Александр Невский
 

На правах рекламы:

По хорошей цене автоломбард в москве для всех клиентов.

К основному вопросу начальной русской истории

Укажем важнейшее основание, на котором была построена Норманнская теория происхождения Руси, т.е. смешение Русского племени с Варяжским в один небывалый народ Варягоруссов.

Основным, или краеугольным, камнем этой теории послужили следующие слова начальной летописи, под 862 годом: «Реша сами в себе: «поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву». Идоша за море к Варягом к Руси; сице бо ся зваху тьи Варязи Русь, яко се друзии зовутся Свое, друзии же Урмане, Анъгляне, друзии Гъте; тако и си. Реша Руси Чудь, Словени, Кривичи (и Весь): «земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет; да поидъте княжить и воло-еть нами». И избрашася три братья с роды своими, пояша по собе всю Русь и придоша; старейший Рюрик седе в Новеграде, а другой Синеус на Белеозере, а третий Изборсте Трувор. От тех прозвася Русская земля, Ноугородьцы: ти суть людь Ноугородьци от рода Варяжска, преже бо беша Словени» (по Лаврентьевскому своду).

Приведенный летописный текст, несомненно, представляет не первоначальный, а позднейший, сложившийся в таком виде не ранее конца XII или начала XIII века, а вероятнее, уже в Татарскую эпоху, когда Киевский летописный свод подвергсся некоторым искажениям и домыслам переписчиков, и главным образом в сказании о призвании Варяжских князей из-за моря, Это простое, понятное всем сказание уже существовало в первоначальном тексте; но позднее оно исказилось и осложнилось домыслом о том, что сама Русь была не что иное, как Варяги, пришедшие с князьями; таким образом, целое Русское племя обратилось в какую-то княжескую дружину или свиту. Этот испорченный текст лег в основу целой группы летописных сводов, с Лаврентьевским и Ипатьевским во главе. Но была другая группа летописных сводов и сборников, которая сохраняла первоначальный текст, т.е. без смешения Руси с Варягами в один народ. Это доказывают польские, иностранные и западнорусские историки, которые пользовались русскими летописями или вообще русскими источниками. Так, Длугош и Стрыйковский говорят о призвании Варяжских князей самою Русью, т.е. не смешивают ее с Варягами и представляют ее исконным туземным народом. В таком же смысле высказываются Герберштейн, Даниель Бухау, Флетчер, Гваньин, Кромер, Меховий. Сюда же относятся те сборники, которые выводят Рюрика с братьями из Прусской земли, каковы Степенная книга и Густынская летопись. Затем не смешивают Русский хронограф второй редакции, Псковская вторая летопись и отрывок так наз. Иакимовой летописи, по всей вероятности, пользовавшийся древнейшею Новгородскою летописью. Наконец, мы имеем перед собою и самый первоначальный текст сказания в этой летописи. Он сохранился в Летописце патриарха цареградского Никифора. Там сказано: «Придоша Русь, Чудь, Словени, Кривичи к Варягом, реша: земля наша» и пр. А сей Летописец составлен в Новгороде и дошел до нас в рукописи XIII века (хранится в Москов. Синод. библиотеке). Это самый старший из всех имеющихся налицо летописных списков.

На тот же первоначальный текст ясно указывает Стрыйковский, имевший перед глазами древние русские летописные своды. Он выражается так: «Летописцы русские не объясняют, кто были Варяги; но просто начинают свою хронику словами: «послаша Русь к Варягам, говоря: приходите княжить и владеть нами». Вообще явные следы первоначального текста мы находим во многих сводах и сборниках. В более древней части Степенной книги говорится: «В лето 6370 послаша Русь к Варягом, зовуще их» и пр. и «придоша из-за моря на Русь». В Русском хронографе первой редакции: «Приидоша Русь, Словене и Кривичи (к) Варягом, реша» и пр. В том же смысле во второй и третьей редакции (Изборник А. Попова. 4, 137 и 447). В хронографе южнорусской редакции, в оглавлении неуцелевшего начала Киевской хроники: «Русь добровольце варягов за панна собе берут» (Ж. М.Н. Пр. 1885. Май. 74). Летописный перечень XIII века: «придоша Русь, Чудь, Словене, Кривичи к Варягом, реша» и пр. (Извест. Ак. Н., т. VIII, Вып. V., стр. 391). В Летописце Руских царей: «Реша Русь, Чудь, Словене» и пр. (Супрасл. рукоп. М., 1836, стр. 171). В одном летописце XVII века: «Земля наша рекомая Словенская Русь добра», «пришли на Русь три брата» (Ж. М.Н. Пр. 1902, Август, 290). Даже в тех сводах, которые послужили главным источником путаницы и смешения Варягов с Русью, встречаются эти следы первоначального текста. А именно, в Лаврентьевском, Ипатьевском, Троицком и Переяславском при описании посольства за море сказано: «Реша Русь, Чудь, Словене, Кривичи и Весь: земля наша» и пр. Некоторые своды или списки этой путаной категории наглядно объясняют нам, каким образом произошло сие смешение двух разных народов в один. Например, в Радзивилловском, Софийском и Воскресенском стоит «реша Руси, Чудь, Словене, Кривичи». И вот эта ошибка какого-то писца, сказавшего Руси вместо Русь, повторенная другими переписчиками, и послужила главным источником искаженного текста. Выходило, что послы, отправленные к Варягам, обратились с речью к Руси; таким образом, получилось понятие или фраза «придоша (или реша) к Варягом Руси», а вместе с нею явился небывалый народ Варяги-Русь. Вот почему после отпадения слова Русь на первом месте в числе призываемых народов очутилась Чудь. Когда же Русь по ошибке и невежеству переписчиков была отнесена к Варягам, тогда явились в тексте позднейшие вставки, или глоссы, старавшиеся пояснить этих непонятных Варяго-Руссов. Например: «Сице бо ся звахут тьи Варагы Русь яко се друзии зовутся Свее, друзии Урмане, Англяне, инии Гте». Или: «От тех прозвася Русская земля Новгородци, ти суть людие Новогородци от рода Варяжска, преже бо беша Словене». Тут видим совершенную бессмыслицу, хотя норманисты пытались и в этом домысле отыскать какой-то смысл.

Итак, несомненно, что в первоначальном, или Сильвестровом, тексте «Повести временных лет» в основу Русского бытописания была положена легенда о призвании Варяжских князей из-за моря; но еще без смешения Руси с Варягами в один народ. Непререкаемый и древнейший текст, наиболее близкий к первоначальному, сохранился в помянутом Летописце патр. Никифора.

Разбор других, менее важных оснований, на которых построена теория Скандинавского происхождения Руси (названия Днепровских порогов у Константина Багрянородного, личные имена, сомнительные известия и т.д.), желающие найдут в моих «Разысканиях о начале Руси» и двух «Дополнительных полемиках». Что касается двойного названия Днепровских порогов, т.е. параллели «Русской» и «Славянской», то прежде всего они ясно свидетельствуют, что в X веке имя Славян еще не распространялось на Русь. А затем у меня следует вывод, что Русская параллель более древняя и потому труднее объяснимая; тогда как Славянская принадлежала племени Гунно-Болгарскому, вероятнее всего, Угличам.

Относительно своих «Разысканий» нелишним считаю предупредить, что в первых по времени статьях встречаются в доказательствах некоторые подробности (особенно по части этимологической), которые при новом издании подлежали бы исключению или исправлению. Но неизвестно, когда автор удосужится пересмотреть «Разыскания» и напечатать новое их издание.

Предыдущая страница К оглавлению  

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика