Александр Невский
 

Чтобы спасти землю русскую

Радостна каждая победа. Только знал Александр, помнил каждый час — главный враг не на западе, а пришедший с востока. Под тяжким игом Золотой Орды и древний Киев, и стольный город Владимир, и родной Переяславль, да и, почитай, все княжества. Как сбросить то иго, как одолеть татар? Не было пока что нужной силы. К тому же и князья враждовали друг с другом, ослабляя тем самым Русь.

На реке Сити в битве с захватчиками был убит великий князь Юрий Всеволодович. Великокняжеский престол достался его брату Ярославу, отцу Александра. Но теперь не крепким и сильным, как раньше, был великий князь. Пепелища и развалины покрывали отчизну, а все русские князья попали в зависимость от хана татарского Батыя.

Свою столицу — Сарай — хан основал в 1243 году на Нижней Волге. Тогда он только что вернулся из затянувшегося западного похода, в котором достиг земель венгерского короля. В том же году к Ярославу во Владимир прибыл от Батыя гонец. Он сказал, что хан хочет видеть великого князя у себя, и передал «пропуск» до Сарая и обратно — позолоченную дощечку.

Хочешь не хочешь, но пришлось Ярославу Всеволодовичу ехать к Батыю. А не поедешь, того гляди снова двинутся ордынские полчища на и так уже разорённую Русь. Хан принял князя милостиво. Молвил:

— Ты, Ярослав, будешь старшим среди всех, кто говорит на русском языке.

Из Сарая привёз Ярослав «ярлык» — письменный указ, ханскую грамоту «на великое княжение всея Руси». Это означало, что все остальные князья должны были подчиняться ему «без ослушания». Но хитрый Батый дал понять Ярославу, что всегда может отобрать ярлык и вручить его другому. Хану было выгодно, чтобы князья, желая иметь ханскую грамоту, ссорились, враждовали. Лишь бы они дань платили исправно да не выступили все вместе против татар.

Недолго отец Александра Невского был «старшим» среди князей. Через три года хан снова вызвал его в Сарай. У Батыя Ярослав узнал, что нужно ехать ему на восток за тысячи и тысячи вёрст в далёкую-предалёкую страну — там утвердят его старшинство среди всех русских князей. Выяснилось, что не Батый был первым лицом у монголо-татарских кочевников, а император, великий хан, который жил в Монголии в городе Каракоруме. От него теперь зависела судьба Ярослава.

В Каракорум Ярослав Всеволодович прибыл как раз в то время, когда там выбирали великого хана Гуюка. И хотя русский князь привёз с собой дорогие дары, отнеслись к нему очень насторожённо: ведь ярлык дал Ярославу Батый, а между правителями Монголии и Золотой Орды уже начиналась вражда. Из Каракорума Ярослав живым не вернулся: он был отравлен на празднике, после чего через семь дней умер.

Александра Невского тоже вызывали в Монголию, присылали не раз гонцов, обещали разные милости и почёт. Князю пришлось выбирать одно из двух зол: Каракорум или Сарай. Он сделал верный выбор: уж лучше, скрепя сердце, как-то «ладить» пока с Батыем, который обосновался ближе к русским княжествам и, стало быть, более опасен. А монгольские императоры, что находятся где-то на краю света, могут обождать.

Но ехать в распроклятую Орду Александру Ярославичу всё же пришлось. И не один раз. Вначале он поехал, чтобы получить ярлык от Батыя. Город Сарай оказался непохожим ни на один город в мире. Он стоял на... колёсах. Домом у татар была кибитка. А поскольку кибитки передвигаются лошадьми, то и весь город мог перекочевать с одного места на другое в случае необходимости. Шатёр Батыя стоял в самом центре города. Попасть в шатёр к хану считалось большой честью. При этом нужно было соблюдать особые правила. Сперва следовало пройти между двух огней: татары верили, что огонь очищает каждого от злых помыслов. Затем посетитель должен был поклониться на юг: там якобы находилась тень великого Чингисхана, который был дедом Батыя и давно умер. И наконец вошедшему давали выпить кобыльего «чёрного молока» — кумыса. Всё это было унизительно для русских. Но оставалось терпеть. Лишь черниговский князь Михаил отказался сделать поклон какой-то невидимой тени. За что был забит насмерть телохранителем хана. «О, злее зла честь татарская!»

Тяжко было на душе у Александра, когда возвращался он от Батыя. Да ещё тяжелее была дань, которую наложил ордынский правитель на русские княжества. Вспоминал Александр Невский свои славные победы над шведами, немцами и Литвой. Эх, нагрянуть бы в Батыев Сарай со всеми полками, что раньше были на Руси. Да где ж их теперь возьмёшь? Идти на Орду с малыми силами — всё равно что безоружному драться с воином, у которого в руках меч да щит.

...Промелькнули ещё два года. И опять сперва лесными дорогами, а затем по степям направляется князь Александр из Владимира в ненавистный Сарай. Но на этот раз по своей воле. А случилось вот что. При хане Верке, который сделался правителем Орды после Батыя, сбор дани («выхода») стал невыносимо жестоким. Тех, у кого денег не было, сборщики начали уводить в рабство. Такого насилия городская беднота не выдержала. Под звон колоколов разъярённая толпа накинулась на татарских сборщиков в Ростове и в Суздале, во Владимире и Переяславле. Многие из них были перебиты. Вот он, долгожданный час! Рука Александра так и потянулась к оружию...

Но князь пересилил себя, снова проявил выдержку и мудрость. Ну, с кем он пойдёт на ордынцев — с толпой доведённых до отчаяния бедняков и совсем небольшим войском?.. Нет, не пришло ещё время. А пока что нужно успокоить хана, задобрить дарами, показать ему свою «дружбу». В Сарае Александру удалось убедить Берке: собирать дань должны не татары, а сами князья. Так будет лучше для всех. Хан согласился и не послал свои полчища усмирять восставших. Не пролилась русская кровь.

...1263 год. Александру Ярославичу сорок три года. Но военные походы, борьба с князьями за власть, изнурительные поездки в Орду и переговоры с ханами подорвали его здоровье. Ему уже невмоготу видеть жёлтое крупное лицо Берке с жидкой бородкой и маленькими колкими глазками. А ехать в Сарай необходимо: хан готовится к войне с Ираном и хочет набрать полки русских воинов, чтобы они участвовали в ней. Александр понимает, что для Руси это — гибель. Кто спасёт её? И князь в очередной раз держит путь к низовьям Волги.

Это была последняя его поездка. Самая трудная. Александр отговорил Берк,е. Русскому воинству опять передышка вышла. Но хан долго не отпускал вели кого князя домой. В Сарае князь занедужил. Болела голова, мерк свет в глазах. Наконец хан отпустил его. По дороге к дому, уже на нижегородской земле, Александр понял, что до стольного города ему не добраться. В маленьком Гороховце он принял монашество и через день — 14 ноября — умер.

Сани с гробом вышел встречать «весь народ от мала до велика» за десять вёрст от стен Владимира. За санями вели княжеского коня и несли прославленное в битвах оружие — меч, копьё и щит. Плач стоял по всей Руси. Понимали: никто не «потрудился» для отчизны так много, как Александр Невский.

...Память о великом князе никогда не угасала в народе. Русская Православная Церковь прославила его в лике святых. Через несколько веков его мощи были перевезены по приказу царя Петра I к берегам Невы — туда, где князь одержал победу над шведами. А в 1942 году, спустя ровно семьсот лет после Чудского сражения, был учреждён орден Александра Невского, которым наша Родина стала награждать воинов.

Предыдущая страница К оглавлению  

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика