Александр Невский
 

На правах рекламы:

полиграф обучение екатеринбург

Глава четвертая. Едигей и вторая попытка вернуть великодержавие Золотой Орды

 

«Лукавый и злохитрый»...

*

«Преболи всех князей ордынских, иже все царство един держаще, и по своей воле царя поставляше, его же хотяше».

Никоновская летопись

Победа русских на Куликовом поле в 1380 г. имела всемирно-историческое значение. Она нанесла Золотой Орде сильнейший удар, после которого последняя стала клониться к полному упадку. Попытка Тохтамыша вернуть Золотой Орде ее прежнее могущество не увенчалась успехом.

Рассматривая события в их исторической связанности, мы должны признать, что победы Тимура над Тохтамышем в 1391 и 1395 гг. были обусловлены не только огромными ресурсами Мавераннахра и силой военно-организаторского таланта Тимура, но в первую очередь великой победой русских на Куликовом поле. В своей борьбе с Тохтамышем Тимур думал не только о большой добыче, что было так характерно для его грабительских войн.

Внимательное рассмотрение фактов дает право сказать, что Тимур поставил перед собой задачу подорвать в корне экономическое значение наиболее богатых областей Золотой Орды — Крыма, Северного Кавказа и Нижнего Поволжья. Ибн-Арабшах весьма образно описывает разгром Золотой Орды, произведенный Тимуром: «Завладел он движимым и разделил его, да недвижимым и унес его с собой, собрал [все] захваченное и роздал добычу, дозволил грабить да полонить, произвел гибель и насилие, уничтожил племена их, истребил говоры их, изменил порядки да увез [с собой все] захваченные деньги, пленных и имущество. Передовые войска его дошли до Азака, и он разрушил Сарай, Сарайчук, Хаджитархан и [все] эти края».1

Ибн-Арабшах не дает, однако, полных сведений по этому вопросу. У арабских и персидских историков конца XIV и первой половины XV в. имеются указания, что Тимур разграбил Крым и Кафу.2 Кафу он осаждал 18 дней. Очень пострадал Азов. По словам Шереф-ад-дина Али Иезди, Тимур, взяв Азов, приказал отделить мусульман от остального населения и отпустить их. Всех же не-мусульман он велел предать мечу Джихада (войны за веру), а дома их сжечь и ограбить.3

Общеизвестно, как сильно пострадал Сарай Берке, тогдашняя столица Золотой Орды. По словам того же персидского автора, Тимур сжег Сарай.4 Это известие подтвердилось сто лет назад раскопками Терещенко. Большому разгрому и разорению подверглись области Северного Кавказа, особенно город Маджар, а также земли черкесов.

Такой же тяжелой участи подверглись поволжские города Увек и Астрахань (Хаджи Тархан). Если ко всем этим фактам прибавить еще совершенно варварское уничтожение в 1388 г. одного из лучших городов средневекового Востока, столицы Хорезма — Ургенча, игравшего огромную роль в караванной торговле, которую вела Восточная Европа с Средней Азией и Китаем через Золотую Орду, то картина станет совершенно ясной. Тимур стремился к максимальному подрыву караванной торговли между Европой и Китаем через Крым, Нижнее Поволжье и Хорезм. После поражения Тохтамыша начался резкий упадок рынков и ремесленного производства во всем этом обширном и недавно еще богатом крае.

Об этом упадке до нас дошли весьма ценные и достоверные свидетельства двух венецианцев — Иосафато Барбаро и Амброзио Контарини, побывавших в юго-восточной Европе в XV в. И. Барбаро посетил татарские степи между Азовом и Астраханью в 1436 и в последующие годы. До разрушения Астрахани Тимуром (предполагается, конечно, 1395 г.) торговля шелком и пряностями шла через этот город. Отсюда товары доставлялись в Азов (Тана), а потом на галерах переправлялись в Италию. В 30—40-х годах XV в., согласно Барбаро, эта торговля прекратилась и товары на Дальний Восток из Европы направлялись через Сирию.5 Другой венецианец, А. Контарини, посетил эти же места приблизительно через тридцать лет. Побывал он в Астрахани в 1476 г. Контарини как бы дополняет характеристику, данную Иосафато Барбаро, указанием на то, что в его время дома в Астрахани мазаные, но что прежде здесь были большие постройки, от которых остались лишь одни развалины. Ссылаясь на рассказы жителей города, Контарини говорит о былой торговой славе Астрахани, о времени, когда она вела большую торговлю с Азовом.6

После крупного поражения на Тереке в 1395 г. Тохтамыш скрылся с небольшим отрядом наиболее верных ему людей. По словам Шереф-ад-дина Али Иезди, он убежал в сторону Булара.7

Что подразумевать под этим географическим именем? Иногда Булар обозначает то же, что и Келар, — Польшу, — но не исключена возможность искажения в рукописях слова «Булгар». В данном случае решать должен контекст. Упоминание, что место это находится поблизости от «страны мрака», является решающим. Едва ли можно сомневаться в том, что под Буларом мы должны подразумевать страну Булгар, или Болгары.

К сожалению, источники не сохранили сведений о том, что предпринял Тохтамыш, чтобы вернуть себе власть в улусе Джучи в том же 1395 г. Однако по всему видно, что и на этот раз энергичная натура Тохтамыша не могла примириться с поражением и он деятельно приступил к собиранию новых сил, стремясь вернуться на престол в Улусе Джучи. Вернуть Нижнее Поволжье, где у него было немало сторонников, не составляло, по-видимому, труда, так как Тимур не ставил себе задачей приобретение земель в юго-восточной Европе. Другое дело — богатый портовыми городами и торговлей Крым. В арабской исторической литературе, составлявшейся в Египте в конце XIV и первой половине XV в., имеется интересное известие о походе Тохтамыша на Крым в 1396 г. По словам Ал-Аскалани, в 799 г. х. (т. е. между 5 октября 1396 и 23 сентября 1397 г. н. э.) произошло большое сражение между Тохтамышем и генуэзскими франками.8 Другой арабский автор — Ибн-ал-Форат — уточняет дату происшедших в Крыму событий. Он говорит, что Тохтамыш пошел войной на «владетеля» города Кафы и осадил ее 17 марта 1396 г.9

Оба автора согласны в том, что Кафа принадлежала тогда генуэзцам, которые, по-видимому, непосредственно после разгрома Тимуром Золотой Орды, в дни полной политической разрухи и безвластья, захватили в свои руки власть в Крыму.

О походе Тохтамыша в Крым говорит и русская летопись. По словам Никоновской летописи, «Того же лета [6906=1398] царь Тахтамышь Большіа Орды воевал Поморские грады».10 Под поморскими городами нужно понимать, конечно, упомянутые выше приморские города Крыма. Русская летопись приводит, однако, другую дату: не 1396, а 1398 г. Что это — новый поход Тохтамыша на Крым или противоречивая датировка похода? По-видимому, второе. Независимо от вопроса о точной дате крымского сражения поход Тохтамыша на Крым свидетельствует о том, что он начал восстанавливать власть свою в Золотой Орде. Можно думать, что Тохтамышу удалось тогда захватить Кафу и удержать ее некоторое время в своих руках.

Кастильский (испанский) посол, посланный ко двору Тимура в Самарканд и бывший там в 1404 г., записал в своем дневнике: «Едигуй напал на этот город Кафу, потому что сын Тотамиша оттуда воевал с ним и нанес большой вред земле; жители города заключили мир с Едигуем, а сын Тотамиша бежал к Тамурбеку».11

Выгоды своей победы Тохтамыш, однако, использовать не смог. В Золотой Орде у него появился серьезный, более счастливый соперник в лице Тимур-Кутлуга.

Тимур-Кутлуг-хан был сыном Тимур-хана.12 Трудно установить точную дату, когда Тимур-Кутлуг впервые появился при дворе Тимура в качестве царевича (оглана). Активно он начинает действовать в свите Тимура лишь с начала военных действий последнего против Тохтамыша. Низам-ад-дин Шами впервые упоминает Тимур-Кутлуга в связи с походом Тимура на Тохтамыша в 1390 г. Перейдя Ходжендскую реку (Сыр-дарью), Тимур отправил в качестве авангарда большой отряд во главе с Тимур-Кутлуг-огланом, Кунче-огланом и Шейх Али бахадуром.13

Что же касается Шереф-ад-дина Али Иезди, то он первый раз связывает имя Тимур-Кутлуга с Тимуром под 790 г. х. (=1388), т. е. на два года раньше, — когда тот войной отправился на Хорезм, чтобы наказать хорезмшаха Сулеймана из кунгратской династии Суфи за его поддержку Тохтамыша. И здесь Тимур-Кутлуг-оглан выступает, как и в первом случае, совместно с Кунче-огланом.

В дальнейшем мы видим Тимур-Кутлуг-оглана в компании с белоордынским эмиром Идике (Едигей) из племени мангыт, с которым судьба связала его надолго. По словам того же Шереф-ад-дина Али Иезди, когда Тимур двинулся в поход против Тохтамыш-хана в 1391 г. (19 января), он распределил между эмирами проводников, знающих дорогу. В центре войска, с которым шел Тимур, в качестве таких вожатых (кылауз) были назначены Тимур-Кутлуг-оглан, Кунче-оглан и Идике-узбек.14

В течение всего похода 1391 г. эти три белоордынских эмира были на службе у Тимура, выполняя разные его поручения. После победы Тимура у Кундузчи и бегства Тохтамыша, когда они убедились в том, что последний им больше не опасен и что они могут, вернувшись в Улус Джучи, повести среди кочевой знати выгодную им политику, они стали просить Тимура отпустить их в родные земли. Они говорили, что поедут домой, соберут свой иль (подвластные им племена) и приведут их всех с имуществом и скотом к Тимуру. Однако заверения эти не соответствовали их подлинным намерениям. Получив разрешение, они начали устраивать свои дела, готовить передачу престола Тимур-Кутлугу, который как чингисид имел все права занять престол Улуса Джучи.

Ни Тимур-Кутлуг, ни Едигей не вернулись, сдержал слово только Кунче-оглан,15 да и тот через некоторое время покинул Тимура (о чем будет сказано ниже).

Тот же рассказ об обманном отъезде от Тимура имеется и у Ибн-Арабшаха,16 однако он связан с одним только Едигеем и носит следы литературной обработки, если не является записью сложившейся легенды. Что делал Тимур-Кутлуг во время похода Тимура против Тохтамыша в 1395 г., сказать трудно. Ясно только одно, что Тимур-Кутлуг, подстрекаемый Идике (Едигеем), воспользовался разгромом Тохтамыша в 1395 г. и повел энергичную политику в расчете на захват ханской власти в Золотой Орде.

Характерно, что после 1395 г. весьма подробные сведения о Золотой Орде и событиях, происходивших в ней, имеются в русской летописи, содержащей по некоторым вопросам такие подробности, которых нет ни у одного из восточных авторов. Осведомленность русской летописи иногда поразительна. По словам «Анонима Искендера», Тохтамыш бежал в Литву, к литовскому князю Витовту, еще до вступления Тимур-Кутлуга на царство.17

Однако летопись дает более ясную картину бегства Тохтамыша в Литву и вступления на золотоордынский престол Темир-Кутлуга. Выше мы видели, что в 1396—1398 гг. Тохтамыш вел борьбу за возвращение Золотой Орде оторвавшегося от нее Крыма. В том же 1398 г. Тохтамыш направил посла к рязанскому князю. Первое время дела Тохтамыша шли весьма хорошо: «Того же лета (1398 г., — А.Я.) в радости велице бывшу царю Тохтамышу Болшіа Орды, от съпротивных свободшуся, и послы своя посылающу ко всем странам, имя свое прославляющу».18

Однако в самый разгар успехов по восстановлению власти в Золотой Орде на Тохтамыша «внезапу» напал «некий царь, именем Темирь-Кутлуй и бысть им бой велики сеча зла. И одоле царь Темирь Кутлуй царя Тохтамыша и прогна, и сяде сам на царстве Волжском Болшіа Орды, а Тохтамыш царь побежа к Литовским странам».19

Тохтамыш прибыл в Киев, к Витовту, со всей большой своей семьей. Витовт принял его ласково, ибо видел в беглеце силу, которую собирался использовать в целях своей великодержавной политики. Тимур-Кутлуг не мог, конечно, спокойно смотреть на пребывание своего противника в качестве почетного гостя у литовского князя. Новый золотоордынский хан знал, что в Литве готовится против него заговор, который надо во что бы то ни стало парализовать и сорвать. Вот почему уже в следующем (1399) году он отправляет послов к великому литовскому князю: «Выдай ми царя беглого, Тохтамыша, враг бо ми есть и не могу тръпети, слышав его жива суща и у тебе живуща... выдай ми его, а что около его ни есть, то тебе».20

На это Витовт ответил отказом и прямой угрозой войны. И, действительно, он начал собирать войско для похода на Золотую Орду. По существу это был уже третий его поход против татар. Первый из них был в 1397 г. в долину р. Дона и второй в 1398 г. вниз по Днепру, оба с успехом, но без достаточно серьезного сопротивления со стороны татар. Литературно обрабатывая свой материал, летописец, говоря о планах Витовта, вкладывает в уста хвалящемуся великому литовскому князю следующие слова: «Поидем пленити землю Татарьскую, победим царя Темирь Кутлуя, возьмем царство его и разделим богатство и имение его, и посадим в Орде на царстве его царя Тахтамыша, и на Кафе, и на Озове, и на Крыму и на Азтаракани, и на Заяицкой Орде, и на всем Примории, и на Казани; и то будет все наше и царь наш».21

Из этих слов ясно, что Витовт ставил своей задачей вернуть Тохтамышу не только Золотую Орду, но и Заяицкую Орду, т. е. Белую Орду, — иначе говоря, стремился сделать Тохтамыша ханом всего Улуса Джучи в качестве своего ставленника. Витовт мечтал этим путем подчинить себе Орду, что тогда для него по соотношению сил было мало реально. «Дружба» Витовта с Тохтамышем и предстоящая борьба с татарами Темир-Кутлуга шла без союза и даже контакта с Москвой. У Витовта в отношении Москвы были свои цели и своя политика, явно направленная на ослабление московского князя и усиление литовских владений за счет Руси. Собрав большое, хорошо оснащенное войско, Витовт в 1399 г. двинулся на татар и разбил лагерь на реке Ворскле.

Конец XIV в. был, по-видимому, решающим периодом в оснащении войска огнестрельным оружием в Литве и на Руси. Вот весьма выразительные строки Никоновской летописи: «Витовту стоащу на другой стране реки Ворсколы, во обозе, в кованых телегах на чепех железных, со многими пищалми и пушками и самострелы».22

Летописец рассказывает, что Тимур-Кутлуг испугался огромного войска Витовта, не решился на сражение и предложил мир. В это время к Тимур-Кутлугу явился ордынский князь Едигей, упомянутый выше эмир Идике из племени Мангыт. Ему удалось преодолеть страх Тимур-Кутлуга, отменить его мирные предложения и резко повернуть события в благоприятную для татар сторону.

Став во главе ордынского войска, он начал сражение на берегу Ворсклы с литовскими военными силами и отрядом Тохтамыша, который, по словам Длугоша, польского историка XV в., привел с собой несколько тысяч татар.23 Витовт получил также помощь и от немецкого ордена в виде целого дивизиона.24 Победа склонилась на сторону Тимур-Кутлуга и Едигея. Разгромленное войско Витовта бежало, бросив огромный обоз на разграбление победителей. По словам летописца, «и тако Татарове взяше обоз и телеги кованыя утверженныя с чепми железными, и пушки и пищали и самострелы, и богатство многое и великое, златые и серебряные сосуды поимаша». Витовт и Тохтамыш, а также немцы бежали. Татары бросились25 по их следам и опустошили киевские и литовские земли. С Киева они взяли откуп в 3000 рублей, что по тому времени было огромной суммой. Битва в долине реки Ворсклы оказалась роковой для Тохтамыша. Больше он никогда не возвышался настолько, чтобы собственными силами вернуть свою власть в Золотой Орде.

Интересный и ценный своими сведениями об Улусе Джучи, впрочем, всегда неточный в хронологии, «Аноним Искендера» (Муин-ад-дин Натанзи) говорит, что Тохтамыш «умер естественной смертью в 800 г. х. (= 24 сентября 1397—12 сентября 1398) в пределах Тулина»26 (Тюмень).

В этом известии все верно, кроме даты. И по русским источникам Тохтамыш умер в Тюмени. «Аноним Искендера» ошибся, по крайней мере, на 7—8 лет, так как, согласно Шереф-ад-дину Али Иезди, Тохтамыш в Реджебе 807 г. х. (= январь 1405), за несколько недель до смерти Тимура, отправил к нему в Отрар в качестве посла одного из старейших своих нукеров — Кара-ходжу.27 Рассказывая о целях этого посольства, Шереф-ад-дин характеризует Тохтамыша как скитающегося по степям, брошенного прежними соратниками, совершенно растерявшегося человека.

Что посольство это не было случайным, а соответствовало перемене отношений между Тимуром и Тохтамышем, видно из рассказа их современника Рюи Гонзалеса де Клавихо, кастильского посла ко двору Тимура в Самарканд. По словам Клавихо, «Токтамишь, император Татарский, и Тамурбек помирились и стали вместе стараться обмануть Эдигуя». Несколько ниже Клавихо еще раз подтверждает эту перемену в отношениях: «Этот Токтамишь и сыновья его живы и в дружбе с Тамурбеком».28

Едигей, однако, после поражения на Ворскле не давал Тохтамышу никакой передышки, преследуя его повсюду. По словам Ибн-Арабшаха, «дошло до того, что они сразились между собой 15 раз, [причем] раз тот одержит верх над этим, а другой раз этот над тем».29 Только в шестнадцатый раз победа окончательно склонилась на сторону Идике, и Тохтамыш «пал убитый».30

Насколько тогда силен был в военном отношении Едигей, видно из слов того же Клавихо: «Этот Едигей водит постоянно в своей Орде более двухсот тысяч всадников».31

Прав ли «Аноним Искендера», когда говорит, что Тохтамыш умер естественной смертью, сказать трудно. Так или иначе, но Тохтамыш, причинивший столько зла Руси и народам Мавераннахра, окончательно сошел с исторической сцены вскоре после отправления своего посольства к Тимуру в Отрар в январе 1405 г.

В русской историографии давно сложилось представление о Едигее как об одном из наиболее коварных и хищных ордынских правителей. Это представление покоится на наиболее ценном и полном источнике по истории русско-татарских отношений конца XIV и начала XV в. — русской летописи. Говорим — «наиболее ценном и полном источнике», так как восточные (арабские и персидские) источники почти совсем не касаются русско-татарских отношении и заключают в себе важные сведения о Едигее, относящиеся к первому и последнему периодам его деятельности, а в остальном касаются лишь золотоордынской обстановки и отношений Золотой Орды со Средней Азией и Кавказом. Характерно, что восточные источники никакой симпатии к Едигею не проявляют и склонны считать его человеком неверным, который легко изменяет своему слову. Исключение в известной мере представляет Ибн-Арабшах, да и то потому, что он очень не любил Тимура, в силу чего готов был оправдать любого его противника. Едва ли в исторической науке мог бы сложиться иной образ Едигея, если бы не было его идеализации по другой линии.

Дело в том, что, параллельно с исторически существовавшим Едигеем, есть еще Едигей — герой ногайского эпоса, причем эпоса явно феодального, составленного в угоду кочевой знати. Переносить характеристику личности Едигея из этого бегско-феодального эпоса в историю, из легенды в историческую действительность — значит совершать большую ошибку, искажать историю, что иногда и делается в националистически-шовинистической историографии, служащей только интересам пантюркистов.

О Едигее имеются небезынтересные мысли у И.В. Бартольда в статье «Отец Едигея».32 В.В. Бартольд далек от идеализации личности Едигея. Он писал, что если отрешиться от легенды и придерживаться истории, то основной чертой его характера явится неверность. «Покинув Урус-хана, — пишет В.В. Бартольд, — и порвав с отцом ради Тохтамыша (был ли он нукером последнего, как уверяет Абулгази, из истории Тимура не видно), Едигей потом изменил самому Тохтамышу и слова примкнул к Тимуру в 1391 г.»,33 которому он позже опять изменил.

Из восточных авторов один Ибн-Арабшах дает описание наружности Едигея: «Был он очень смугл [лицом], среднего роста, плотного телосложения, отважен, страшен на вид, высокого ума, щедр, с приятной улыбкой, меткой проницательности и сообразительности».34

На исторической арене Едигей появился почти одновременно с Тохтамышем. Согласно Шереф-ад-дину Али Иезди, в то время как Тимур находился в окрестностях Бухары, а Тохтамыш в 778 г. х. (= 1376—1377) бежал после поражения, нанесенного ему сыном Урус-хана — Токтакия, в ставке Тимура появился Едигей, один из эмиров Улуса Джучи, бежавший от Урус-хана с известием, что последний с большим войском двинулся против Тохтамыша.35

Это было время дружеских отношений между Едигеем и Тохтамышем. В дальнейшем Едигей служил до 1391 г. Тимуру, помогая ему в борьбе с Тохтамышем. После победы над Тохтамышем Едигей, как мы видели выше, вместе с Тимур-Кутлугом и Кунче-огланом обманным путем ушел в родные кочевья, движимый жаждой власти. Едигею нельзя отказать в кипучей энергии. Не теряя времени, он искал способа стать фактическим правителем Золотой Орды. Он хорошо знал, что, не будучи чингисидом, он не может претендовать на ханский престол, почему и желал иметь подставного хана в лице Тимур-Кутлуг-оглана, внука Урус-хана. По словам Ибн-Араб-шаха, «он не мог присвоить себе названия султана, потому что таким, будь это возможно, [непременно] провозгласил бы себя Тимур, завладевший [всеми] царствами. Тогда он [Идигу] поставил от себя султана и в столице возвел [особого] хана».36 Еще более определенно в этом смысле высказывается Рогожский летописец. Вот как он характеризует положение Едигея в Золотой Орде: «Преболи всех князей ординьскых, иже все царство един держаше, и по своей воле царя поставляше, его же хотяше».37 Положение Едигея в Улусе Джучи точно определяет ярлык Тимур-Кутлуга от 800 г. х. (= 1397—1398): «Мое — Тимур-Кутлугово слово: правого крыла [и] левого крыла уланам, тысяцким, сотским, десятским бегам во главе с темником Едигеем».38 Таким образом, согласно ярлыку, он является главой всего войска Улуса Джучи.

Возвратимся, однако, к правлению Тимура-Кутлуга. Следует вспомнить, что именно с его именем и связан самый ценный ярлык из небольшого числа сохранившихся от Золотой Орды. Мы имеем в виду так называемый подтвердительный тарханный ярлык, данный Тимур-Кутлугом в 800 г. х. (= 1397—1398), в первый год царствования. Несмотря на значительную разруху в Золотоордынском государстве, в связи со всеми вышеупомянутыми распрями, государственный аппарат по взиманию с населения разных налогов, податей и повинностей продолжал действовать. Не входя в рассмотрение содержания ярлыка и его исторического значения, что не раз являлось предметом исследования, следует только обратить внимание на одну сторону вопроса. Ярлык выдан на имя некоего землевладельца Мухаммеда, сына Хаджи Байрама, жившего в окрестностях Судака. Ярлык подтверждает тархан, который в семье указанного лица переходит из поколения в поколение. Особенностью тархана является то, что только землевладелец освобождается от платежей налогов, податей и повинностей в пользу государства; что же касается земледельца, то он продолжает платить все, что платил прежде, только теперь не в пользу государства, а в карман крупного землевладельца.

Как и в других монгольских государствах, подати, налоги и повинности были многочисленны и весьма тяжелы для земледельцев. Уже одно перечисление этих тягот объясняет много в социальной истории Золотой Орды. Тут и «повинности с виноградников», «амбарные пошлины», «плата за гумно», «ясак с арыков», «калан» — подать с возделанных участков, пошлины с купли и продажи, «гербовые пошлины», «весовые», «дорожная плата», обязательная поставка «подвод», «постой», «пойло и корм» для скота, «чрезвычайные налоги» и др. Нечего и говорить, какое огромное податное бремя лежало на оседлом и культурном населении Золотоордынского государства.

Что, собственно говоря, связывало оседлое население Крыма, Болгар и других культурных районов Золотой Орды с золотоордынской властью? Только ненависть оно испытывало к чуждой по языку, религии и всегда насильственной и эксплуататорской власти. Пока Золотая Орда была сильна и внутри своей кочевой аристократии едина, она легко справлялась с разноплеменным по составу населением; когда же в ней наступили смуты и ее войска стали терпеть поражение, все чуждые татаро-монголам племена и народы радовались всякой неудаче этой власти и с надеждой на улучшение своего положения отрывались от нее.

С приходом к власти Тимур-Кутлуга (фактически Едигея) Золотая Орда вновь на короткое время окрепла, но это была лишь последняя вспышка догорающего огня. Золотая Орда, чтобы вернуть на какие-нибудь полтора десятилетия хотя бы тень былого могущества, должна была мобилизовать все приемы и методы насилия и коварства, к которым она прибегала в своей истории. Едигей и оказался в этом отношении наиболее подходящей фигурой благодаря своим личным качествам.

Согласно летописцу, «Едигей князь велики бе во всей Орде, и могуществен и крепок и храбр зело».39 Вместе с тем он же «лукавый и злохитрын»,40 способный на любой коварный и злой поступок для достижения своих целей.

Но события конца XIV—начала XV в., как уже сказано, были только последней вспышкой. Ни Едигею, ни его подставным ханам не удалось преодолеть неумолимый ход истории. Русь и Золотая Орда шли разными путями. Русские княжества, несмотря на свою феодальную раздробленность, находились уже в полосе большого подъема производительных сил не только сельского хозяйства, но и городского ремесла, продукция которого росла вместе с развитием городов на Руси.41

Все это содействовало углублению и укреплению товарно-денежных отношений внутри страны и росту торговли с соседями. Экономически Русь была уже сильной, она сама производила все необходимое, жила за счет своих собственных ресурсов, не грабя и не насилуя других народов.

Позволим себе привести только два значительных факта, которые могут быть иллюстрацией к сказанному. В области военной техники Русь стояла весьма высоко, во всяком случае, выше татар. Рассказывая о битве Витовта с татарами на Ворскле в 1399 г., мы отметили высокий технический уровень оснащения литовского войска. Такую же военную технику имела и Русь. А вот и другой пример: Едигей «посла во Тверь к великому князю Ивану Михайловичу Тверьскому царевича Булата да князя Ериклибердея, веля ему часа того быти на Москву с пушками, и с тюфяки, и с пищалми, и с самострелы».42 Произошло это в 1409 году. Высокая военная техника — продукт развития города и городского ремесла.

Не менее интересной и ценной может быть еще одна категория фактов. В XIV — начале XV в. не татары, а русские были хозяевами и водителями судов на Волге. По словам Никоновской летописи, 20 июля 1407 г. «князь великий Иван Михайлович Тѳерьский поиде во Орду в судах по Волзе ко царю Шадибеку».43 Конец XIV и начало XV в. — это уже время, когда Европа, в том числе и Русь, начинает опережать по культурному развитию Восток, а Золотая Орда никогда не была передовым участком Востока.

После похода Тимура Золотоордынские города, их ремесла и торговля были, как мы выше видели, в полном упадке. Производительные силы были в расстройстве, казна государства могла держаться только за счет грабежа и насилий. В отличие от Руси, никакой внутренней связи между населением и золотоордынской властью не было, не говоря уже о непреодолимых смутах внутри кочевой тюркско-монгольской знати. Вот в этой обстановке объединение русских феодальных княжеств в единое, централизованное государство, являясь мощным орудием уничтожения Золотой Орды, становилось все большей необходимостью исторического развития России.

18 февраля 1405 г., в холодную зимнюю ночь, Тимур скончался в упомянутом выше Отраре, во время своего незавершенного похода на Китай. Смерть грозного среднеазиатского эмира имела в истории Передней Азии огромное значение. В государстве Тимура настали смуты, началась феодальная борьба за «тимуровское наследство», приведшая к тому, что в Средней Азии никто больше не вмешивался в дела Восточной Европы. После смерти Тимура в Мавераннахре не нашлось никого, кто мог бы нанести новый удар Золотой Орде. Более того, наступившие смуты в Мавераннахре, связанные с борьбой за «тимурово наследство», привели к тому, что Едигею на несколько лет удалось захватить Хорезм, что, согласно Абд-ар-Реззаку Самарканди, произошло в 1406 году.44

Один из преемников Тимура — Улугбек (1409—1449), крупный ученый на троне, — как известно, не смог справиться даже с Белой Ордой и ее притязаниями. Задача ликвидации Золотоордынского государства легла теперь целиком на плечи одной Московской Руси. В XV в. это важное дело было выполнено Москвой, однако на пути полного освобождения от татар лежали еще значительные препятствия, и одно из них — последняя по времени попытка возродить Золотую Орду для новых грабительских походов на Русь, которую осуществил эмир Едигей. В 1400 г., по словам летописи, «умре во Орде царь Темирь Кутлуй и по нем сяде Шадибек на царствии Большіа Орды Воложскіа».45

Нумизматические данные подтверждают сведения письменных источников (восточных и русских) о годах царствования Тимур-Кутлуга. Он чеканил монеты в Орду ал-Джедид, Сарае, Беладе Крым, Сарае ал-Джадид, Хаджи Тархане, т. е. на всей территории Золотой Орды, в 800—802 гг. х. (= 1397—1400).

Упомянутый выше «Аноним Искендера» (Муин-ад-дин Натанзи) приводит некоторые небезынтересные подробности смерти Тимур-Кутлуга: «Тимур-Кутлуг так много пил, что однажды он заснул после длительного пьянства».46

В Улусе Джучи наступили беспорядки, и Едигей стал искать нового Чингисида. Такового он и нашел в лице Шадибека, сына Кутлуг-бека.47 Шадибек еще в меньшей мере был самостоятельным государем, чем его предшественник Тимур-Кутлуг. По словам «Анонима Искендера», Шадибек всю свою жизнь проводил в удовольствиях и наслаждениях.48 Полным хозяином в Золотой Орде стал эмир Едигей. Он вмешивался во все дела, сам устанавливал порядки, и «люди из привольности попали в стеснение».49 Шадибеку положение это не нравилось, и он захотел освободиться от деспотического временщика. Однако Едигей проведал об этом и готовил контрмеры. В самый разгар «замятии» в «Золотой Орде», в 1407 г., прибыл на судах по Волге из Твери великий князь тверской.50 В развернувшейся борьбе победил Едигей. Что же касается неудачливого хана Шадибека, то он бежал в Дербенд, где и нашел убежище у дербендского эмира Шейха Ибрахима. Здесь, в изгнании, он и умер.51 Едигей добивался через своих послов у Шейха Ибрахима выдачи беглеца, однако дербендский эмир в этом ему отказал.52

По нумизматическим данным, Шадибек царствовал с 1400 йо 1408 г., что совпадает с известиями письменных источников, в том числе и русской летописи. Чеканка монеты в Хорезме в 807, 809 и 810 гг. х. указывает на зависимость Хорезма в ого время от Золотой Орды. И действительно, Абд-ар-Реззак Самарканда сообщает, что Едигей захватил Хорезм в Реджебе 808 г. х. (= 23 XII 1405 — 21 I 1406).

Большой интерес представляют монеты, чеканенные Шадибеком на Кавказе. Он чеканил их в Дербенде и Баку. Дербендские монеты дошли до нас от 811, 813 и 815 гг. х. Самый факт этой чеканки говорит о том, что он продолжал считать себя законным государем Золотой Орды и в то время, когда там был другой хан.

Место Шадибека в Золотой Орде, по словам Никоновской летописи, занял Булат-Салтан.53 Летопись ничего не говорит о его происхождении. Но словам Шереф-ад-дина Али И езди. Булат, точнее Пулад, был сыном Шадибека.54 В восточных источниках он известен под именем Пулад-хана. Едигей всячески старался поднять могущество и престиж Золотой Орды, прибегая для этого ко всем испытанным татарами средствам. Булат-Салтан (Пулад-хан) требовал, чтобы русские князья, как и прежде, ездили в Орду, получали из рук ханов ярлыки на княжение, привозили бы подарки, разрешали бы у золотоордынского престола споры друг с другом, как у верховного судии, и т. д. Так, в первый год правления Булат-Салтана (Пулад-хана), т. е. в 1407 г., состоялась тяжба по вопросу о великом княжении тверском у Ивана Михайловича Тверского с Юрием Всеволодовичем Тверским, разрешенная ханом в пользу первого. В 1408 г. Булат-Салтан ходил войной на Литву. Вскоре до Руси стали доходить слухи, что в Орде готовят поход на Москву. В ноябре 1409 г. «прииде Татарин из Орды на Москву, поведа великому князю Василію Дмитреевичу яко "князь велики Ординьский Едигей хощет воевати землю твою"».55 И действительно, через месяц, в декабре 1409 г., на русскую землю напало большое татарское войско во главе с Едигеем. Вместе с Едигеем пришли в качестве военачальников четыре царевича и наиболее видные эмиры Орды. Страницы Никоновской летописи, посвященные этому походу, весьма интересны и ценны. Рассказ представляет собой продукт большой литературной обработки и пропитан насквозь глубокой патриотической идеологией. Однако литературная обработка не снижает его значения как достоверного источника. В основе рассказа о событиях 1409 г. Никоновской летописи, составленной около 1556 г., лежит Рогожская летопись, близкая по времени изучаемой эпохе. Если мы предпочитаем цитировать Никоновскую летопись, то только в силу того, что в ней события изложены более ярким языком, причем, кроме фактов, рассказанных у Рогожского летописца, она приводит столь же достоверные дополнительные сведения.

Рассказ обнаруживает, что летописец прекрасно ориентировался не только в собственно русских делах, но и в основах золотоордынской политики. Он хорошо знаком с рядом деталей татарской жизни, а данная в летописи близкая к произношению транскрипция тюркских имен в перечне татарских царевичей и эмиров, участвовавших в походе Едигея 1409 г., — лучший этому показатель. Приведем несколько примеров этой транскрипции: князь Обрягим Тимирязев сын, князь Ериклибердей, Булад церевич и т. д.

Поход Едигея на Русь был тяжелым для нее испытанием. Татары жгли, грабили и убивали с особой жестокостью. Вместе с тем становилось ясным, что успехи татар обусловлены не военной слабостью Руси, а отсутствием единой организационной воли, наличием феодальных распрей между князьями и исключительной доверчивостью русских к словам и обещаниям коварного татарского князя Едигея. Летопись подробно останавливается на этой стороне трагических событий и поднимается в этом отношении до больших высот государственной мысли.

Татар летопись изображает хитрыми и коварными политиками. Так как в описываемое время, т. е. в начале XV в., татары в лице господствующего класса были уже мусульманами, то летописец именует их измаилтянами.

Вот как он характеризует их дипломатические приемы и обычаи: «Аще убо когда немнози обрящутся Измаилтяне, тогда лестно и злоковарно и мир и любовь сотворяют, и дары и честь дают, и тем злохитроство свое крыют и яд свой тайно имеют, и мир глубок обещевают, и таковым пронырьством Русских князей друг в другом враждуют и от любви их отлучают, и особную рать межи их составляют и в той разности сами в тайне подкрадают их злии волцы христіаном обретаются научением отца их сатаны».56

Согласно летописи, вышеуказанные черты татарской внешней политики нашли свое наиболее яркое выражение в политике Едигея. Прекрасно ориентируясь в междукняжеских отношениях на Руси, желая во что бы то ни стало ослабить ее, Едигей поставил себе первой задачей столкнуть московского великого князя Василия Димитриевича с Витовтом, великим князем литовским, владевшим тогда Киевом: «Многу же любовь, лукавную имяше и к великому князю Василію Димитриевичу и честію высокою обложи его и дары многими почиташе».57

Едигей разжигал у Василия Димитриевича вражду к Витовту, толкал его на военное столкновение, обещал помощь со стороны татарского войска. Вместе с тем, видя, что ему удается разжечь в московском князе вражду, он отправляет тайного посланца к литовскому великому князю и передает ему: «Ты мне буди друг, а я аз тебе буду друг; а зятя своего князя Василья Димитреевича Московского познавай, яко желателен бе в чюжіа пределы вступатися и не своя восхищати, и се убо и тебе подвизается ратовати и твоя пределы возхищати; блюдися убо от него... сребра и злата посылает ко мне и ко царю, чтобы или аз сам, или царя увещал со всею Ордой пойти ратью на тебя и пленити и жещи землю твою...».58

Едигей добился своего. Василий Димитриевич отправился походом на Литву и воспользовался при этом татарским отрядом, присланным ему в помощь. Началась упорная борьба двух князей — литовского и московского. В результате обе стороны пролили много крови, потеряли много людей, опустошили города и селения. Выиграли только татары.

Едигей не остановился на этом и решил одним ударом покончить с московским великим князем. Он отправил вторичное посольство к Василию Димитриевичу со словами: «Ведый буди Василіе, се идеть царь Булат-Салтан со всею великою Ордою на Витовта, да мстит, колико есть сотворил земли твоей, ты же воздаждь честь цареви».59

И на этот раз Едигею удалось коварством достигнуть нужного результата и отвлечь внимание московского князя от грозящей опасности. С горечью сообщает летописец, что «князь великы Василій Дмитреевич не успе ни мало воиньство собрать».60 Летопись не жалеет красок при описании того ужаса, какой испытали русские земли, когда на них неожиданно, как разбойники и грабители, обрушились татарские войска. Хотя великий князь Василий Димитриевич за месяц был предупрежден о походе Едигея на Русь, но Едигей сумел убедить московского великого князя в том, что войска его направлены против Литвы.

Опустошив целые районы, татары подошли к окрестностям Москвы и начали готовиться к осаде столицы, «Сам бо Едигей князь ко граду Москве не приступаше, ни посылаше, но хотяше зимовати и всячески взяти ю и гордяше и превъзносяшеся много, и посла во Тверь к великому князю Ивану Михайловичи) Тферьскому царевича Булата, да князя Ериклибердея, веля ему часа того быти на Москву с пушками, и с тюфяки, и с пищалми, и с самострелы». Тверской князь не пошел на предательство и постарался уклониться от выполнения требований Едигея. Осада Москвы, однако, не удалась. К Едигею «в то время из Орды пріидоша от царя Булат-Салтана скоропосолницы веляше ему быти у себя во Орде без всякого пожданіа», так как там вновь началась «замятня», появился некий царевич — чингисид, желавший убить Булат-Салтана и захватить ханский престол.61 Едигею пришлось снять осаду Москвы и, получив 3000 рублей выкупа, с войсками вернуться на Волгу.

Восточные источники, как и следовало ожидать, ничего не говорят о походе 1409 г. Едигея на Русь, зато под этим годом у них имеется сведение о посольстве из Золотой Орды к Шахруху в Герат. 1409 г., как известно, — важная дата в истории Средней Азии. Там только что закончились смуты, связанные с борьбой за «тимурово наследство». В 1409 г. в Самарканд въехал победителем тимурид Шахрух вместе с своим сыном Улугбеком — внуком Тимура, которому он передал управление Мавераннахром. По случаю этого важного события в Самарканде был большой праздник. По словам Абд-ар-Реззака Самарканди, когда Шахрух вернулся в Герат, к нему прибыли послы от Пулад-хана (Булат-Салтана) и эмира Идигу бахадура (Едигея). Характерно, что Абд-ар-Реззак Самарканди ставит Едигея на одну доску с Пулад-ханом и говорит, что они «были обладателями власти в Дешт-и-Кыпчак и странах узбекских».62 Шахрух принял посольство Едигея по всем правилам восточного дипломатического этикета. Произошел обмен подарками. Золотоордынские послы вручили Шахруху кречетов и других охотничьих птиц, которые очень ценились при дворах Ирана и Средней Азии, а Шахрух, в свою очередь, одарил посланников «царственными шапками и поясами». Богатые подарки он передал также для Нулад-хана и эмира Идигу. По-видимому, посольство Золотой Орды носило поздравительный характер и ставило своей задачей установление мирных отношений, прерванных еще со времен Тимура и Тохтамыша. Как тогда расценивались на Востоке временные успехи Золотой Орды, видно хотя бы из того факта, что Шахрух предложил послам Булат-Салтана и Едигея просить в Золотой Орде царевну из чингисидок в жены одному из его сыновей — мирзе Мухаммеду Джуки бахадуру.63 Едигей был явно доволен своим положением и считал себя в зените славы. В этом и сказалась недальновидность его политики. Он слишком увлекся своими внешними успехами, считая, что вернул не только земли, подвластные Тохтамышу, но и Хорезм, который отпал от Золотой Орды еще в начале 60-х годов XIV в., что он ослабил Русь и добился признания со стороны наиболее крупного государя мусульманского Востока, каким был в 1409—1410 гг. тимурид Шахрух, сидевший в Герате. Высокомерие Едигея увеличило и посольство к Пулад-хану, которое в 812 г. х. (= 1409—1410) было отправлено египетским султаном ал-Меликом ан-Насыром Фараджем, сыном ал-Ме-лика аз-Захыра Беркука.64 Успех Золотой Орды был явно показной, так как Русь крепла, несмотря на трагедию 1409 г., с исключительной быстротой, а внутри самой Орды не ликвидированы были сепаратистские силы. Феодальная «замятия» не прекращалась. Хотя главный враг Едигея, Тохтамыш, умер, но остались его сыновья. Согласно упомянутому выше «Муиззу»,65 у Тохтамыша было от разных жен и наложниц 13 сыновей; наиболее авторитетный из них, Джелал-ад-дин, известен летописи под именем Зелени-Салтана Тохтамышевича.

Великий князь московский Василий Димитриевич не пал духом после коварного нападения Едигея на русские земли и стал готовиться к отпору. Согласно полученным Едигеем сведениям, в Москве нашли приют «тохтамышевы дети». Василий Димитриевич явно стремился использовать этих золотоордынских царевичей против Едигея и Пулад-хана. Более того, московский великий князь перестал оказывать золотоордынским посланцам какие бы то ни было знаки внимания. По словам Никоновской летописи, Едигей не выдержал этого отношения Москвы и не только запросил о сыновьях Тохтамыша, но и сетовал на дурное обращение Москвы с послами и торговыми людьми Золотой Орды. Летописец приписывает одному из посланий Едигея, написанному еще в том же 1409 г., следующие слова: «Послы царевы и гости изо Орды к вам приездять, и вы послов и гостей на смех подымаете, да еще велика имь обида и истома у вас чинится. И но то не добро, а преже сего улус был царев и дръжаву дръжил, и пошлины и послов царевых чтили, и гостей дръжали без истомы и обиды; и ты бы спросил старцев, како ся деяло преже сего».66

Уже этих слов, приписываемых летописью посланию Едигея, достаточно, чтобы почувствовать поворот к открытому сопротивлению и даже наступлению Москвы на Орду. И тем больше чести московскому князю, — которого можно было не раз упрекнуть за излишнюю осторожность, а иногда и просто нерешительность, — в том, что он занял наконец решительную позицию в момент наиболее для себя тяжелый — в год пожаров, опустошений и голода.

На этот раз события сложились для него благоприятно. «Замятия» в Орде усилилась, сыновья Тохтамыша во главе с Джелал-ад-дином (Зелени-Салтаном) из Москвы переехали за помощью на Литву, к Витовту. В 1410 г. умер, согласно Абд-ар-Реззаку Самарканди, Пулад-хан (Булат-Салтан), и на золотоордынский престол вступил Тимур-хан, сын Тимур-Кутлуг-хана,67 который, по словам Абд-ар-Реззака, выступил против Едигея.68 Весьма кратко, но те же сведения по этому вопросу переданы и в летописи: «Тое же зимы сяде на царство во Орде царь Темирь, и Едигей князь вмале убежа».69 Монеты с именем Пулад-хана чеканились с 810 по 816 г. х. (= 1407—1413). Однако было бы неправильно думать, что он жил и после 1410 г., так как следующий государь Золотой Орды монеты свои чеканил в 813—814 г. х. (= 1410—1412). Не исключено, что Едигей после восстания Тимур-хана продолжал чеканить монеты от имени Пулад-хана. Последний чеканил свои монеты в Сарае ал-Джедид, Булгаре, Булгар ал-Джедид, Орду Кафе, Азаке ал-Махрус, Ховарезме, Сарайчук, Хаджи Тархане и Раджане.

По-видимому, враждебные отношения между Едигеем и Тимур-ханом установились не сразу. И этот золотоордынский хан был посажен Едигеем. Более того, последний даже породнился с новым ханом, отдав ему в жены свою дочь. Так рассказывает о событиях «Аноним Искендера».70 Однако Тимур-хан сумел склонить симпатии кочевой знати на свою сторону и повел борьбу с узурпатором эмиром Едигеем.

Обе группы источников, восточные историки XV в. и русская летопись, согласно рассказывают, что в самом начале этой борьбы на Улус Джучи напал Джелал-ад-дин со своими братьями-царевичами. Все это произошло в 1411 г. «Того же лета [1411 г.] Тохтамышев сын Салтан (Зелени-Салтан, — А.Я.) взял изгоном Ординьскіе улусы и пограбил»,71 Немалую роль в успехе Джелал-ад-дина сыграла Литва. Выше уже отмечалось, что после поражения Тохтамыше в 1395 г. Золотая Орда потеряла свое великодержавное положение и Едигею вернуть его так и не удалось, хотя успехи его, казалось, были очень велики. Собственно говоря, успехи эти прежде всего были обусловлены отсутствием единства между Литвой и Москвой. Если бы эти два государства объединились в своей борьбе против татар в начале XV в., не могло бы быть и успехов Едигея. Однако Литва явно этого не хотела. Витовт взял совершенно иной курс. Он хотел самостоятельной политики в отношении татар, он хотел иметь там дружественных и даже подчиненных ему ханов. Вот почему он так энергично поддерживал сначала Тохтамыша, а потом его сыновей, и прежде всего Джелал-ад-дина. Уже при Едигее, когда определилось, что у него имеются соперники, которые, захватив ханский престол, уберут его как всевластного эмира, Золотая Орда стала ареной новых смут, в которые легко можно было вмешаться посторонним силам. На это и рассчитывал Витовт. Он прекрасно понимал, что Золотая Орда перестала быть могущественной державой, видел, что она теряет руководящую роль в политике Восточной Европы, и решил использовать ее как орудие своих антимосковских, а следовательно и антирусских намерений. Для своих планов Витовт явно нуждался в том, чтобы татарское государство продолжало существовать.

Вот почему после кратковременного пребывания сыновей Тохтамыша на Руси мы вновь видим их, и прежде всего Джелал-ад-дина, в Литве. Витовт поселил их в Троках. Как раньше орудием золотоордынской политики Витовта был Тохтамыш. так теперь орудием стал Джелал-ад-дин, которого Витовту и удалось провести на ханский престол в 1411 г.

Результаты этого шага сразу же сказались. У Шпулера в его упомянутой работе подробно разработан вопрос о литовско-татарских отношениях, и он отмечает, что именно к этому времени относятся успехи Витовта на юге его владений. По словам Шпулера, Витовт сумел даже заложить на берегу Черного моря крепость и рынок.72 Вернемся однако к Едигею. 1410—1411 гг. были переломными в его жизни. Звезда его начала закатываться, и он уже никогда больше не достигал недавнего могущества. Не имея сил победить Тимур-хана, Едигей бежал в Хорезм, где, как ему казалось, позиции его были сильны и крепки. По дороге, в десяти днях пути от Хорезма, Едигей, по словам Абд-ар-Реззака Самарканда был разбит отрядом Тимур-хана. В сопровождении небольших остатков своих сторонников Едигей прибыл в Хорезм в начале 814 г. х. (= 25 IV 1411 — 12 IV 1412). Здесь и осаждали его в течение полугода войска Тимур-хана. В это время пришло известие, что Джелал-ад-дин, пользуясь отсутствием Тимур-хана (он тоже отправился в Хорезм на борьбу с Едигеем), захватил власть в Золотой Орде. Создалась сложная ситуация. Против Едигея были отряды Тимур-хана и Джелал-ад-дина, оба друг другу враждебные. Один из военачальников Тимур-хана, Газан, поспешил разрешить «сложную ситуацию» изменой своему государю.73 Газан приказал своему нукеру убить ничего не подозревавшего Тимур-хана, после чего и перешел на службу к Джелал-ад-дину (Зелени-Салтану). Таким образом, одним соперником и врагом стало меньше. Тимур-хан царствовал всего лишь два года (1410—1412). Джелал-ад-дин поручил своему военачальнику Каджулай бахадуру покончить с Едигеем. У Едигея воинов было меньше, тем не менее в происшедшем сражении Каджулай был разбит. Абд-ар-Реззак Самарканди подробно рассказывает об этом эпизоде. Едигей, как и всегда, прибег к хитрости. В соответствии с испытанными у кочевников древними приемами устройства засад Едигей разделил свой отряд на две группы. Одну отправил в бой против войск Каджулая, а другую спрятал в засаду. Первой группе он приказал в самый разгар боя бежать и по дороге разбросать приготовленные для этого «конские попоны и торбы», а также другие предметы конского снаряжения, чтобы у противника было впечатление полного разгрома войска Едигея. Когда первая группа выполнила предписание своего эмира и побежала, Каджулай решил, что Едигей наголову разбит, и спокойно двинулся дальше; тогда из засады появился Едигей и, как ураган, налетел на него со своим отрядом. В сражении этом Каджулай погиб. Едигей вернулся в Хорезм победителем, с большим количеством пленных и огромной добычей. На пленных Едигей надел оковы, охрану же их поручил жителям города (восстановленного в 1391 г. Ургенча). Охране было сказано, что за каждого убежавшего убьют не только сторожившего его, но и всех жителей его квартала.74 Нечего и говорить о том страхе, который пережили жители города. Это произошло в 815 г. х. (= 1412—1413).

Выше мы видели, что, когда Едигей был в зените своего могущества, Шахрух с исключительным вниманием принял его послов и даже готов был породниться с ним. Теперь же, когда слава Едигея померкла, он отправил военный отряд в Хорезм, чтобы вернуть его в состав тимуридских владений. Однако отряд этот после ряда неудач вернулся назад. Придавая возвращению Хорезма большое значение, Шахрух отправил туда второй отряд, на этот раз во главе с Шах-меликом, бывшим опекуном Улугбека. Шах-мелик проявил в борьбе за Хорезм много уменья и политического такта. Он хорошо использовал слабые стороны правления Едигея и его сына в Хорезме и Ургенче (поборы и насилия) и переманил жителей на свою сторону. По словам Абд-ар-Реззака Самарканди, «сейиды, ученые и сановники города вышли [к ним] с подарками и подношениями и сдали город»,75 т. е. столицу Хорезма Ургенч.

Таким образом, в 816 г. х. (= 3 IV 1413 — 22 III 1414) Едигей был выбит из Хорезма, который он удерживал мерами насилия, имея лишь небольшое количество преданных ему приближенных и нукеров.

За год до потери Едигеем Хорезма в Золотой Орде произошла новая смена ханов. В 1412 г., по словам летописи, «злой наш недруг царь Зелени Салтан Тахтамышевичь умре, застрелен на войне от своего брата Кирим-Бердея».76

В восточных источниках мне не пришлось встретить известия об обстоятельствах смерти Джелал-ад-дина. Но в нумизматических данных сведения русской летописи находят полное подтверждение.

Керим-Бердей не сумел крепко захватить власть в Золотой Орде, так как у него оказался соперник в лице брата Кепек-хана, о правлении которого из восточных источников упоминает Гаффари,77 автор XVI в., писавший на персидском языке.

Согласно Шпулеру, Кепек-хан в польских источниках на латинском языке именовался Betsabul.78 Оба соперничающие хана были во вражде с Едигеем и причиняли ему много затруднений. К сожалению, к периоду с 1412 по 1419 г. относится много неясного, особенно в жизни Едигея. Он еще играл роль в Золотой Орде и, по-видимому, владел какой-то ее частью, быть может даже Крымом. У упомянутого выше известного польского историка Яна Длугоша, жившего в XV в., имеются сведения, что Едигей напал в 1416 г. на Киев и его окрестности, которые пожег и ограбил.79 По мнению специалистов, к Длугошу нужно относиться с осторожностью и без критической проверки нельзя полагаться на его рассказ. Однако мы имеем для того же 1416 г. весьма интересное известие о жене Едигея у египетских историков XV в., писавших на арабском языке. По словам ал-Макризи, в 1416 г. жена Едигея прибыла в Дамаск, откуда собиралась в сопровождении предоставленных, по-видимому, мужем 300 всадников сделать хаджж в Мекку.80 Ал-Аскалани катим словам как бы добавляет, что хаджж этот жена Едигея совершила с сирийским караваном.81 Совершить хаджж в Мекку в сопровождении 300 всадников могла только весьма влиятельная особа, жена если не государя, то, во всяком случае, сильного правителя. Сам по себе факт не может не подчеркнуть значительной роли, которую тогда играл Едигей в качестве владетеля какой-то области. Мы предполагаем, что этой областью был Крым, так как отправиться из восточных областей Золотой Орды с 300 всадниками через вражеские территории было бы опасно.

У Яна Длугоша имеется еще одно известие о Едигее под 1419 г. Польский историк сообщает, что в этом году Едигей прислал к Витовту посольство с большими подарками, в том числе 3 верблюдами и 27 прекрасными конями под красными покрывалами. С посольством он отправил предложение о мире и союзе,82

Это — последнее известие о Едигее в европейских источниках. Что касается восточных источников, то под тем же 1419 г. говорится уже о смерти Едигея. Здесь мы имеем два рассказа: один — Ибн-Арабшаха, другой — ал-Айни. Ибн-Арабшах говорит о месте гибели Едигея: «Продолжались смуты да раздоры между царями владений кыпчацких, пока, наконец, Идику, раненый, потонув, не умер. Его вытащили из реки Сейхуна, у Сарайчука, и бросили на произвол судьбы».83

Более подробные сведения имеются у арабского историка XV в. из Египта, также современника Едигея, — ал-Айни. По его словам, Едигей был убит в 1419 г. одним из сыновей Тохтамыша — Кадир-Берди, который после смерти Керим-Верди все время воевал с Едигеем. По-видимому, это произошло у Сарайчука, как об этом говорит Ибн-Арабшах. Встреча с отрядом Кадир-Берди оказалась роковой, и по его приказу Едигей был изрублен в куски.84

Так закончилась жизнь человека, который обладал большой волей, энергией, личной храбростью, в еще большей мере хитростью и коварством, но совсем не возвышался над современниками, не разбирался в политической обстановке своего времени и наперекор объективному ходу истории стремился вернуть великодержавие паразитической Золотой Орде средствами политического обмана и застращивания.

Примечания

1. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 466 (русск. перев.).

2. Крым, или Солхат, — ныне Старый Крым; Кафа — ныне Феодосия [см.: В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 322 (арабск. текст), стр. 330 (русск. перев.) — Ибн-Дукман; стр. 357 (арабск. текст), стр. 364 (русск. перев.) — Ибн-ал-Форат; стр. 428 (арабск. текст), стр. 442 (русск. перев.) — Ал-Макризи; т. II, стр. 185. — Шереф-ад-дин Али-Иезди, «Зафар Намэ», т. I, стр. 776—777].

3. Шереф-ад-дин Али Иезди, ук. соч., изд. Bibliotheca Jndica, т. I, стр. 762—763 (см.: В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 180).

4. Шереф-ад-дин Али Иезди; ук. соч., там же, стр. 775. — В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 185.

5. Библиотека иностранных писателей о России, т. I. СПб., 1836; И. Барбаро, стр. 94 (итальянск. текст), стр. 56 (русск. перев.).

6. А. Контарини, ук. соч., стр. 169 (итальянск. текст), стр. 90—91 (русск. перев.).

7. Шереф-ад-дин Али Иезди, т. I, стр. 756. Калькутта. — В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 178.

8. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I. стр. 451 (арабск. текст), стр. 454 (русск. перев.): Ал-Аскалани.

9. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 357 (арабск. текст), стр. 364 (русск. перев.): Ибн-ал-Форат.

10. ПСРЛ, 7, XI, Никоновск. летоп., стр. 167. В дальнейшем: Никоновск. летоп.

11. Рюи Гонзалес де Клавихо. Дневник путешествия ко двору Тимура в Самарканд в 1403—1406 гг. Изд. и перев. И.И. Срезневского, СПб., 1881, стр. 342.

12. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 63. Выдержки из сочинения неизвестного автора «Муизз ал-ансаб фи шаджарат салатин могул» (книга, прославляющая генеалогии в родословном древе монгольских султанов).

13. Низам-ад-дин Шами, изд. Tauer, Praha, стр. 112—113.

14. В.Г. Тизенгаузен, у к. соч., т. II, стр. 159. — Шереф-ад-дин Али Иезди, т. I, стр. 499.

15. Низам-ад-дин Шам и, стр. 125. — В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 118; см. также стр. 171—172 (рассказ Шереф-ад-дина Али Иезди).

16. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 467—469.

17. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 238 (персидск. текст), стр. 133 (русск. перев.).

18. Никоновск. летоп., стр. 167.

19. Там же.

20. Там же.

21. Никоновск. летоп., стр. 172.

22. Там же, стр. 173.

23. J. Dlugosz. Dziejow Polskich, т. II, стр. 495. Krakow, 1868.

24. Spuler. Die Goldene Horde. 1943, стр. 138.

25. Никоновск. летоп., стр. 174.

26. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 237 (персидск.. текст), стр. 133 (русск. перев.).

27. Шереф-ад-дин Али Иезди, II. стр. 647 след.

28. Рюи Гонзалес де Клавихо, ук. соч., стр. 341—342.

29. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 470.

30. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 471. — По данным Софийской второй летописи, Тохтамыша убил Шадибек в Сибирской земле в 1406 г. (т. VI, стр. 133).

31. Рюи Гонзалес де Клавихо, ук. соч., стр. 341.

32. Изв. Таврич. общ. ист., археолог. и этногр., т. I (58), Симферополь, 1927, стр. 18—23.

33. Там же, стр. 21.

34. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 473.

35. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 148. — Персидск. текст: Шереф-ад-дин Али Иезди, т. I, стр. 277.

36. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 469—470.

37. ПСРЛ, XV, Рогожский летописец, стр. 179. — Почти теми же словами характеризует Едигея и Никоновская летопись, литературно обработавшая рассказ Рогожского летописца о Едигее: «Сей князь Едигей Ордыньский вящше всех князей Ординьских и все царство Ординьское един дръжаше и по своей воле царя поставляше, его же хотяше» (Никоновск. летоп., стр. 206).

38. А. Самойлович. Несколько поправок к ярлыку Тимур-Кутлуга. Изв. Акад. Наук, 1918, стр. 1122.

39. Никоновск. летоп., стр. 173.

40. Там же, стр. 206.

41. См. ценную работу Б.А. Рыбакова «Ремесло древней Руси» (Изд. АН СССР, 1948).

42. ПСРЛ, XI, стр. 209.

43. Там же, стр. 201.

44. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 253 (персидск. текст), стр. 193 (русск. перев.).

45. Никоновск. летоп., стр. 183.

46. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II. стр. 238 (персидск. текст), стр. 133 (русск. дерев.).

47. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 63 (см. Муизз).

48. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 253 (персидск. текст), стр. 133 (русск. перев.).

49. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 253 (персидск. текст), стр. 133 (русск. перев.).

50. Никоновск. летоп., стр. 201—202.

51. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 238 (персидск. текст), стр. 134 (русск. перов.).

52. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 238 (персидск. текст), стр. 134 (русск. перев.).

53. Никоновск. летоп., стр. 202.

54. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 146.

55. ПСРЛ, XI, стр. 205.

56. ПСРЛ, XI, стр. 205; Рогожский летописец, стр. 179.

57. Никоновск. летоп., стр. 206. — См. также: Рогожский летописец, стр. 177—178. 1922. — Сравнение обоих текстов показывает, что Никоновская летопись почти без всяких изменений повторяет Рогожского летописца.

58. Никоновск. летоп., стр. 206.

59. Там же, стр. 208.

60. Там же.

61. Никоновск. летоп., стр. 209.

62. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 252 (персидск. текст), стр. 192 (русск. перев.).

63. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 252 (персидск. текст), стр. 192 (русск. перев.).

64. В.Г. Тизенгаузен. ук. соч., т. I, стр. 397 (арабск. текст), стр. 407 (русск. перев.).

65. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 62.

66. Никоновск. летоп., стр. 209—210.

67. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 253 (персидск. текст), стр. 193 (русск. перев.). «Аноним Искендера» Тимур-хана именует Тимур-султан (В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 134).

68. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 193.

69. Никоновск. летоп., стр. 215.

70. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 238—239 (персидск. текст), стр. 134 (русск. перев.).

71. Никоновск, летоп., стр. 215.

72. Spuler, ук. соч., стр. 149.

73. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 253—254 (персидск. текст), стр. 193—194 (русск. перев.).

74. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 254 (персидск. текст), стр. 194 (русск. перев.).

75. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 255 (персидск. текст), стр. 195 (русск. перев.).

76. ПСРЛ, XI, стр. 219.

77. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. II, стр. 271 (персидск. текст), стр. 212 (русск. перев.).

78. Spuler, ук. соч., стр. 151.

79. J. Dlugosz, ук. соч., т. IV, стр. 182.

80. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 428 (арабск. текст), стр. 442 (русск. перев.).

81. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 451 (арабск. текст), стр. 545 (русск. перев.).

82. J. Dlugosz, ук. соч., стр. 220.

83. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 473. — Как мог Ибн-Арабшах ошибиться в расположении Сарайчука? Ведь он не мог не знать этих мест. Известно, что Сарайчук расположен был в нижнем течении реки Яика (Урала).

84. В.Г. Тизенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 500 (арабск. текст), стр. 532, 553 (русск. перев.).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика