Александр Невский
 

Глава четвёртая. Захват полоцко-минских земель литовскими феодалами

Героическая борьба русского народа предотвратила разорение полоцко-минских земель — они не знали ужасов монгольского нашествия и не попали под иго татаро-монгольских ханов. Чёрная Русь (Новгородок, Слоним, Волковыйск), городенские, турово-пинские и берестейско-дорогичинские земли также не были завоёваны татаро-монгольскими феодалами. Внутренняя история западно-русских (будущих белорусских) земель этого времени нам почти неизвестна, так как местные летописи не сохранились и приходится довольствоваться скудными упоминаниями, содержащимися в волынской и новгородской летописях и в договорах. Если попытаться собрать все эти сведения, то можно получить самое общее представление и то лишь о политических судьбах этих земель в XIII — начале XIV в.

Татаро-монгольское нашествие ухудшило положение Полоцко-Минской Руси: потеряв в начале XIII в. большую часть своих позиций в литовских и латвийских землях, она сама попала теперь под удар немецкого Ордена и Литовского великого княжества. Временное укрепление внутреннего единства Владимиро-Суздальского и Галицко-Волынского княжеств позволило им оказать поддержку западнорусским землям в защите от иноземных захватчиков.

Тесная связь Северо-восточной Руси с Полоцкой землёй нашла своё выражение в том, что полочане участвовали вместе с суздальцами и новгородцами в борьбе против немецко-шведской агрессии; среди героев Невской битвы упомянут полочанин Яков. Князь Александр Невский поддерживал союз Суздальской земли с Полоцком.

Укрепление Литвы вызвало перемены в положении западнорусских земель. В 40-х годах XIII в. литовский великий князь Миндовг, нарушив мир с Русью, двинул войска на смоленские1, новгородские, а также полоцкие земли2; ранее литовские войска вторгались и в Черниговское княжество, где «велико убийство творяше»3.

Литовская агрессия встретила отпор со стороны Владимиро-Суздальской Руси: мы видели, что войска Александра Невского выбили врага из русских городов, в том числе из Усвята, входившего в Полоцкое княжество; были приняты меры к укреплению обороны Витебска. Тогда же и войска галицко-волынского князя Даниила Романовича нанесли поражение литовским силам4. Встретив отпор, Миндовг был вынужден оставить Русскую землю; он заключил (около 1254 г.) мир с галицко-волынским князем, по которому вернул ему Чёрную Русь5. Тогда в Полоцке сел княжить племянник Миндовга литовский князь Товтивил. Местные бояре оказали ему поддержку. Он принял православие и сохранял союз с волынским князем.

Пребывание в Полоцке литовского князя привело вскоре к новому литовско-русскому конфликту: в 1258 г. Товтивил со своей дружиной и полочанами двинулся к Смоленску, разорил Войщину, а также Торжок6. Это привлекло внимание татаро-монгольских ханов, которые сами помышляли о захвате полоцко-минских земель; они послали многочисленную рать Бурундая, которая нанесла удар литовским землям с юга. В это время Литва, в союзе с которой действовал полоцкий князь, захватила у галицко-волынского князя Чёрную Русь и Городно7; князь удержал лишь Волковыйск8.

По союзному русско-литовскому договору 60-х годов XIII в. Полоцк, видимо, остался за Русью, чем и объясняется участие «добра князя» (как называет его новгородская летопись)9 Товтивила с полочанами и литовской дружиной в походе русских войск на Юрьев (1262). Известно, что в этом походе участвовали и витебские войска, предводительствуемые русским князем.

Феодальная война в Литве после убийства великого князя Миндовга (1263) отразилась и на положении западнорусских земель. В Полоцке стал княжить другой литовский князь Ердень10; притом и Полоцк и Витебск попали под власть литовского великого князя Войшелка, правившего в Литве совместно с галицким князем Шварном.

От этого времени сохранился договор (около 1265—1266 гг.), заключённый между витебским князем Изяславом и немецким Орденом при посредничестве полоцкого князя Ерденя. Пользуясь подходящей обстановкой, немецкий Орден окончательно захватил владения полоцких князей в Латгалии. В договоре о Полоцке и Витебске сказано, что они находятся под властью литовского князя Войшелка11. По этому договору витебский князь должен был уступить немецкому Ордену Латгалию, взамен чего немецкие рыцари обязались не нарушать границ Полоцкой земли. За полочанами и витеблянами сохранилось право на вольную торговлю в Риге, на Готланде и в Любеке.

Дальнейшая судьба Полоцка и Витебска нам почти неизвестна. Возможно, что псковский князь Довмонт, удерживая часть Подвинья, некоторое время княжил и в Полоцке. В конце XIII в. в Полоцке правил епископ Яков, как-то связанный с Литвой12. В 1306 г. Орден нарушил прежний договор и захватил Полоцк; тогда литовский князь Витовт направил сюда свои войска, которые изгнали немецких рыцарей, и включил Полоцк в Литовское великое княжество.

Из истории Витебска известно, что в конце XIII в. он некоторое время находился в зависимости от Смоленска13, потом здесь были русские князья, а с 1320 г. стал княжить сын литовского великого князя Гедимина. В первой половине 20-х годов XIV в. власть Гедимина были вынуждены признать и минские князья14. Как видим, вначале здесь появлялись литовские князья со своими дружинами, вассальные Руси и защищавшие эти земли от немецкого Ордена. Затем, с дальнейшим ослаблением Руси, они оказывались уже вассалами Литвы, содействуя включению в её состав западнорусских земель.

Не менее сложной была судьба Чёрной Руси и соседних городенских, турово-пинских и берестейско-дорогичинских земель. В начале XIII в. Чёрная Русь вышла из-под власти галицко-волынских князей: новогородцы вместе с туровцами и пинянами выступали против них15. В это время литовские набеги часто тревожили Юго-западную Русь, задевая Пинск, Турийск, Червен и другие города16. Лишь русско-литовский договор 1219 г. несколько стабилизировал границу. Пользуясь феодальной войной в Галицко-Волынской Руси, и Польша, и Орден старались захватить западнорусские земли.

Укрепление единства Галицко-Волынской Руси сопровождалось освобождением западнорусских земель от польских феодалов17, Дорогичина — от немецких (1237); приходилось также защищать Берестье от набегов ятвягов18. Подчинён был галицко-волынскими князьями и Пинск19. По мирному договору с Литвой (около 1254 г.) Чёрная Русь также перешла под их власть20, но во время татаро-монгольского вторжения в 1258 г. литовские князья вновь захватили Чёрную Русь21. Под их власть попал, видимо, и Пинск22. В 60-х годах XIII в. Чёрная Русь опять перешла в руки галицкого князя Шварна23.

Политическое дробление Галицко-Волынской Руси и укрепление Литовского великого княжества в годы княжения Тройдена (1270—1282) не замедлили отразиться на положении западнорусских земель. Власть Тройдена распространилась на Городно и почти на всю Чёрную Русь, которую он старался освоить, поселяя здесь (в районе Городно и Слонима) пруссов из Польского Поморья, искавших на Руси спасения от наступления немецкого Ордена24; захватил он и Дорогичин, принадлежавший галицкому князю Льву Даниловичу25. Волынский князь сумел удержать Слоним26 и Турийск; под его властью оставался и важный торговый центр — Берестье27. Согласно уставной грамоте волынского князя Мстислава Даниловича берестейские горожане платили ему «ловчее» (вид налога) деньгами, а окрестные крестьяне — натурой: льном, хлебом, овсом, рожью, овцами, курами и мёдом28.

Князья туровские и пинские были политически обособлены от Галицко-Волынской Руси; к этому времени они уже находились (так же как и брянские и смоленские) «в воле татарской», т. е. в зависимости от Орды29. С их помощью галицкий князь Лев Данилович вернул в 1275 г. Дорогичин30, но Чёрная Русь осталась за Литвой; его попытка использовать силы Орды и вернуть Чёрную Русь не имела успеха31. Непрерывная и тяжёлая борьба с Орденом заставила литовских князей, преемников Тройдена, возвратить волынскому князю Волковыйск, «абы [он] с ними мир держал»32.

Новые татаро-монгольские вторжения и политическое ослабление Галицко-Волынской Руси облегчили захват западнорусских земель литовскими феодалами. Турово-Пинская земля уже в начале XIV в. была вынуждена подчиниться власти Гедимина — в Пинске правил один из его сыновей; тогда же Литвой были захвачены и земли дорогичинско-берестейские33.

Итак, при всей скудости материала, можно сделать вывод, что длительное время западнорусские земли находили защиту от немецкой, польской и литовской агрессии во Владимиро-Суздальской и Галицко-Волынской Руси. Татаро-монгольское нашествие, экономический упадок и политическое дробление Руси облегчили литовским феодалам захват западнорусских земель. В дальнейшем, ведя борьбу за независимость, белорусский народ нашёл надёжную опору в братском русском народе, в крепнувшем централизованном Русском государстве.

Примечания

1. ПСРЛ, т. II, стб. 815, 819—820.

2. НПЛ, стр. 79.

3. ПСРЛ, т. II, стб. 840.

4. Там же, стб. 822.

5. Там же, стб. 838.

6. НПЛ, стр. 82.

7. ПСРЛ, т. II, стб. 847.

8. Там же.

9. НПЛ, стр. 84.

10. ПСРЛ, т. II, стб. 861; ср. НПЛ, стр. 84; ср. ПСРЛ, т. IV, ч. I, вып. 1, стр. 234.

11. Русско-ливонские акты, собр. К.Е. Напьерским, СПБ 1868, № XXV-а и XXV-в.

12. Там же, № XXXVIII.

13. Русско-ливонские акты, № XXXIV.

14. НПЛ, стр. 98.

15. В.Т. Пашуто. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси, стр. 208.

16. ПСРЛ, т. II, стб. 720—721.

17. Там же, стб. 732.

18. Там же, стб. 751; ср. стб. 788.

19. Там же, стб. 754.

20. Там же, стб. 838.

21. Там же, стб. 847.

22. Там же, стб. 860.

23. Там же, стб. 864.

24. ПСРЛ, Т. II, стб. 877; ср. стб. 874.

25. Там же, стб. 870.

26. Там же, стб. 874.

27. Там же, стб. 875—876; ср. стб. 928, 931.

28. Там же, стб. 932.

29. Там же, стб. 872.

30. Там же, стб. 872—874, 911.

31. Там же, стб. 876—878.

32. Там же, стб. 933.

33. ПСРЛ, т. VII, стр. 165.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика