можно заключить, что Святая земля, куда совершались походы западных крестоносцев, сильно влекла к себе и русских людей; они отправлялись туда целыми толпами, подобно известному игумену Даниилу с его «дружиною». Около ста лет спустя после «Хождения» Даниила являются записки другого русского паломника, боярина Добрыни Ядрейковича, того самого, который постригся в Хутынском монастыре и потом был новгородским архиепископом под именем Антония. Он, впрочем, описал не все свое путешествие на Восток, а только виденные им святыни и достопримечательности Царьграда. Описание его обилует многими любопытными подробностями.

Не одними правилами и ответами на помянутые вопросы из церковной практики действовала русская иерархия для утверждения христианского благочестия и добрых нравов в народе. Для той же цели служила проповедь с церковной кафедры. Замечательным образцом духовного красноречия того времени служат проповеди Кирилла, бывшего епископом Туровским во второй половине XII века. Он писал (не дошедшие до нас) пастырские послания к современнику своему Андрею Боголюбскому и обличительные послания против известного епископа Ростовского Феодора; сочинял каноны и молитвы. Но слава Кирилла основана в особенности на его проповедях, или поучениях, которые были обращены к пастве в большие, или Господские, праздники и заключали их объяснения. Эти поучения служили потом образцами для наших церковных проповедников, усердно переписывались и потому дошли до нас во многих списках. Объяснения его исполнены иносказания, т.е. обилуют притчами, аллегорическими и символическими сравнениями и образами; поэтому при всем красноречии своем они едва ли были понятны народу, и в этом отношении уступают поучениям митрополита Иллариона, хотя и заслужили Кириллу от его современников название русского Златоуста. На его сочинениях видно сильное влияние библейской и византийской словесности и вообще знакомство с творениями греческих Отцов Церкви. Впрочем, возможно, что не все сочинения, связанные с именем Кирилла, принадлежали именно епископу Туровскому. Кроме митрополита Киевского Кирилла, родом грека, правившего Русской церковью в 1224—1233 гг. и славившегося своей ученостью, известен еще своими поучениями и любовью к книжному делу ростовский епископ Кирилл II (1231—1262); по словам летописи, князь, вельможи и не только жители Ростова, но также из окрестных городов приходили в соборную церковь Богородицы послушать поучения его «от святых книг».

К знаменитым русским иерархам и писателям дотатарской эпохи принадлежит также старший современник Кирилла Ростовского, Симон, первый отдельный епископ Влади-миро-Суздальский (1215—1226). Мы имеем любопытное его послание к печерскому иноку Поликарпу. Симон сам принял пострижение в Киево-Печерской обители; там оставался у него друг, чернец Поликарп. Сей последний не скрывал своего намерения, по примеру других печерских постриженников, подняться на высшие степени духовной иерархии, тем более что он уже побывал на игуменстве в двух монастырях. Ему покровительствовала сестра великого князя Георгия II, Верхуслава Всеволодовна (о ее браке с Ростиславом Рюриковичем сказано выше): она прочила его на епископскую кафедру в Новгород или в Смоленск, или в Юрьев, и писала о том Симону, прибавляя, что не пожалеет для этого истратить (на подарки) тысячу гривен серебра; сам великий князь хотел было назначить его наместником Владимирской епархии. Но епископ Симон решительно им воспротивился, и по сему-то поводу сочинил к Поликарпу послание, в котором сильно порицал его честолюбие, и живыми красками изобразил всю славу и благодать, присущие такому святому месту, как Печерская обитель. Он увещевал инока не покидать этой обители, смирить свою строптивость и подчиниться совершенно своему игумену. «Кто не знает красоты соборной Владимирской церкви, а также и Суздальской, которую я сам создал? — пишет Симон. — Сколько они имеют городов и сел, и десятину сбирают по всей этой земле, и всем тем владеет наша худость. Но как перед Богом говорю тебе: всю сию славу и власть ни во что вменил бы, если бы мне хотя колом торчать у ворот или сором валяться в Печерском монастыре». Далее, чтобы подтвердить примерами великое значение и святость этой обители, Симон повествует о некоторых печерских подвижниках и чудесах, ими совершенных. Затем он приводит предания о построении печерского храма Богородицы, о чудных видениях и обстоятельствах, которые сопровождали это построение.

По всей вероятности убеждения Симона подействовали на Поликарпа; он смирился духом и остался в своей обители. По крайней мере мы имеем его послание к своему игумену Акиндину. В этом послании Поликарп по желанию Акиндина повествует о других печерских иноках, прославивших обитель, о которых слышал от того же епископа Симона. Повествования Симона и Поликарпа в соединении с сказанием Нестора о св. Феодосии и начале Печерского монастыря составляли впоследствии тот сборник житий, который сделался известен под именем «Печерского патерика». Эти сказания, направленные к прославлению святой обители, обнаруживают стремление подражать византийским патерикам, или сборникам житий, Восточной церкви. Отсюда мы видим, как в русских сказаниях повторяются многие черты, общие с тем, что выработала патрология греческая. И самые иноки русские, знакомясь с греческими жителями, естественно, вдохновлялись аскетическими подвигами своих образцов и стремились подражать им со всем рвением людей, недавно обращенных и глубоко верующих. По примеру киевских и южнорусских сказаний, в северных областях Руси начали слагаться письменные повествования, имевшие целью прославление местночтимых святых, каковы были в особенности знаменитые епископы или игумены — основатели важнейших монастырей. Так, в Ростове записываются сказания о св. Леонтии и Исаии, в Новгороде — об епископе Иоанне, Антонии Римляне и Варлааме Хутынском, в Смоленске — о св. Авраамии. Жития таких местночтимых святых нередко составлялись или их учениками, или ближайшими преемниками. Например, житие Авраамия Смоленского составлено учеником его иноком Ефремом. (Вначале краткие, подобные жития с течением времени, при списывании, обыкновенно подвергались разным переделкам и дополнениям.) Дошедшие до нас произведения русской словесности дотатарской эпохи большей частью обнаруживают в сочинителях значительную начитанность, т.е. не только знакомство с книгами Св. Писания, библейскими и евангельскими, но и с литературой греческой вообще. Это знакомство, конечно, приобреталось при помощи постоянно размножавшихся славянских переводов. Обилие рукописей, сохранившихся до нашего времени при всех разрушительных переворотах, ясно свидетельствует о том их количестве, которое обращалось на Руси в те времена, об усердном их переписывании и о любви к чтению грамотных русских людей. Но предки наши почерпали свои сведения о классических писателях древности и Отцах Церкви не прямо из их произведений, а из тех извлечений, переделок и толкований, которыми обиловала византийская словесность. Из таких отрывочных статей, переведенных на славянский язык, составлялись тогда большие рукописные сборники («изборники»). Подобные сборники, заключая в себе статьи содержания богословского, философского, повествовательного и пр., представляли, таким образом, своим читателям разнообразную духовную пищу. Отсюда любознательные люди знакомились с рассказами о Троянской войне и Александре Македонском, с некоторыми идеями Аристотеля и Платона, с сочинениями Василия Великого, Иоанна Златоуста и других Отцов Церкви. Отсюда знакомились они даже с произведениями арабской литературы; чему примером служит повесть об Акире Премудром и Синагрипе царе, заимствованная из сказок «Тысяча и одна ночь». Такие сборники носили разные названия, смотря по своему преобладающему содержанию; а именно: палея, если заключала в себе ветхозаветные сказания; но к этим сказаниям часто примешивались отрывки из так наз. апокрифических («отреченных») книг, т.е. недостоверных, не признаваемых церковью за подлинные; далее, пчела — сборник притчей, нравственных правил и изречений, взятых из писателей духовных и светских; златая цепь — избранные места из толкований на Св. Писание и из поучений Отцов Церкви; прологи патерик — сборники житий святых, хронограф — сборник исторических повествований из истории Библейской, Греческой, Византийской и Славянских народов (например, хронографы Иоанна Малалы, Георгия Амартола и т.д.).

Хотя грамотность еще не была широко распространена на Руси, однако дело книжного просвещения по всем признакам шло успешно. Обучением грамотности занималось, конечно, духовенство. Без всякого сомнения, начатки училищ, положенные Владимиром Великим и Ярославом Мудрым, распространялись и умножались при их преемниках. Училища эти, заводимые обыкновенно при соборных церквах, особенно процветали в стольных княжеских городах под непосредственным попечением епископов. Кроме чтения, письма, счета и церковного пения, в некоторых епископских школах обучали и греческому языку, что было нетрудно при существовании многих греков в составе русского духовенства. Из подобных училищ выходили священники и другие церковнослужители, которых требовалось, конечно, великое число; из них выходили не только многочисленные списатели и переписчики, но и переводчики; ибо несомненно, что, кроме болгарских переводов, русские в те времена имели и собственные переводы разных произведений византийской литературы. Некоторые князья в особенности известны своим покровительством книжному просвещению; они покупали дорогой ценой славянские и греческие рукописи, заставляли еще переписывать и переводить, и собирали таким образом у себя значительные книгохранилища; кроме того, прилагали особую заботу об училищах, отделяя значительную часть из своих доходов на их содержание. Таковы, например: Роман Ростиславич Смоленский, Ярослав Осмомысл Галицкий и Константин Всеволодович Ростовско-Суздальский. Есть известие, что последний имел в собственном хранилище одних греческих книг более тысячи; он принадлежал к образованнейшим людям своего времени и сам занимался письменным делом; между прочим, по-видимому, сочинил для своих детей поучение, подобно Владимиру Мономаху. (Такие поучения детям были тогда в обычае по примеру Византии.)

Не говоря о князьях русских, которые, кажется, были все грамотны и, конечно, в детском возрасте поручались для того особым наставникам, значительная часть дружинников и многие горожане также владели грамотностью. Следовательно, не одни дети духовенства посещали школы, основанные при соборных церквах, но такж;е дети дружинников и горожан. Этим обстоятельством объясняется то явление, что в дотатарский период книжное просвещение не было исключительно сосредоточено в среде духовного сословия. Жития русских святых нередко показывают нам примеры юношей, которые под влиянием чтения благочестивых книг оставляют мирскую суету и уходят в монастырь. Уже тогда в русских обителях, как известно, процветали списывание и сочинение книг; обители эти исполнялись людьми разнообразных сословий и состояний; между ними были, конечно, и неграмотные; но едва ли не большинство приходило уже с познаниями в чтении и письме. Наконец, до нас дошли и сочинения таких русских людей, которые не принадлежали к духовному сословию; например, загадочное «Слово» Даниила Заточника.

Этот Даниил по всем признакам принадлежал к сословию дружинному; за какую-то провинность был удален (заточен) своим князем и пишет к нему послание; но к какому именно князю, трудно решить вследствие разногласия самих дошедших до нас списков «Слова». По одним указаниям, полагают, что то был Юрий Долгорукий, по другим — внук его Ярослав Всеволодович, по третьим — Ярослав Владимирович, безудельный князь Новгородский конца XII века. Местом ссылки некоторые списки называют Лач-озеро; а по другим можно подумать, что то был город Переяславль. «Кому Любово, — говорит Заточник, — а мне горе лютое, кому Белоозеро, а мне черные смолы, кому Лач-озеро, а мне на нем сидя плач горький». В другом же списке: «Кому ти есть Переяславль, а мне Гореславль». Выходки автора против дурных советников княжеских и злых жен заставляют предполагать, что он пострадал вследствие каких-то наветов. Например: «Князь не сам впадает в печаль; но думцы вводят. С добрым думцею князь высока стола додумается, а с лихим думцею думает, и малого стола лишен будет». Или: «Лепше вол ввести в дом свой, нежели злая жена поняти. Лучше в утлой ладье по воде ездить, нежели злой жене тайны поведать» и т. д. «Слово» вооружается также против монахов, принявших на себя ангельский образ не по внутреннему призванию. Вообще оно изобилует остроумными поговорками и народными пословицами. Например: «Княжего тиуна бойся как огня, а служителей его — как искр»; «Глупого учить — в худой мех воду лить» и пр. Начитанность автора обнаруживается знакомством его с летописями и хронографами, а также многими заимствованиями из литературного сборника, известного под именем «Пчелы». И сам он выражается о себе таким образом: «Хотя я в Афинах не рос и у философов не учился; но как пчела собирает по разным цветам, так и я по разным книгам собираю сладость словесную».

Очевидно, произведение Заточника пользовалось в Древней Руси большой известностью. Может быть, какое-либо другое лицо, также впавши в немилость, воспользовалось им и, применив его к своим обстоятельствам, тоже обратилось с этим посланием к своему князю и господину. По причине такой переделки и многих переписываний явились, конечно, и самые разногласия в списках. Сочувствие читателей к автору, пострадавшему от злых людей, выразилось еще следующей особой добавкой к «Слову», очевидно, присочиненной впоследствии: «Сии словеса аз Даниил писах в заточении на Белоозере, и запечатав в воск, и пустив во озеро, и взем рыба пожре, и ята бысть рыба рыбарем, и принесена бысть к князю, и нача ее пороти, и узре князь сие писание, и повеле Даниила свободити от горького заточения».

Политическое раздробление Руси на отдельные княжества, или земли, естественно, должно было отразиться и на произведениях русской словесности, получивших областные оттенки в языке и характере изложения или имевших задачей местные, необщерусские интересы. Таковые областные оттенки отражались, например, при составлении жития святых местночтимых подвижников, при записывании святительских поучений, народных преданий и т.п. Яснее же всего обнаруживается некоторое разнообразие русской книжной словесности того времени на летописном деле. В этом отношении можем преимущественно указать на три средоточия: Киев, Владимиро-Ростов и Новгород Великий; что вполне соответствует и трем главным средоточиям русской политической жизни в эпоху предтатарскую.

Как и во всех отраслях просвещения, Киев для всей Руси служил образцом в деле летописном до самого окончательного своего упадка и разорения. Начальная Киевская летопись, или «Повесть временных лет», составленная в Выдубецком монастыре игуменом Сильвестром при Владимире Мономахе, продолжалась после Сильвестра в том же монастыре трудами его преемников. Тесные связи сего монастыря, а следовательно, и самой Киевской летописи, с родом Мономаха выражаются постоянным ее расположением в пользу Мономаховичей и прославлением великих князей из этого рода. В особенности это обстоятельство обнаруживается по поводу построения великим князем Рюриком Ростиславичем стены Выдубецкого монастыря в 1200 г. (о чем сказано выше). Летописец по сему поводу сочиняет горячее похвальное слово Рюрику. По всей вероятности, или таким летописцем был сам игумен Выдубецкий — того времени Моисей, или летопись составлялась кем-либо из монахов под его непосредственным наблюдением, при покровительстве и по поручению самих великих князей. По примеру Мономаха, преемники его, конечно, принимали близкое участие в летописном деле и доставляли летописцам необходимые сведения о совершавшихся событиях. Киевская летопись, как и следовало ожидать, следит за событиями целой Руси. Хотя наиболее подробностей она сообщает об истории Южно-русской но не упускает из виду и Северной Руси. Например, самое обстоятельное повествование о смерти и погребении Андрея Боголюбского мы находим именно в Киевском летописном своде.

Летописцы суздальские являются прямыми последователями и продолжателями летописцев киевских, так что по дошедшим до нас сводам трудно определить, с какого именно времени началась особая летописная деятельность в Суздальской земле. Это обстоятельство тем естественнее, что и тут предметом летописания является все тот же род Мономаховичей в виде его младшей линии. По всем признакам Киево-Выдубецкий свод здесь усердно переписывался и продолжался под наблюдением местных епископов и самих князей. Если в Киеве летописное дело, по-видимому, не находилось в непосредственной связи с митрополитами, которые были люди пришлые, родом греки, то в других областях Руси, наоборот, оно имело тесные связи с архиерейской кафедрой, особенно там, где утвердились чисто русские иерархии, как это мы видим в Ростове и Новгороде. Существуют основания полагать, что Суздальская летопись велась именно при архиерейской кафедре в Ростове, а не во Владимире-Залесском; известно, что, уступив последнему первенство политическое, Ростов оставался средоточием просвещения в Северо-Восточной Руси. Судя по некоторым намекам того северного летописца, который писал в конце дотатарской эпохи, можно заключить, между прочим, о непосредственном участии в его деле епископа ростовского Кирилла II, отличавшегося ревностью к книжному просвещению.

В Новгороде Великом относительно летописей мы находим более самостоятельности, чем в Суздале, то есть менее зависимости от Киева. Но и там в основу этого дела положена была начальная Киевская летопись Сильвестра Выдубецкого; новгородские же продолжатели его по большей части описывали только события своего родного города и своей земли, мало интересуясь судьбами других русских земель. Так как в Новгороде не утвердилась ни одна княжеская ветвь, то летопись, вероятно, велась без участия князей, под исключительным надзором архиепископов. Любопытно, однако, что по некоторым признакам она велась не при Софийском соборе, а при церкви св. Якова в Неревском конце. По крайней мере есть повод думать, что одним из первых составителей Новгородского летописного свода был священник этой церкви Герман Воята, поставленный епископом Нифонтом (в 1144 г.). Возможно, что он предпринял летописное дело по поручению знаменитого владыки св. Иоанна, усердного поборника новгородской самобытности и, очевидно, был лицом, приближенным к архиерейскому дому. Герман Воята скончался при брате Иоанна, архиепископе Гаврииле, сопровождая его на пути в Псков (в 1188 г.), после сорокапятилетнего священства при церкви св. Якова. В числе продолжателей его в первой половине XIII века упоминает о себе пономарь Тимофей. Сей последний мог быть собственно списателем, или переписчиком; а если и вел летопись, то, конечно, со слов своего священника; ибо трудно предположить, чтобы такое дело владыко поручил прямо пономарю. Близкое участие в составлении летописи, кажется, принимал архиепископ Антоний, бывший боярин Добрыня Ядрейкович, новгородский патриот и писатель; он известен своим паломничеством на Востоке и помянутым выше описанием цареградских святынь. Едва ли ему не принадлежит и повесть о взятии Царьграда Латинами, вошедшая в состав Новгородской летописи. Эта летопись имеет областные отличия как по языку своему, так и по характеру. Хотя в основу книжной речи обыкновенно полагался язык церковнославянский, но здесь на каждом шагу можно видеть следы местного северо-русского наречия. А в изложении новгородские летописцы отличаются от киевских краткостью и сжатостью, доходящей до сухости; но оно не лишено энергии и выразительности. Видно, что это были люди деловые, практические, заботившиеся о сущности дела, не склонные приводить большие выписки из книг Св. Писания и пересыпать рассказ собственными рассуждениями, как это делали летописцы южнорусские.

До нас не дошли летописи смоленские, полоцкие, черниговские и рязанские, и мы не знаем, существовали ли они в самостоятельном виде. Судя по некоторым, хотя отрывочным, но точным известиям, вошедшим в позднейшие своды, надо полагать, что и там велись какие-то записки при архиерейских кафедрах. Мы имеем только особую летопись Галицко-Волынскую, которая подобно Суздальской, является продолжением Киевского летописания и также прославляет род Мономаха, то есть старшую его линию; но составлена она, очевидно, уже позднее татарского нашествия5.

При известной певучести русского и вообще славянского племени, при сильно развитой у него стороне чувства и воображения, нет сомнения, что в те времена, как и после, русский человек любил выражать песней и радость, и горе, петь при торжественных случаях жизни, как, например, на свадьбе, или слагать былины на память о своих вождях и героях. Но такие произведения народной поэзии, слагавшиеся людьми неграмотными, не дошли до нас, потому что не были записаны. Люди грамотные согласно с благочестивым направлением письменности и не могли записывать подобных произведений, носивших на себе еще яркие следы мифологических, или языческих, представлений. Песни порицались духовенством наравне с плясками и народными играми.

По всей вероятности, уже в эти времена получили начало те эпические сказания, или былины, которые воспевали киевского князя Владимира Красное Солнышко и его богатырей. Но по известным былинам, дошедшим до нас в позднейших переделках и наслоениях, трудно судить, в каком виде они существовали в эпоху дотатарскую. Точно так же можно предположить, что уже в эту эпоху начали слагаться новгородские былины о Садко, богатом госте, и об удалом повольнике Василии Буслаевиче, или Богуслаевиче. Садко, или Содко, был, по-видимому, лицо историческое. Новгородская летопись под 1167 годом говорит о Содко Сытиниче, который заложил каменный храм Бориса и Глеба в Софийском детинце. А под 1228—29 гг. она упоминает о знатном новгородце Богу славе Гориславиче (который мог быть отцом ватамана повольников Василия Богуславича).

Имеем основание предполагать, что в Южной Руси в те времена пелись хвалебные песни князьям еще при их жизни по поводу какого-либо подвига. Так, по известию одного польского летописца (Длугоша), когда Мстислав Удалой разбил Угров и Поляков и освободил от них Галич (в 1221 г.), то в честь его немедленно была сложена хвалебная песнь, которой его приветствовали галичане. Затем имеем доказательства, что иногда существовали придворно-княжеские певцы или поэты — дружинники, слагавшие песни в честь князей, которым они служили. Князья, конечно, весьма дорожили такими людьми и старались иметь их в своей службе. Выдающиеся таланты на этом поприще не могли быть многочисленны. Тем не менее можем указать на три лица. Во-первых, какой-то баян или певец, которого «Слово о полку Игореве» изображает песнотворцем, прославляющим преимущественно род Святослава Ярославича, следовательно, поэтом чернигово-северским, жившим приблизительно во второй половине XI века. Во-вторых, сам не известный нам по имени автор «Слова о полку Игореве», воспевавший князей той же Чернигово-Северской ветви и живший во второй половине XII века. В-третьих, Митуся, о котором упоминает Галицко-Волынская летопись под 1241 годом. Она называет его «Словутским певцом», который по гордости не хотел прежде служить Даниилу Романовичу. Произведения первого и третьего до нас не дошли. Зато сохранилось творение второго, этот превосходный образец древнерусской героической поэзии.

Автор «Слова о полку Игореве» очевидно, был дружинником, но в то же время человек книжно весьма образованный, знакомый с произведениями русской и болгарской, а следовательно, и греческой словесности. Его высокий поэтический дар блещет в каждом обороте речи, в каждом сравнении и уподоблении, несмотря на то, что творение его дошло до нас с значительными искажениями и пропусками. Уменье сочетать возвышенную книжную речь с живой, народной, вообще энергия, образность, изящество его языка превосходят все, что только нам известно из древнерусской словесности. Поэт с замечательным искусством воспользовался теми мифологическими верованиями, которыми еще было напитано народное воображение. Вся природа изображается у него существом живым, чувствующим и горе, и радость вместе с действующими лицами. Русский княжий род является у него потомством самого Дажбога, и это было, конечно, не что иное, как народное верование, удержавшееся от языческих времен. (Следовательно, домысел о призвании русских князей из-за моря и их иноземном происхождении никогда не был собственно народным преданием.) Баян и вообще певец у него называется внуком бога Велеса; ветры его — внуки Стрибога, солнце именуется Хорсом и т.д. Такие уподобления, как и самая обработанность языка, а также многие обороты и поговорки, очевидно, сделавшиеся обычными в дружинном быту или взятые из народной речи, ясно указывают, что этот род поэзии издавна процветал при русских княжих дворах, имел уже свои правила и приемы; а в «Слове о полку Игореве» достиг замечательной степени своего развития. Если до нас не дошли другие произведения того же рода и самое «Слово» найдено (в конце XVIII века) только в одном сборнике, виною тому могло быть вообще нерасположение духовенства к такого рода сочинениям, наполненным языческими представлениями (а в темные века татарского ига только духовенство было грамотным сословием, занимавшимся, между прочим, списыванием рукописей); возможно при том, что многие подобные песни слагались поэтами-дружинниками, но не были никем своевременно записаны.

Верный тому княжему колену, которому сам служил, т.е. Чернигово-Северскому, поэт с любовью изображает его членов, и младших, и старших; с великим уважением относится он к современному главе этого колена, Святославу Всеволодовичу, который тогда занимал великий стол Киевский. Вообще Черниговские Ольговичи в этом произведении являются пред нами с чертами весьма симпатичными; тогда как Киевская летопись (Выдубецкий свод), прославляя постоянно колено Мономаховичей, мало дает нам подробностей о деяниях Ольговичей или относится к ним недружелюбно. Местный чернигово-северский патриотизм не мешает, однако, певцу «Слова» распространять свое теплое сочувствие на две области Русской земли и с уважением отзываться о Мономаховичах того времени, каковы Всеволод Большое Гнездо или Рюрик и Давид Ростиславичи, а также о Ярославе Осмомысле Галицком и пр. При этом поэт обнаруживает замечательное знакомство с политическим положением и с характером природы русских областей. Он с особой силой указывает на распри князей, как на главную причину бедствий, которые Русская земля претерпевала от иноплеменных варваров. Эта горячая любовь ко всей Русской земле, к ее славе и чести, а также скорбь о недостатке единения между ее князьями сообщают всему произведению особую привлекательность для русского сердца и, конечно, немало способствовали спасению «Слова» от забвения до позднейших веков.

Ни одно произведение Древней Руси не рисует перед нами с такой живостью и наглядностью ее дружинно-княжеский быт, как «Слово о полку Игореве», — явление вполне естественное, потому что автор его, несомненно, сам принадлежал к дружине. Князь и дружина его — предметы прославления; везде они представляются понятиями неразрывными, и при том едва ли не олицетворяющими собой понятие о всей Русской земле. Народ, или собственно «черные люди», остаются у него совершенно в тени, на заднем плане. С этой стороны русская придворно-княжеская поэзия имела такой же аристократический характер, как и рыцарская поэзия трубадуров и миннезингеров в Западной Европе. А если судить по художественному симпатичному изображению Ярославны, супруги Игоря, то и со стороны женских идеалов (в которых отражаются общественные нравы) наша поэзия едва ли уступала современной ей поэзии западной.

«Слово о полку Игореве» есть живой отрывок из древнерусской жизни; наряду с изящным Владимиро-Дмитровским собором и другими важнейшими памятниками оно служит наглядным доказательством той сравнительно высокой степени, до которой достигала русская гражданственность в эпоху предтатарскую6.

Раздробление Древней Руси на уделы, столь невыгодное для нее в отношении к иноплеменным народам, имело другие, благоприятные стороны в отношении гражданственном. Оно обусловливало существование не одного, а многих средоточий, из которых распространялись на окрестные области начатки просвещения и христианских нравов. Каждый значительный стольный город служил таким средоточием. Каждый князь в своем уделе должен был непосредственно помогать и делу церкви, и книжному просвещению, и делу правосудия, способствовать успехам искусств, промышленности, торговли и всякой отрасли общественного порядка. Каждый двор княжий был не только собранием опытных, умных бояр и дружинников или привлекал людей книжно образованных, но и по естественному течению дел служил источником и образчиком более смягченных нравов.

Как и везде при монархическом строе, отсюда распространялись на окрестную область начатки образованности, гражданских обычаев и отношений. Так как каждое из сих средоточий имело чисто русский характер, то, следовательно, вместе с распространением русской образованности подвигалось вперед почти одинаковое, дружное обрусение разнообразных земель, подчиненных дому Владимира Великого.

Уже в первые века нашей эры славяно-русское племя, жившее вблизи Черноморских греческих колоний, воспринимало в себя некоторые начала богатой греко-римской гражданственности. Многие памятники быта, найденные при раскопке южнорусских могильных курганов, указывают также на торговые и другие сношения (чрез посредство прикавказских народов) с Персидской империей Сасанидов, которая была в те времена представительницей азийской образованности. С распространением своего господства на большую часть Восточной Европы и с принятием христианства по греко-восточному обряду, русская гражданственность получила еще более широкое развитие. Тесные связи с Византией влияли непосредственно на усвоение книжного просвещения, искусств и промышленности греческой; развитию книжного дела помогали отчасти и связи с единоплеменными Дунайскими Болгарами, от которых мы получили многие славянские переводы. Далее, Русь воспринимала в себя начатки и западноевропейской гражданственности при посредстве торговых, военных и других связей с Венгрией, Польшей, Германией и Скандинавией. С востока через Камскую Болгарию и Хазарию мы получали произведения арабско-мусульманской культуры, которые также оказывали некоторое влияние на наше искусство и промышленность.

При своей богато одаренной, восприимчивой натуре русское племя умело до известной степени усвоивать помянутые начала и влияния и на основе собственных преданий, обычаев и вкусов вырабатывать своеобразную самобытную гражданственность. Все обещало ей блестящее развитие, которое могло поставить Восточную Европу наравне с Западной. Но злейшим врагом этой гражданственности была соседняя степь с ее кочевыми варварами. Уже Печенеги и особенно Половцы задержали успехи русской образованности. Затем, едва Русь справилась с этими врагами и начала обратное движение на степь, как из Азии надвинулись новые тучи степных варваров, против которых оказался несостоятельным политический строй удельно-вечевой Руси. Русская гражданственность подверглась жестокому погрому; а после него наступила тяжелая, долгая борьба за национальную самобытность, сопровождаемая развитием крепкой государственной организации; для чего потребовались все народные силы и средства.

Примечания

1. Пособиями для общественных отношений и учреждений Древней Руси служат Плошинского «Городское состояние русского народа в его историческом развитии». СПб. 1852. Погодина «Исследования и лекции». Т. VII. Соловьева «История отношений между князьями Рюрикова дома». М. 1847. В. Пассека «Княжеская и докняжеская Русь» (Чт. Общ. И. и Др. 1870, кн. 3). Сергеевича «Вече и князь». М. 1867. (Подробную рецензию Градовского на это сочинение см. в Ж.М.Н. Пр. 1868. Октябрь.) Беляева «Лекции по истории русского законодательства». М. 1879. Лимберта «Предметы ведомства веча в княжеский период». Варшава. 1877. Самоквасова «Заметки по истории Русского государственного устройства и управления» (Ж. М.Н. Пр. 1869. Ноябрь и Декабрь). Его же «Древние города России». СПб. 1870. Его же «Начала политического быта древнерусских славян». Вып. I. Варшава. 1878. В двух последних сочинениях проф. Самоквасов доказывает несостоятельность прежде господствовавшего мнения о малочисленности городов в древнейшей Руси — мнения, основанного на нескольких гадательных фразах летописца о быте русских славян до так наз. призвания Варягов. (Некоторые писатели, по недостатку критики, до того полагались на эти фразы, что самое построение городов на Руси считали делом призванных Варягов.) Лучшая рецензия по теории о городах проф. Самоквасова принадлежит проф. Леонтовичу (Сборник Госуд. Знаний. Т. II. СПб. 1875).

В последнем сочинении г. Самоквасова («Начало полит. быта») представлен обзор разных теорий политического быта русских славян в эпоху призвания; таковы теории: родовая, общинная, задружно-общинная и смешанная. Представителями патриархального и родового быта являются Соловьев и Кавелин, общинного — Беляев, Аксаков и Лешков, задружно-общинного — Леонтович (см. его статью в Ж.М.Н. Пр. 1874. №№ 3 и 4), а смешанного — Затыркевич («О влитии борьбы между городами и сословиями на образование строя Русского государства в домонгольский период». Чт. Об. И. и Др. 1874). Критика на него проф. Сергеевича в Ж.М. Н. Пр. 1876. № 1. Проф. Никитский («Теория родового быта в древней Руси». «Вестник Европы». 1870. Август) развивает теорию рода фиктивного или политического. Помянутого проф. Самоквасова «Главнейшие моменты в государст. развитии древней Руси». Варшава. 1886. (Примыкает к родовой теории междукняжеских отношений.) Проф. Хлебникова «Русское государство и развитие русской личности (Киев. Университет. Известия. 1879. № 4). Мы не входим в разбор всех этих теорий; так как они более или менее исходным своим пунктом берут мнимое призвание Варяжских князей, считая его историческим фактом и полагая его началом Русской государственной жизни. Даже г. Затыркевич, признавая более древнее происхождение Русского государственного быта, в то же время как-то сплетает его с призванием Варягов и считает Русь выходцами из Скандинавии. С своей стороны мы возводим начало нашего государственного быта с туземными русскими князьями во главе ко времени гораздо более раннему, чем эпоха мнимого призвания Варягов. Во внутренних отношениях видим в Древней Руси существование общины и веча рядом с дружинно-княжеским началом, но при явном подчинении сему последнему. (Несколько моих мыслей о происхождении государственного быта вообще см. в Известиях Моск. Общ. Естествознания, Антропологии и Этнографии за 1879 г.: «О некоторых этнографических наблюдениях».) Что касается до местных славянских князей, существовавших до подчинения их Киеворусскому княжему дому, то летопись сохранила нам несколько имен. Таковы: в X веке древлянский Мал и полоцкий Рогволод, а позднее встречаем у Вятичей Ходоту, современника Владимиру Мономаху. Вятичи позднее других племенных князей подчинились Киевскому княжему роду. Этот род на место побежденных князей сажал своих членов, или своих посадников.

2. От помянутых теорий древнего русского быта должно отличать еще вопрос о сельской общине в древней России, хотя в полемической литературе по этому вопросу он нередко смешивается с означенными теориями. Главными поборниками исконного общинного устройства крестьянского сословия и землевладения являются: К. Аксаков (его Сочч. М. 1861). В. Лешков («Русский народ и Государство». М. 1858) и в особенности И. Беляев (Крестьяне на Руси. М. 1860). Представителем противного мнения выступил г. Чичерин (см. собрание его статей в «Опытах по истории Русского права». М. 1858). По его мнению, происхождение Русской крестьянской общины вытекло из финансовых установлений, т.е. из тягла и повинностей, обусловленных круговою порукою. (Ответы ему Беляева см. в Русс. Беседе 1857 г.) Довольно много остроумных соображений выставлено с той и другой стороны; но обе они происхождение нашей сельской общины приводят в связь с мнимым происхождением Русского государства и дают участие в этом вопросе пришлой варяжской дружине. Сторонники исконной поземельной общины имеют за собою более исторической правды; но они придают ей слишком договорный, юридический (искусственный), слишком идиллический характер; преувеличивают значение и распространение в древней России общинного и артельного начала. Любопытно в этом отношении сочинение Соколовского «Очерк истории сельской общины на севере России». СПб. 1877. Оно отождествляет ее с волостью; но также мешает ее историю с мнимым призванием варягов и полагает, что прежнее (идиллическое) состояние северорусской общины нарушилось с появлением иноземных князей и их чиновников.

Беляева «Несколько слов о земледелии в древней России» (Времен. Общ. И. и Др. XXII). Прекрасное сочинение Аристова «Промышленность Древней Руси». СПб. 1866. Кроме летописей, о земледелии, скотоводстве, рыболовном и бортном промыслах встречаются многие указания в Русской Правде, Житии Феодосия и Патерике Печерском, а также в договорных и жалованных грамотах. Например, о рыболовных ватагах говорится в договорах Новгорода с великими князьями (Собр. Г. Гр. и Дог. I).

3. П. С. Р. Лет. Коппена Ober Alterthum und Kunst in Russland. Wien. 1822. Его же «Список русским памятникам». М. 1822. Забелина «Черты самобытности в древнерусском зодчестве» (Древн. и Нов. Россия. 1878. 3 и 4). Его же «О металлическом производстве в России до конца XVII века» (Зап. Археол. Общ. V. 1853). Хмырова «Металлы, металлические изделия и минералы в древней России». СПб. 1875. Сахарова «О рус. иконописании». СПб. 1850. Ровинского «История русских школ иконописания до конца XVII века» (Зап. Археол. Об. VIII. 1856). Буслаева «Общие понятия о Русской иконописи» (Сборник на 1866 г. Общества древнерус. искусства в Москве). «Христианские древности и Археология». СПб. 1863, 1864 и 1871. Изд. Прохорова. Его же «Русские древности». СПб. 1871 и 1875. «Древности Росс. государства», изданные роскошно по Высоч. повелению, по рисункам академика Солнцева. М. 1849—53. «Памятники древнего росс. зодчества». Изд. Рихтером. М. 1851. Histoire de l'ornement russe du XI au XVI siecle d'apres les manuscripts. Avec 100 planches en couleur. Paris. 1872 — Издание, принадлежащее Художественно-промышленному музею в Москве, предпринятое его директором Бутовским. Своеобразное изящество собранных здесь русских орнаментов побудило знаменитого французского архитектора и ученого Виоле ле Дюка принять на себя особый труд, посвященный истории Русского искусства: L'art Russe, ses origines, ses elements constitutifs, son apogee, son avenir. Paris. 1877.

Талантливое сочинение Виоле ле Дюка, признающее за древнерусским искусством самобытное творчество и решительный перевес восточных, азийских влияний и элементов над западноевропейскими и отчасти над византийскими, возбудило оживление вопроса о Русском искусстве и вызвало довольно значительное число возражателей. Между последними наиболее заслуживают внимания: профес. Буслаев — «Русское искусство в оценке французского ученого» (Критич. Обозрение. М. 1879. №№ 2 и 5). СПб. Его же «Русское искусство и архитектура в России от X по XVIII век». СПб. 1878 (издание гр. Строганова). Аббата Мартынова — L'art Russe (Revue de l'Art chretien. II serie, tome IX). Его же Architecture Romane en Russie. Эти возражатели, хотя и указали некоторые слабые стороны труда Виоле ле Дюка, но не могли опровергнуть главных его положений. Между прочим, они поддерживают преувеличенное мнение о влиянии западного Романского стиля на архитектуру и орнаменты Суздальских храмов XII—XIII вв. Из числа сторонников Виоле ле Дюка особенно энергично выступил автор помянутой «Истории Русского орнамента» Бутовский в своей брошюре «Русское искусство и мнения о нем» etc. М. 1879.

Источниками для изучения русских одежд служат древние фрески и рукописи, каковы особенно: фрески Киево-софийские, Спас-Нередицкие, Староладожские; рукописи: Святославов сборник, житие Бориса и Глеба и др. Пособия: Срезневского «Древние изображения свв. князей Бориса и Глеба» (Христиан. Древности, изд. Прохорова. СПб. 1863). «Древние изображения Владимира и Ольги» (Археологич. Вестник. М. 1867—68). «Древние изображения князя Всеволода-Гавриила» (Свед. и заметки о малоизвест. памятниках. СПб. 1867). Прохорова «Стенная иконопись XII века в церкви св. Георгия в Старой Ладоге» (Христиан. Древности. СПб. 1871) и «Материалы для истории Русских одежд» (Русские Древности. СПб. 1871). Далее для наглядного знакомства с украшениями русской одежды представляет богатый материал множество разнообразных металлических вещей, добытых раскопками курганов или случайно найденных в земле. Кое-где сохранились, между прочим, и остатки самых тканей. Из множества заметок об этих находках укажу: «О великокняжеских убранствах, найденных в 1822 г. близ с. Старая Рязань». СПб. 1831. О тех же находках, с рисунками, см. письма Калайдовича к Малиновскому. М. 1822. Гр. Уваров о металлических украшениях и привесках, найденных в Мерянской земле («Меряне и их быт» в Трудах первого Археология, съезда. То, что автор относит здесь к Варягам, мы считаем недоразумением и относим к Руси). Филимонова «Древние украшения великокняжеских одежд, найденные во Владимире в 1865 г.» (Сборник Москов. Об. Древнерус. искусства. 1866 г.). О том же владимирском кладе см. Стасова (в Известиях Петерб. Археологич. Об. Т. VI). Между прочим, г. Стасов замечает, что найденные при этом остатки шелковых одежд отличаются узорами византийского стиля, а золотые и позументные имеют затканные шелком фигуры фантастических животных того же стиля и соответствуют таковым же скульптурным изображениям на Дмитровском соборе во Владимире (130 стр.). Эту статью, дополняет заметка владимирского археолога Тихонравова (ibid. стр. 243). Он говорит, что в ризницах Владимирского Успенского собора хранятся лоскутки княжеских одежд, снятых при открытии их гробниц. Между прочим, в гробнице Андрея Боголюбского найдена шелковая материя с вытканными на ней узорами, травами и обращенными друг к другу львами, которые совершенно сходны с изваянными изображениями львов на наружных стенах Дмитриевского собора. Н.П. Кондакова «Русские клады». СПб. 1906. Тут о бармах и других украшениях княжеской одежды. Его же «Изображение русской княжеской семьи в миниатюрах XI века». СПб. 1906. Тут описаны 5 византийских миниатюр, найденных в «Кодексе Гертруды», или рукописной латинской псалтири, находящейся в Ломбардии. Автор полагает, что эти миниатюры исполнены во Владимире-Волынском незадолго до безвременной кончины князя Ярополка Изяславича, которого мать, бывшая польская княжна, носила католическое имя Гертруды. Для сравнения приводятся изображения на стенах Киево-Соф. собора и Спас-Нередиц. ц., миниатюры изборника Святослава и т.д. Максимович слово «фофудья» объяснял греческой тканью, из которой шились кафтаны с поясами, или «фофудаты» (его Соч. III. 424.). А слово «прилбица» он объяснял меховой шапкой (ibid). См. об этом слове в моих Историч. соч. Вып. 2-й. Там же моя заметка об обычае князей вешать свои одежды в храмах, по поводу вопроса о «Златых вратах» Владимирского Успенского собора. Тип Киевской серьги, см. Археолог. известия и заметки. 1897. № 3, стр. 74. Прозоровского «Об утварях, приписываемых Владимиру Мономаху» (Зап. отд. рус. и славян. Археологии. III. 1882). Для русского княжеского быта любопытно также исследование проф. Анучина «Сани, ладья и кони как принадлежности похоронного обряда» (Древности Моск. Археол. Об. XIV. 1890). Его же «О формах древних русских мечей». (Труды VI Археол. съезда. Т. I. Одесса. 1886).

4. Вопрос о древнерусской денежной системе, при обилии нумизматов и нумизматических коллекций, имеет у нас значительную литературу. Назову следующие труды: Круга «Критические разыскания о древних рус. монетах». СПб. 1807. Казанского «Исследования о древнерусской монетной системе» (Зап. Археол. Общ. III). Каченовского «О кожаных деньгах» (посмертное издание. М. 1849). Погодина «Исслед. и лекции». IV. гл. 7. Волошинской) «Описание древних русских монет, найденных близ Нежина». Киев. 1853. Беляева «Были ли на Руси монеты до XIV столетия?» (Зап. Археол. Общ. V. Он решает вопрос положительно). Его же «Об отношении гривны XII века к рублю XVI века» (Времен. Об. И. и Др. XXIII). Заболоцкого «О ценностях в древней Руси». СПб. 1854. Куника «О русско-византийских монетах Ярослава I». СПб. 1860. Письма к нему по тому же предмету Бартоломея и гр. Уварова (в Известиях Археол. Общ. Т. II и IV). Прозоровского «О монетах Владимира Св.». Труды IV Археол. съезда. Т. I. Казань 1884. Его же «Монета и вес в России до конца XVIII столетия» (Зап. Археол. Об. XII. 1865). Тщательный труд последнего прекрасно выяснил систему и ценность металлической монеты Древн. Руси. Рецензия на это сочинение академика Бычкова в девятом присуждении наград гр. Уварова. СПб. 1867. Того же Прозоровского «Древние греко-римские меры и их отношения к русским» (Изв. Археол. Об. IX. 1880). и «О кунных ценностях» (Сборн. Археол. Института. IV. СПб. 1880). Далее: проф. Усова «О древних русских деньгах по Русской правде» (Древности Моск. Археол. Об. IX. 1883). Гр. И.И. Толстого «Допетров. нумизматика». Вып. 1-й. «Монеты В. Новгорода» (СПб. 1883). Вып. 2-й. «Монеты Псковские» (СПб. 1886). Петрова «Монеты в. князя Киевского Изяслава Ярославича» (Труды IX Археол. съезда. Т. I. 1895).

Относительно восточных, или мусульманских, монет VII—XI веков, во множестве находимых в России, а также о древних торговых сношениях ее с Востоком самое обстоятельное сочинение принадлежит П.С. Савельеву «Мухаммеданская нумизматика». СПб. 1846. См. также Погодина «О русской торговле в удельный период». «Киевлянин». III. М. 1850.

5. Важнейшие пособия и издания по истории Русской церкви, Русской словесности и просвещения в домонгольский период: Преосвящ. Филарета Черниговского «История Русской церкви». Изд. 4-е. Чепегов. 1862 и его же «Обзор Русской духовной литературы» (Учен. Зап. Ак., кн. III. СПб. 1856). Преосв. Макария «История Русской церкви» (первые три тома). Иером. Амвросия «История Русской иерархии». М. 1807—1815. Т. Барсова «Константинопольский патриарх и его власть над Русскою церковью». СПб. 1878. Соловьева «Взгляд на состояние духовенства в древней России» (Чтения Об. И. и Др. № 6. 1847). Милютина «О недвижимых имуществах духовенства в России» (Чт. Об. И. и Др. 1859, кн. IV и 1860, кн. 3 и 4). Казанского «История монашества в России до св. Сергия». М. 1854. Проф. Голубинского «История Русской Церкви». Т. I. Второе издание. М. 1901. По агиографии: архим. Леонида «Святая Русь, или сведения о всех святых и подвижн. благочестия на Руси», СПб. 1891. Академика Срезневского «Древние памятники Рус. письма и языка X—XIV вв.». Второе (посмертное) изд. СПб. 1882.

Н. Лавровского «О древнерусских училищах». Харьков. 1854. Сухомлинова «О языкознании в древней России» (Учен. зап. Ак., кн. 1. 1854). «О чтении книг в Древней Руси» (Правосл. Собеседник. 1858. Ч. II). «Памятники Российской словесности XII века», изд. Калайдовичем. М. 1821. Из этих памятников «Слово Даниила Заточника» издано Ундольским по другой редакции в «Русс. Беседе». 1856. II и Срезневским в «Извест. 2-го Отд. Ак. Н.», т. X; а проповеди Кирилла Туровского Сухомлиновым во втором томе «Рукописей гр. Уварова» с обширным рассуждением «О сочинениях Кирилла Туровского». СПб. 1858. (Первый том Рукописей не явился.) «Памятники Старинной Русской Литературы», изд. гр. Кушелева-Безбородко. СПб. 1860—62 (Повести, Легенды и отреченные сказания). Шевырева «История Русской Словесности, преимущественно древней». Три тома. М. 1846—1858. Срезневского «Древние памятники Русского письма и языка». СПб. 1863 (первоначально в Известиях Академии). Буслаева: «Историческая хрестоматия Церковнославянского и Древнерусского языков». М. 1861; его же «Исторические очерки русской и народной словесности и искусства». 2-тома. СПб. 1861 (собрание исследований и статей, рассеянных по разным изданиям). Аристова «Хрестоматия по Русской истории» (до XVI века). Варшава. 1870. Ор. Миллера «Опыт обозрения Русской словесности». Вып. 1 (период дотатарский). Второе изд. СПб. 1865. Погодина «Образование и грамотность в древний период Рус. истории». Ж. М.Н. Пр. 1871, Январь. Ключевского «Древнерусские жития святых как исторический источник». М. 1871. Яковлева «Памятники Русской Литературы XII и XIII вв.» СПб. 1872 и его же «Древнерусские религиозные сказания». Варшава. 1875. Хрущева «О Древнерусских повестях и сказаниях» (XI—XII столетия). К. 1878.

В Ж.М.Н.Пр. 1880, ноябрь, статья Модестова «Послание Даниила Заточника». Он считает это лицо несуществовавшим и видит тут просто поучение от дружины князю, а прежде всего Юрию Долгорукому. В.М. Истрина «Исследования в области древнерусской литературы». СПб. 1906. Рецензия на это сочинение А.И. Соболевского в Ж.М.Н. Пр. того же года, июнь. Между прочим, он полемизует с автором по вопросу о времени составления полной Палеи: Истрин относит его ко времени Татарского ига, а Соболевский — к дотатарскому. При сем последний настаивает на том, что в дотатарский период не было разделения литературы на северную и южную, а была одна общерусская. Еще ранее того см. ряд статей проф. Истрина в «Извест. Ак. Н. От. Рус. яз.» 1989. Т. III. «Замечания о составе Толковой палеи». Тут он разбирает сборники: Златая цепь, Матица, Измарагд, Маргарит и пр. Для языка собственно см. Колосова «Очерк истории и форм русского языка XI—XVI вв.» и А.И. Соболевского «Лекции по истории русск. языка».

Труды и пособия для изучения вопроса о русских летописях указаны мною в примеч. 23. Мои соображения о принадлежности Киевского свода Выдубецкому, а не Печерскому монастырю приведены в Розыск. о нач. Руси, в статье «Еще о норманизме». Мнению об отдельных письменных сказаниях и повестях, будто бы введенных в летописные своды позднее, я по-прежнему не придаю широкого значения. Например, рассказ об убиении Андрея Боголюбского не считаю повестью, отдельно написанною неизвестным лицом; полагаю, что она написана просто киевским летописцем со слов очевидца, может быть, того же Козьмы Киевлянина, который был в службе у Андрея, оплакивал его смерть и укорял Анбала. К прежним своим соображениям прибавлю следующее. Если бы все те части сводов, которые у нас стали считать отдельными писанными повестями, были действительно таковыми, то нет никакого вероятия, чтобы они дошли до нас только в летописных сводах; хотя некоторые из них, наверное, сохранились бы в каких-либо рукописных сборниках.

Относительно Новгородской летописи я считаю не только «остроумными», но и основательными соображения Прозоровского в пользу Германа Вояты как составителя этой летописи (Жур. Мин. Нар. Пр. 1852. Июль). Возражения Погодина, считающего Вояту переписчиком, а не сочинителем, едва ли убедительны. (Исслед. и Лекции. Т. V. 342—344). Летописец называет Нифонта святым и притом уже архиепископом; это показывает только, что он начал свой труд по кончине Нифонта, вероятно, при архиепископе Иоанне и по его поручению; приближенность Вояты к архиерейскому дому обнаруживается обстоятельствами его смерти, и нет основания предполагать, что летопись должна была вестись непременно священником Софийского собора, а не церкви Св. Якова или какой-либо другой. Точное, и довольно подробное известие о Германе Вояте под 1188, конечно, было записано его продолжателем, может быть, тоже священником церкви св. Якова, продолжавшим летопись также по поручению архиепископа.

Срезневского «Исследования о летописях Новгородских» в Известиях Акад. Н. 2 отд. Т. II. Исследование Яниша «Новгородская летопись и ее московские переделки». 1874. Исследования г. Сенигова о Новгородской летописи в Чт. О. И. и Др. 1887. № 4. Он приурочивает начало этой летописи к началу новгородской самостоятельности от Киева и отчасти к началу христианства. Того же Сенигова исследование «О древнейшем летописном своде В. Новгорода» в Летописи занятий Археогр. Комиссии. Вып. VIII. 1888.

6. Что русские былины получили начало в эпоху дотатарскую, см. о том исследования Л. Майкова «О былинах Владимирова цикла». СПб. 1863. Также Погодина «Замечание о наших былинах» (Ж.М. Нар. Пр. 1870. Декабрь). Последний несколько преувеличивает древность настоящей их формы. Еще более глубокую древность придает им Бессонов в своих примечаниях к изданию песен, собранных Киреевским. Любопытно обширное исследование В. Стасова «Происхождение русских былин» «Вест. Европы». 1868, кн. 1, 2, 3, 6 и 7). Он сближает их с сказками восточными (индийскими, персидскими, тюркскими); полагает, что эти последние распространились у нас от татар в эпоху ига и вообще отказывает русским былинам в туземном самобытном происхождении; с чем, конечно, нельзя согласиться. Наиболее основательные опровержения эта теория встретила в сочинении Ор. Миллера «Илья Муромец и богатырство Киевское». СПб. 1870. (На последнее сочинение см. рецензию Буслаева в Ж.М.Н. Пр. 1871. Апрель.) В летописях хотя и упоминаются некоторые богатыри, относимые к дотатарской эпохе, но только в позднейших сводах, составленных не ранее XVI века. См. также «Русская поэзия в домонгольскую эпоху» Жданова (Киевск. Унив. Изв. 1879. Июнь). В.Ф. Миллера «К былине о Камском побоище». (Извест. Отд. Рус. яз. Ак. Н. VII, кн. 2). Это о Калкской битве: тут конец богатырям, которые окаменели.

Отрывок из песни, или похвального Слова, сложенного в честь Мстислава Удалого, Длугош приводит в рассказе о победе его над Уграми и изгнании их из Галича под 1209 годом. Хронология его по отношению к русским событиям, как известно, не отличается верностью, и подробности их нередко спутаны; но означенный отрывок, очевидно, заимствован им из источника, до нас не дошедшего.

После трудов, указанных выше в примеч. 29, литература «Слова о полку Игореве» обогатилась следующими новыми исследованиями и изданиями: Огоновского «Слово о полку Игореве». У Львови. 1876. («Текст» с «перекладом» на русско-галицкое наречие и добросовестными учеными «пояснениями».) Вс. Миллера «Взгляд на Слово о Полку Игореве». М. 1877. Хотя главная мысль автора (о нерусской народности Баяна и византийско-болгарских книжных образцах, которым близко подражал певец «Слова», едва ли может найти подтверждение; но книжная подготовка певца доказана им с достаточными основаниями. (На что, впрочем, указывалось и прежде и что особенно развито в обширном, исполненном эрудиции труде кн. Вяземского «Замечания на Слово о П. Игореве». СПб. 1875.) Несколько дельных замечаний на исследование Вс. Миллера см. Ор. Миллера (Ж. М.Н. Пр. 1877. Сентябрь) и Е. Барсова «Критический очерк литературы Слова о П. Игореве». (Журн. Мин. Н. Пр. 1876. Сентябрь и Октябрь). Его же «Критические заметки об историческом и художественном значении Слова о П. Игореве» («Вестник Европы». 1878. Октябрь и Ноябрь). Автор этих заметок Барсов довольно успешно отстаивает самостоятельное творчество певца «Слова» и полную принадлежность последнего Русской поэзии; причем полемизует с упомянутым исследованием Вс. Миллера. Наконец заслуживают внимания объяснения Потебни «Слово о полку Игореве». Воронеж, 1878 и добросовестный труд А. Смирнова «О Слове о полку Игореве». Воронеж. 1877 и 1879. (Два оттиска из журнала «Филологические Записки»; в первом выпуске «Литература Слова», во втором — «Пересмотр некоторых вопросов».) Д.И. Прозоровского «Новый опыт объяснительного изложения Слова о п. Игореве». (Записки отделения Русской и Славянской Археологии. Т. III. СПб. 1882.) Козловского «Палеографические особенности погибшей рукописи о П. Игореве» (Труды Моск. Археол. Об. XIII. Вып. 2. 1890). Проф. Багалей полагает, что автор «Слова» был уроженец Северской земли (Чт. Об. Нестора летописца. Кн. 2. 1888. стр. 160). Самый обширный труд о сем «Слове» принадлежит помянутому Е.В. Барсову. Несколько томов, изданных в 1880-х годах.

Сравнение «Слова о полку Игореве» с соответствующим довольно подробным рассказом Киевской летописи (по Ипат. списку) подтверждает выше приведенное мною мнение, что напрасно преувеличивают число отдельно сочиненных повестей и сказаний, вставленных в летописи. Киевский летописец на таком основании мог бы только взять рассказ певца и приспособить его к своему делу; однако он излагает свой самостоятельный рассказ также со слов людей сведущих.

Свое мнение о существовании придворно-княжеских певцов-поэтов я высказывал еще в 1859 г. (Журнал «Русское Слово». Декабрь), по поводу рассуждения Буслаева о Русс. поэзии XI и начала XII века. Относительно Баяна, воспевавшего Черниговских князей в конце XI века, замечу еще, что это имя следует принимать за нарицательное, т.е. оно означало вообще певца (вроде позднейшего бандуриста), и притом «вещего» (см. Словари Востокова и Миклошича под этим словом: «влъхвом и баяном»).

Что касается до словутного певца Митуси, то некоторые считали его церковным певчим, например;Максимович (Основа. 1861. Июнь). Это мнение совсем невероятно; Митуся случайно захвачен в плен вместе со слугами Перемышльского владыки и притом со слугами-дружинниками; отсюда еще не видно, чтобы он сам служил владыке, а не князю, т.е. Ростиславу Михайловичу. Нельзя его считать и вообще певцом в нашем буквальном значении этого слова (т.е. певуном или человеком, умеющим хорошо петь). Таковые ценились тогда наряду с скоморохами и игрецами, и Даниил Романович не стал бы хлопотать о том, чтобы залучить в свою службу гордого Митусю, если бы он не был известный в свое время придворный певец-поэт, прославлявший князей. Потому-то, конечно, знаменитый князь и хотел иметь его в своей службе.

Кроме помянутого указания Длугоша, мы находим еще в самой Ипат. летописи указания на придворно-княжеский эпос, т.е. такой, который посвящен был прославлению князей. Отрывком из такого эпоса представляется нам то место этой летописи, где описывается начало княжения Романа Волынского, под 1201 г. Вероятно, это отрывок из поэтического «Слова», посвященного прославлению Романа. Отсюда же мы узнаем, что и у половецких князей были гудцы, т.е. певцы, сопровождавшие свои песни звуками струнного инструмента. А далее, под 1251 г. по поводу победы Даниила и Василька над ятвягами, летопись замечает: «и песнь славну пояху има». Ясный намек на похвальное слово князьям, сложенное вслед за победою (аналогия с известием Длугоша).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика