Александр Невский
 

5.2. Проезжие пошлины

1) Перевоз (перевозное) — пошлина за право перемещения людей, товаров, скота с одного берега реки на другой. Лодочные и паромные переправы («перевозы») содержались как казною, так и частными лицами с разрешения правительства.1

2) Мостовщина — пошлина с транспортных средств и физических лиц за право проезда (прохода) по мосту. Взималась мостовщиками в пользу правительства и частных лиц, содержавших мыты с разрешения правительства.

3) Мыто — общее название пошлин с транспортных средств — возов, саней или судов, осуществлявших транзитное перемещение товара или его доставку к месту торговли. В XIII в. мыто сухое повсюду называлось «мытом», с конца XV в., как правило, — пошлиной «с возов» или «с саней», «подужным» и «Полозовым». В XVI—XVII вв. мыто сухое нередко называлось просто проезжей пошлиной; мыто водяное называлось по-разному: «посаженным», «носовым», «шестовым», «побережным», «судовой пошлиной», «привязной пошлиной», «проплавными пошлинами» и т. д.2

Проезжие пошлины взимались в денежной или натуральной форме, в зависимости от места, времени, величины, особенностей и количества транспортных средств. Так, в XIV в. за провоз ржи в Двинской земле с каждой ладьи мытники (заставщики, лодейщики, побережники) брали по пузу (полтора пуда) ржи. «При этом, — отмечает В.Б. Перхавко, — проезжие и таможенные сборы взимались не один раз».3 Если в договорных грамотах князей московских с тверскими 1451, 1462 и 1484 гг. ставка мыта водяного определялась словами «с доски два алтына, со струга алтын», то в грамотах с князьями рязанскими 1402, 1433, 1447 и 1483 гг. содержалась другая формулировка: «...с лодьи с доски по алтыну, а с струга с набои два алтына, а без набои денга».4 По таможенной грамоте Дмитрова (1521) с приезжих торговых людей пошлина также взималась в зависимости от того, «колко будет в паузке во дне досок». Наместнику полагалось взимать «с доски с донные по алтыну». При этом «две доски откосные» считались за одну.5 Таким образом, при начислении пошлины в расчет принималось число досок в днище ладьи и различие стругов «с набоем» и «без набоя».

В Новгородской уставной таможенной грамоте 1586 г., в которой подробно перечислялись различные типы речных судов, ставка «судовой пошлины» варьировалась в зависимости от типа судна и характера привозного товара: «...с хлебных и с рыбных с болших лодей и с соляных барок <...> по десяти московок; а с карбасов с корельских и с лодей, которые с угольем, и с поромов и с учанов, по четыре московки; и с байдаков и с носадов с хлебных и с лодей с дровяных по три московки; а с лодок смотря по товару, по две московки, и по московке, и по полуденги, и менши». Одновременно предусматривалась «привязная пошлина», которая взималась в размере ранее уплаченной судовой пошлины, когда «гости из судов товар свой продадут да в Нове же городе покупят иной товар, да учнут класти в те же суды».6 Грамотой 1588 г. двинским таможенным целовальникам устанавливалось, что двинянам, которые отправлялись к Устюгу или Вологде с солью и рыбой, надлежало заплатить на месте «с насаду по двадцати алтын, а с середнего судна по полтине, а с меньшого по четыре гривны».7 Согласно же царской таможенной грамоте 1592 г. о сборе торговых пошлин в селах Чаранде и Коротком, размер «водяной пошлины» ставился в зависимость от длины судна: с 10 сажен8 полагалось взимать один рубль, «а боле будет десяти сажен и им имати по росчету».9

В Устюге Великом с прибытия каждого судна из Архангельска и Холмогор положено было заплатить пошлину «с лотки» («с каюка», «с судна», «с обласа» и т. д.) в размере 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80, 90 и 100 коп.; если же длина судна составляла 10 сажен и больше, то ставка проезжей пошлины составляла одну гривну (10 коп.) с сажени. Дополнительно взимались «побережное» — 2 гривны (20 коп.), «записное» — 2 алт., да «гостиное» — 2 алт. с человека. За право отчалить взималось «с лотки» по 15, 20 и 40 коп.10

С транзитных судов в Устюге Великом взималась прохожая пошлина в размере одной гривны с сажени (дополнительно взимались побережное — 2 гривны; да записное — 2 алт.). В летний период с транзитного суда, направлявшегося от Устюга к Двинскому устью, требовалось заплатить 5 коп. с сажени.11

До конца XV в. ставка мыта сухого обычно составляла деньгу с воза, но затем увеличилась, варьируясь в зависимости от того, откуда приезжал купец. Так, по Новгородской таможенной грамоте 1571 г., с торговых людей из Ивангорода, Яма, Корелы, Русы, Торжка, с Двины и «изо всех городов и из волостей Новгородские земли» предусматривалось взимать «с саней» по 4 московки, с иногородних людей из Москвы, Твери, Рязани, Смоленска, Пскова по 2 новгородские деньги, а с иностранцев по алтыну, т. е. в полтора раза больше, чем с русских.12 Размер же мыта водяного до конца XV в., как правило, был одинаков для судов одного размера. Но затем и с одинаковых судов в разных местах, даже в одно и то же время, брали различные судовые пошлины. При этом обычно не проводилось различий между русскими торговыми людьми и иностранцами.13

С порожних транспортных средств мыта не платили. Хотя сухое мыто всегда взималось с возов товарных, но для предупреждения уклонений от пошлины уже с XIV в. иногда стали подвергать мыту и верховых, едущих с товаром. При обратном проезде мыт взимался только с излишне проехавших возов против первоначального их числа.14

4) Проезд (проезд и узелцовые пошлины, отъезд, отвоз, государева таможенная проезжая пошлина или проезжая пошлина) — пошлина с сухопутного транспортного средства (телеги, воза или саней), груженного товаром, явленным в «отвоз» или «в проезд». Речь идет о товарах транзитных, покупных или оставшихся нераспроданными, которые должны были следовать в другие города. По Новгородской таможенной грамоте 1571 г., всякий торговый человек, доставивший в Новгород товар на судне, а затем после перегрузки его на телеги отправлявшийся дальше в Псков, Ивангород «или в иные городы куды нибуди», обязан был заплатить таможенникам 4 московки с телеги. В начале XVII в. размер «проезда» в Новгороде составлял с каждого воза 5 д., независимо от потребительных свойств и стоимости вывозимого товара. В Вологде в 30-е гг. XVII в. взималась проезжая пошлина с явленной «в проезд» русской и иностранной валюты или товаров в размере 3 алт. 2 д. (10 коп.) с каждого воза или саней. При этом от проезжей пошлины были избавлены те местные купцы, которые вывозили из города собственные товары (в этом случае с них взималось «свалу и отвозу, записки и на бумагу» или «отвозу» 4—7 д. с лошади или транспортного средства). Курская таможенная книга 1619 г. свидетельствует, что отвоз платили из расчета 2 д. за один воз или подводу. В Вязьме отвоз брали с русских купцов размере 3 коп. с воза, с иностранцев — 12 коп.15 Таможенная документация города Романова 1634/35 г. свидетельствует, что местные жители платили отвоз в размере 1.5 д. с телеги.16 Нетрудно заметить, что расхождение в размерах этой пошлины было значительным.

Иногда «проезд» принимал название других пошлин. Так, согласно выписке из Приказа Большого прихода 1629 г., если привозные товары в Москве не продавались, а объявлялись «в проезд», то за право вывоза таких товаров из столичного города положено было взимать «узолки» из расчета по 5 д. с товарного воза.17

5) Головщина (с головы) — личная проезжая пошлина, встречающаяся в источниках с конца XV в. Взималась с людей, сопровождавших товар в случае привоза его в город или на Торжок, а также при транзитном проезде.18 Иногда брали головщину и с людей, находившихся на порожнем судне.

Оклад головщины (обычно от полденьги до 2 алт. с человека) устанавливался в зависимости не от величины транспортного средства или количества привозного/транзитного груза, а от статуса приезжего/про-езжего человека, а также от того, являлся ли он местным жителем, иногородним или иностранцем. Так, согласно Новгородской таможенной грамоте 1571 г., каждый приезжавший в город с товаром коренной житель или «окологородец» платил «по полуденге по новгородской» или «по денге по московской»; с иногороднего русского торгового человека взималось «с головы по денге по новгородской»; каждому прибывшему на торговом судне иностранцу полагалось заплатить 2 д. новгородские.19 С местных жителей иногда и вовсе не брали головщины.

В Устюге Великом с прибывшего на чужом судне купца взималась пошлина с себя приезду в размере 2 алт. с человека. При отплытии взимался отъезд в том же размере. Торговые люди, проплывавшие мимо города, наряду с прохожей пошлиной с судна должны были платить проплавные пошлины с себя в размере 2 алт. с человека.

Разновидностью головщины была шестовина, взимаемая с «деловых людей», которые сопровождали товар на судне. В XVII в. ставка шестовины в Вологде составляла 4 д. с человека.20 В Устюге Великом с «ярыжных людей» также взималось по 4 д. с человека («с ярышки и с повара»), а дополнительно с двинского носника и с кормщика — по гривне с человека, «с сухонского носника» — 5 алт. 2 д., т. е. 16 коп. В Тотьме с ярыжных взималось по 5 д. с человека, а с носника и с кормщика — 4 алт., т. е. по 6 коп. с человека.21

6) Задние колачи — та же годовщина, но в уменьшенном размере (полденьги с человека). Взималась на обратном пути следования торговых людей.22

7) Костки — дополнение к мытной пошлине с проводников, идущих при товарном обозе (по деньге с человека).23 И.Д. Беляев полагал, что и головщина, и костки представляли ту же самую личную пошлину, взимавшуюся с торговых людей при проезде, в то время как мыт сбирался с возов и с судов; название косток было древнее, а головщина появилась позднее; следовательно, костки являлись все той же годовщиной, но лишь со старым названием.24 Возражая ему, Е.Г. Осокин различал эти две пошлины. Он полагал, что с конца XV в. «головщина заменила для городов костки», которые после этого взимались лишь в селениях, где не было торжков.25 Более того, «там, где брали головщину с проезжих торговых людей, не брали с них косток».26

8) Пошлина за приезд, проезд и отъезд — личная проезжая пошлина с торгового человека, явившего таможенникам свой товар. Заменяла проезжую пошлину с транспортных средств. Согласно таможенной книге Устюга и Устюжского уезда 1633/34 г., с явки товара, привезенного на продажу, положено было заплатить «с лошадей приезду» или «с лошади и с проводника» 2 алт.; за право отъезда с товаром и деньгами — «с себя отъезду» или «с лошадей» («с лошади и с проводника») в том же размере или «с себя и с лошади» — 4 алт. С товара, явленного «в проезд», взимался «проезд с лошади и с проводника» в размере 2 алт., или «проезд с лошади и с себя» — 4 алт. Поскольку продавец привозного товара обычно что-нибудь покупал на товарные деньги, то с него взимали отъезд «с лошадей» по 2 алт. с лошади и дополнительно взыскивали личную пошлину «с себя». Если же купец вывозил из Устюга какую-то часть своего привозного товара, он платил еще и «с себя за приезд и отъезд». Если в городе происходила перемена лошадей, то таможня взимала за транзит товаров двойную проезжую пошлину: сначала «с приезду» или «с проезду» по 2 алт. с лошади, затем «с новонаемных лошадей отъезду» в том же размере. С проезжавших без товара взимали «проезд с себя и с лошади» тоже в размере 2 алт. с человека.

С человека из Сибири, явившего сибирский товар (меха) «в проезд», взималось «приезду сибирского» — 8 алт. 2 д. (25 коп.) с человека. В том же размере взимался личный сбор с купца за проезд в Сибирь. Если человек из Сибири после распродажи своего товара возвращался в Сибирь, с него также взимался «сибирский отъезд» в размере 25 коп.27

Примечания

1. Пословицы: «Товар перевозить — перевоз платить», «За морем телушка полушка, да Дорог перевоз».

2. Осокин Е. Несколько спорных вопросов... С. 546; Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 251—252.

3. Перхавко В.Б. Хлеботорговля в Древней Руси // ОН. 1996. № 4. С. 25. Согласно Двинской уставной грамоте 1398 г., с проходящих купеческих судов в Устюге и Вологде взималось по два пуза соли (ААЭ. СПб., 1836. Т. 1. № 13. С. 8—9).

4. См.: СГГиД. М., 1813. Ч. 1. № 36, 48, 65, 76, 77, 88, 89, 115, 116, 119, 120. Набояминазывались доски, набивавшиеся к бортам мелких судов для их возвышения.

5. ААЭ. Т. 1. № 170. С. 138.

6. Уставная таможенная грамота Новгорода Великого 1586 г. // ААЭ. Т. 1. № 332. С. 401—402.

7. ААЭ. Т. 1. № 338. С. 408.

8. Сажень — русская мера длины = 3 аршинам = 7 футам = 2.1336 м.

9. ААЭ. Т. 1. № 356. С. 432. В XVII в. размер этой пошлины увеличился. По свидетельству нидерландских посланников Бурха и Фелтдриля (1631), в Устюге и Тотьме с сажени в то время взималось по 5—6 алт. (с 10 сажен — 1.5—1.8 р.). К тому же таможенные люди стали измерять длину судна не от носа до кормы («от одной иглы до другой»), а по внешнему объему судна. По новому расчету с баржи брали уже по 8 р., в то время как прежде лишь 3 р. (Кордт В.А. Очерк сношений Московского государства с Республикой Соединенных Нидерландов по 1631 г. // Сб. РИО. СПб., 1902. Т. 116. С. 271; Отчет нидерландских послов Альберта Бурха и Иогана ван Фелтдриля о посольстве их в Москву в 1630—1631 гг. // Там же. С. 99).

10. Таможенные книги Московского государства XVII в. Северный речной путь: Устюг Великий, Сольвычегодск, Тотьма в 1633—1636 гг. / Под ред. А.И. Яковлева. М.; Л., 1950. Т. 1. С. 11—296.

11. Таможенные книги Московского государства XVII в. ... Т. 1. С. 14, 15, 25 и т. д.

12. ААЭ. Т. 1. № 282. С. 321—322.

13. Там же. № 170. С. 138—139; № 338. С. 408—411; Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 23—24; Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 251. Справедливости ради следует отметить, что в 30-е гг. XVII в. вологодские таможенники взимали с каждого приходившего судна «привязного» по 10 и по 40 коп. Первую ставку обычно приходилось платить местным купцам, являвшим дощаники с привозным товаром, а вторую — иностранцам (Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. /Сост, и авт. введения Е.Б. Французова; Отв. ред. М.Я. Волков. М., 1983. С. 60, 65—66, 71, 77—78, 83—85, 88, 91, 94 и т. д.).

14. См.: Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 22—23; Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 251.

15. ААЭ. Т. 1. № 282. С. 321; Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. С. 22—457; Шумилов М.М. Русские таможенные пошлины в начале XVII века // Учен. зап. Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1996. № 1. С. 57; Раздорский А.И. 1) Торговля Курска... С. 278; 2) Таможенная система в Вязьме... С. 262.

16. Шемякин А.И. История таможенного дела в России и Ярославский край. Ярославль, 2000. Приложение № 11. С. 177.

17. СГГиД. М., 1822. Ч. 3. № 80.

18. Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 253; Кулишер И.М. История русской торговли до девятнадцатого века включительно. Пг., 1923. С. 179.

19. ААЭ. Т. 1. № 282. С. 321—322; Кулишер И.М. История... С. 179.

20. Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. С. 22—457.

21. Таможенные книги Московского государства XVII в. ... Т. 1. С. 11—296, 409—599.

22. Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 253.

23. Относительно происхождения и содержания самого термина единого мнения не существует. У одних авторов костки ассоциируются с «гостинцем» — большой проезжей дорогой, у других — с латинским «costa» — берегом, у третьих — с «гостем». Таким образом, в первом случае под костками понимается проезжая, во втором — береговая, в третьем — гостиная пошлина.

24. Беляев И.Д. Рецензия на кн. Е.Г. Осокина... С. 60—61.

25. Осокин Е. Несколько спорных вопросов... С. 559.

26. Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 34. Уточняя это различие, Е.Г. Осокин полагал, что если головщина взималась лишь при проезде людей с товаром мимо городов и торжков, то «костки были собираемы на каждом мыте, след., и в селениях, где не было торгов» (Осокин Е. Несколько спорных вопросов... С. 559).

27. Таможенные книги Московского государства XVII в. ... Т. 1. С. 11—296.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика