Александр Невский
 

На Орден

Через Псковское озеро и дальше через Чудское озеро русичи вошли в земли Ордена. Войско двигалось вдоль берега Чудского озера. Русские ратники разоряли чудские деревни: забирали съестные запасы, скот, домашних птиц. Жителей, кто не успел спастись бегством, связывали и уводили с собой; рассчитывая получить за пленников выкуп или продать их богатым людям.

Войско двигалось по довольно узкой укатанной дороге. По одну сторону дороги тянулся берег Чудского озера, с другой стороны белело поле. В поле в полверсты от дороги расположились хозяйственные постройки и стога сена. Около стогов бегали люди. Скоро стога загорелись.

— Наши, — сказал Александр, глядя на горящие стога. Он ехал впереди войска рядом с Андреем.

— Всё никак не угомонятся, — сказал Андрей.

— Враг должен нас бояться. Страх нашего врага — наш помощник.

Среди пленных роптали женщины. Одна женщина заплакала.

— Жаль этих несчастных, — сказал Андрей.

— Воин должен переступать через жалость, иначе трудно будет побеждать.

К князьям подъехали слуга Александра Василий и Домаш Твердиславович: брат новгородского посадника Стефана Твердиславича. Александр посылал Василия за Домашем.

— Домаш, возьми с собой отряд новгородцев и иди к Юрьеву1 в разгон.2 Будь осторожен. Если наткнёшься на большие силы немцев, отступай, береги людей. — Александр не столько приказывал, сколько просто, будто по-дружески обращался к своему товарищу; Домаш был старше его на одиннадцать лет.

Домаш с отрядом в пятьсот воинов, состоящем в основном из пеших воинов, ушёл вперёд.

У одной из деревень разбили на ночь лагерь, а утром снова двинулись вперёд.

Утро было очень светлым. День обещал быть тёплым и ясным.

Было пятое апреля.

Дорога дальше пряталась в хвойном лесу. Из леса выскочили двое всадников. Это были дружинники Александра. Они подъехали к Александру. Александр поднял руку вверх и войско остановилось.

— Беда, князь. Отряд Домаша разбит, — сказал подъехавший дружинник Борислав.

— Что с Домашем? — спросил Александр.

— Погиб. Небольшой остаток новгородцев сумел бежать, остальные либо убиты, либо ранены.

— Немцы далеко?

— Со слов бежавших в верстах двух отсюда. У них большое войско.

— У страха глаза велики. Когда орденцы успели собрать большое войско?

— Я только передаю чужие слова.

— Я понял.

Александр спрыгнул с коня, походил по дороге. Русское войско находилось в неудобном положении: оно растянулось змейкой по дороге. Можно конечно успеть его выстроить; но всё же местность была чужой, совсем незнакомой. Как бы не нарваться на засаду или обход врага.

Из леса показались пешие, бежавшие воины из отряда Домаша: старый и молодой. Молодой был без меча.

Немцы одолели отряд Домаша. У них было чувство морального превосходства; в русичей же наоборот вселилось чувство тревоги и неопределённости.

Александр забрался на коня, развернул его в обратную сторону и крикнул:

— Быстро назад!

— Мы уходим? — спросил Андрей.

— Отступаем. Иногда лучше отступить, чем быть побеждённым. После этого будет очень трудно поддерживать дух наших воинов. Мы всё равно победим.

Войско прошло с полверсты назад, потом свернуло на дорогу, ведущую к Чудскому озеру. Вышли на озеро и по нему двинулись в сторону его русского берега. На озере виднелись тёмные места, где слой льда был уже опасно тонок.

Добрались до русского берега. В глубь русской земли вела узкая дорожка: то ли замёрзший ручей, то ли речка. У берега возвышался большой камень, который в народе называли Вороньим.

— Здесь будем ставить рати и встречать немцев, — приказал Александр.

Послышался протяжный вой: немецкие трубачи затянули воинственный клич.

На белом горизонте показалось воинство Ордена. Впереди его ехали рыцари, за ними шли простые немецкие и чудские воины.

Александр разделили войско на три части. В центре стали пешие низовские воины, многие из них были лучниками. Во время боя лучники должны были биться на мечах. За ними стоял Андрей со своей дружиной. Справа встал смешанный полк новгородцев и псковичей. Слева встал Александр со своей конной дружиной и новгородским пешим полком.

Немцы наступали. Русичи стояли. Немцы приблизились. Русские лучники пустили в немцев стрелы. Рыцари и их кони все были в доспехах, поэтому никто из них не пострадал от русских стрел. Были ранены несколько пеших немецких и чудских воинов, шедших за рыцарями. Русские лучники снова пустили в немцев стрелы. Упали двенадцать немецких и чудских воинов. В ответ стрелы пустили немецкие лучники и арбалетчики. От немецких стрел пали десять русских пеших воинов, один дружинник Андрея был ранен в плечо. Рыцари вклинились в центральные ряды русских ратей и легко пошли дальше вглубь русского войска; пока русские пешие ратники не поймали на копья двух рыцарей. Рыцари упали с коней. Один был ранен, другой убит. В бой с рыцарями вступил Андрей со своей дружиной. Андрей бился с рыцарем на мечах. Немцы не успели сойтись со всем русским войском по его ширине, и свободные края русских ратей ударили по немецким флангам. Александр наступал слева со своей дружиной. Александр с лёту пробил копьём шею немецкого пешего воина, отпустил копьё, достал меч и принялся им отбивать копья пеших немецких и чудских воинов. Скоро Александр со своими дружинниками и новгородцами смял пешие ряды противника и приблизился к немецкому рыцарю, с которым вступил в бой. Конным русским воинам помогали пешие ратники. Так двое пеших владимирских воина помогли Андрею расправиться с бившимся с ним рыцарем. Они подцепили и насадили его на копья, подняли, протащили немного вперёд и бросили уже мёртвого. Началась кровавая бойня, когда противники пришли в состояние ярости и озверения. В такие моменты обычно побеждает тот, кто оказывается крепче духом. Немцы дрогнули, и задние ряды их побежали. Не выдержали и рыцари, пустив своих коней вслед за первыми убегающими. Не смогли убежать только четверо рыцарей, яростно дерущихся с русскими ратниками. Эти четверо в запале не заметили бегства других воинов Ордена. Немцы и чудь бежали, не разбирая пути, и попадали в места, где лёд был недостаточно крепок. К тому же лёд подтреснул во многих местах, после того как по нему прошлась тяжёлая рыцарская конница. Бежавшие начали проваливаться под трескающийся, ломающийся лёд.

Русичи взяли много пленных, которых вели босыми по льду.

Софийская Первая летопись сообщает3: «...И дали ратные4 плечи свои на раны5, и секли их, гонясь, словно по воздуху, и не было им, куда убежать, и били их 7 вёрст по льду, до Суболичского берега. И пало немцев 500, а чуди бесчисленное множество. А в плен захватили 50 нарочитых воевод немецких и привели их в Новгород, а иных вода потопила, а иные тяжко раненые убежали...»

Источники противоположной стороны сообщают другие итоги этого знаменитого сражения. Из «Старшей Ливонской рифмованной хроники»: «Часть дерптцев вышла из боя, это было их спасением, они вынужденно отступили. Там было убито двадцать братьев рыцарей, а шесть было взято в плен». Автор рифмованной хроники не считал, сколько погибло простых немецких и чудских воинов. Данные «Хроники Ливонии» Бальтазара Руссова6 отличаются от данных рифмованной хроники: «... Христиане7... сражались мужественно, но в конце концов они потерпели поражение. Тогда было убито семьдесят орденских рыцарей с многими из немецкого войска, а шесть братьев-рыцарей попали в плен и были замучены до смерти».

То, что немецкие рыцари были «замучены до смерти» вызывает серьёзные сомнения. Новгородская Первая летопись старшего извода упоминает о предложении немцев провести обмен заложниками и пленными: «В том же году прислали немцы (к князю Александру) с поклоном: «Что заняли мы силою без князя Водь, Лугу, Псков, Латыголу — от того всего отступаемся. А что мужей ваших в плен захватили — готовы тех обменять: мы ваших отпустим, а вы наших пустите». И отпустили заложников псковских, и заключили мир». Если немцы отпустили русских заложников, значит, новгородцы приняли их предложение. Следовательно, немецкие пленники также были отпущены.

В Пскове Александр на вечевой площади обратился к жителям города:

— О мужи псковичи, говорю вам: если кто из родичей моих прибежит к вам в печали или так приедет пожить во град Псков, а вы его не примете, не воздадите почести ему, то наречётесь вторые жидове.8

Александр просил псковичей проявить уважение к его родичам, то есть ко всему потомству Святослава киевского.9 Псков стоял несколько особняком от русских земель. Власть в этом городе принадлежала местной аристократии — боярству. Никому из потомков Святослава не удалось основать здесь династии, как и в соседнем Новгороде. Новгород в отличие от Пскова находился в более близких и тесных отношениях с потомками Святослава.

Примечания

1. Старое название Дерпта; Юрьев основал Ярослав Мудрый.

2. В разведку.

3. Составлена в первой половине XV века. Только этот источник сообщает о потоплении немцев.

4. Воины Ордена.

5. Подставили под удары свои спины.

6. Или Рюссова.

7. Воины Ордена.

8. Отрывок из Псковской Первой летописи.

9. Определение условное, так как Святослав всю жизнь провёл в военных походах и хотел обосноваться в завоёванной им Болгарии.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика