Александр Невский
 

XV. Александр Невский и Русь Северо-Восточная

Русские князья в Орде. — Тяжкие дани. — Судьба Ярослава. — Мученичество Михаила Черниговского. — Александр. — Невская победа. — Ледовое побоище. — Соперничество с братом Андреем. — Политика в отношении к татарам. — Новгородские смуты. — Татарские численники и сборщики даней. — Последнее путешествие в Золотую Орду и кончина Александра. — Установленный им характер татарской зависимости. — Распадение Чингисовой империи. — Мусульманство в Золотой Орде. — Братья и преемники Александра. — Раковорская битва. — Довмонт Псковский. — Договоры с Новгородом. — Междоусобия Александровых сыновей. — Князья Ростовские. — Митрополит Кирилл II и оставление Киева. — Рязань. — Положение Чернигово-Северской украйны. — Борьба новгородцев со шведами и псковичей — с немцами.

Суздальские и рязанские князья, уцелевшие от татарского меча, после Батыева нашествия снова заняли свои наследственные уделы и принялись вызывать жителей, укрывшихся в леса и дебри, очищать землю от гниющих трупов, возобновлять сожженные города и храмы.

Старший Владимирский стол после гибели Георгия II наследовал следующий за ним брат Ярослав Всеволодович; младшим братьям (Святославу и Ивану) он отдал Суздаль и Стародуб-Клязьменский, а потомкам старшего своего брата Константина Всеволодовича оставил их наследственные волости: Ростов, Ярославль, Углич, Белоозеро. Но скоро русские князья узнали, что они уже утратили свою независимость и свободу распоряжаться собственной землей; что у них есть господин; что над Русью тяготело жестокое варварское иго. По возвращении из Венгрии, расположась станом на берегах Волги, Батый послал звать русских князей в Орду под угрозой лишения уделов и самой жизни. Страх, наведенный погромом, был еще так силен, что никто не думал о новом сопротивлении. Гордые, вольнолюбивые русские князья и бояре смиренно склонили свою выю под татарское ярмо. Ярослав Всеволодович показал пример с некоторыми сыновьями и боярами он отправился в Орду в 1243 году. Батый был доволен его покорностью и утвердил за ним старейшинство между русскими князьями, признав его великим князем Киевским и Владимирским. Другие князья суздальские, равно рязанские и северские, тоже с боярами своими поспешили в Орду, чтобы выхлопотать ханские ярлыки, или грамоты, на владение своими наследственными уделами. Там, представляясь пред лицо хана, они подвергались тем же унизительным обрядам, о которых упоминает Плано Карпини, т.е. проходили между двух огней, кланялись идолам, становились на колена. Разумеется, князья должны были являться к своим владыкам с большими дарами, раздавать также подарки ханским женам, воеводам и чиновникам, которые вымогали эти подарки с великою жадностью.

Вместе с утверждением князей в их наследственных волостях русский народ был обложен тяжелою данью; кроме того, подобно другим покоренным народам, он должен был выставлять вспомогательные дружины в татарских войнах. По словам русской летописи, татары, облагая данью, предварительно подвергали перечислению жителей, оставшихся после Батыева разгрома. То же подтверждает и Плано Карпини, который в бытность свою на востоке слышал, что от Гаюка и Батыя был послан какой-то сарацин (мусульманин) на Русь для сбора дани. Этот сборщик от каждого отца, имевшего троих сыновей, брал по одному из них; неженатых мужчин и незамужних женщин, равно и нищих, татарские чиновники уводили в Орду. Остальное население, перечислив «по их обычаю», приказали, чтобы каждый, малый и большой, даже младенец однодневный, бедный и богатый, давал дань по шкуре медведя, бобра, соболя, черно-бурой лисицы и хорька. Кто не мог заплатить дани, того уводили в рабство. Россия, как страна бедная звонкой монетой и богатая мехами, была обложена именно меховою данью, излишек которой потом продавался купцам азиатским и европейским. То же самое делалось с русскими людьми, которых огромное количество было уводимо в татарскую неволю, о чем согласно свидетельствуют русские летописи и иноземные источники (Плано Карпини). И действительно, базары городов крымских и азовских наполнились русскими невольниками и невольницами. Там купцы, особенно приходившие из Венеции и Генуи, скупали молодежь и перепродавали ее в мусульманские страны, каковы: Малая Азия, Сирия, Египет, Северная Африка, Испания. Многие знатные фамилии двух названных итальянских республик приобрели свои богатства с помощью гнусной торговли христианским народом.

Карпини сообщает также, что в покоренных землях ханы держат своих баскаков, или наместников, которые наблюдают за покорностью жителей, если же замечают противное, то призывают татар и подвергают страну новому разорению и убийствам; что не только татарские князья и наместники, но и всякий знатный татарин, приехав в покоренную землю, повелевает как государь. Баскаки действительно были поставлены почти во всех главных городах покоренной Руси; а в стольном Владимире жил «великий баскак» Владимирский.

Отпуская русских князей в их земли, Батый обыкновенно удерживал у себя кого-либо из их родственников в виде заложников. Но так как он сам считался только наместником великого хана, то некоторых подчиненных владетелей отправлял от себя в главную Орду на поклон великому хану. Первым из русских князей был отправлен к Гаюку один из сыновей Ярослава по имени Константин. Но Гаюк, по-видимому, не удовольствовался тем и, отпустив сына, потребовал к себе отца. Великий князь вторично, с братьями и племянниками, должен был явиться к Батыю. Сей последний некоторых князей послал еще на поклон в другую орду, к своему сыну Сартаку; а самого Ярослава отправил в Каракорум к Гаюку.

В сопровождении многих бояр и слуг, великий князь предпринял это трудное путешествие по азиатским бесприютным пустыням. При переходе по безводным степям туркестанским он потерял часть своих бояр и слуг, умерших от жажды. В главной Орде Ярославу, подобно другим владетелям и послам, пришлось долго жить, пока происходил великий курултай, занимавшийся избранием хана. Там он терпел много унижения и нужды. По словам Карпини, приставленные к нему и к другим вассальным владетелям татары обращались с ними высокомерно и сажали их ниже себя; впрочем, великому князю русскому оказывали некоторое предпочтение перед другими. Наконец после возведения на престол Гаюка Ярослав был отпущен домой. Но тут настала его кончина (1246). Карпини сообщает слух, что его отравила бывшая правительницею татарского царства Туракина, мать Гаюка. Она позвала его к себе и, как бы оказывая ему честь, потчевала из своих рук; а, возвратясь в ставку, он тотчас занемог и скончался на седьмой день. Ханша будто сделала это для того, чтобы совершенно завладеть русскою землею. Такой слух считается не совсем достоверным, потому что татары ничего не выиграли от смерти Ярослава. Но он не противоречит событиям. В обычае монгольских ханов было, при завоевании какой-либо земли, возможно более истребить в ней народу, чтобы ее обессилить, а также истребить тех правителей, которые даже при изъявлении покорности считались почему-либо опасными для татарского владычества. Русские летописи подтверждают известие об отраве, прибавляя, что великий князь был оклеветан перед ханом каким-то изменником Федором Яруновичем.

Подобная кончина, постигшая Ярослава Всеволодовича на пятьдесят седьмом году его жизни далеко от родины, посреди ненавистных варваров, окружила его имя в глазах современников славою страдальца за Русскую землю. Вообще великие труды и лишения последних лет его жизни искупили те непривлекательные жесткие черты, с которыми он первоначально является в истории, особенно в своих отношениях к Великому Новгороду.

Однако не все русские князья смиренно перенесли те уничижения, которым подвергали их в Золотой Орде. Между ними, после Василька Константиновича Ростовского, нашелся и другой пример самопожертвования, соединенного с религиозным одушевлением. То был Михаил Всеволодович Черниговский, известный соперник и вместе родственник Даниила Романовича (женатый на его сестре); он приходился тестем и замученному татарами Васильку Ростовскому. Выше было упомянуто, что из страха перед полчищами Батыя Михаил покинул первопрестольный Киев. Со своим двором и сокровищами он некоторое время искал убежища то у венгерского короля, то у польских князей. Между прочим, в Силезии толпа немцев напала на его обоз; убила его внучку, а обоз разграбила; после чего он удалился к мазовецкому князю Конраду, который тоже приходился ему родственником. Во время пребывания татар в Венгрии Михаил воротился в Киев, и тут проживал не в разоренном городе, а на одном днепровском острове. Когда же Батый потребовал русских князей к себе в Орду, Михаил Всеволодович, очевидно, не желал подчиниться татарскому ярму и снова удалился к венгерскому королю, который около того времени сделался ему свояк, потому что выдал свою дочь за его сына Ростислава. Оскорбленный тем, что ни король, ни собственный сын не воздали ему должной чести, Михаил воротился в свое наследственное княжение, в Чернигов. Но без Батыева соизволения князь уже не мог владеть собственным наследством. Пришлось покоряться необходимости, т.е. ехать в Орду и там выпрашивать себе ханский ярлык на княжение. Духовник Михаила священник Иоанн, отпуская его в путь, увещевал не следовать примеру других князей и не поклоняться в Орде огню и идолам в угоду хану, а лучше претерпеть мучения и самую смерть за христианскую веру. К тому же убеждал он и Михайлова ближнего боярина Федора. Тот и другой обещали исполнить духовный завет.

Когда Батый разрешил Черниговскому князю предстать с дарами пред свое лицо, пришли монгольские шаманы и по обычаю провели Михаила с его спутниками между священными огнями; затем приказали ему сделать земной поклон на юг тени Чингисхана. Тут Михаил объявил, что вера христианская повелевает кланяться только Святой Троице и запрещает поклонение кумирам. Донесли хану о таком ответе русского князя. Разгневанный Батый послал одного из вельмож, Елдегу, возвестить Михаилу, что он будет казнен, если не исполнит обычных обрядов. Михаил отвечал, что готов пострадать за правую веру. В Орде находился тогда юный ростовский князь Борис Василькович, по матери своей внук Михаила. Татары подослали Бориса, чтобы он уговорил своего деда не упорствовать. Со слезами начал Борис упрашивать Михаила, склоняя его исполнить волю цареву. Бывшие с Борисом ростовские бояре также приступили к Черниговскому князю с просьбами и говорили, что они со всей своей областью примут на себя епитимию за него. Тут черниговский боярин Федор, опасаясь, чтобы слезы внука и любовь к дочери не поколебали старика, начал укреплять его мужество и решимость, напоминая завет духовного отца и данное ему обещание. Слова Федора устранили всякое колебание.

«Нет, не послушаю вас, не погублю своей души», — сказал Михаил. И, сняв с себя верхний княжеский плащ, бросил его ростовским боярам со словами: «Возьмите славу света сего; я не хочу ее».

Елдега пошел доложить Батыю о непреклонной решимости русского князя. Сего последнего между тем обступило множество народа, татар и христиан; некоторые из толпы даже уговаривали его оставить упорство. Но князь и боярин, произнося молитву, причастились запасными дарами, которые отпустил с ними духовный отец, и приготовились к смерти. Она не замедлила. Подъехали ханские телохранители, соскочили с коней, схватили Михаила за руки и за ноги и, растянув его на земле, принялись бить кулаками под сердце; потом перевернули ниц и стали топтать ногами. Один из русских людей, изменивших своей религии и народности и вступивших в службу ханскую, по имени Домант, родом путивлец, мечом отсек голову умирающему князю. За князем тем же мукам и отсечению головы был подвергнут верный его боярин. Это событие совершилось 20 сентября 1246 года, следовательно, почти одновременно с гибелью великого князя Суздальского в Монголии. Тела мучеников брошены были на съедение псам; но в числе ордынских христиан нашлись благочестивые люди, которые тайно их схоронили. Внука Михайлова, Бориса Васильковича, Батый после того отправил в Придонскую Орду к сыну своему Сартаку. Последний принял его благосклонно и отпустил на Ростовское княжение.

Как ни тяжки были дани, наложенные татарами на русский народ, как ни велики были унижения и поругания, которым подвергались в Орде русские князья и бояре, — все это. можно назвать благом сравнительно с тем положением, в котором очутилась бы Россия, если бы варвары сами поселились в ней, заняли бы своими полчищами ее стольные города, устранив природных властителей, взяли бы управление ею в собственные руки, подобно тому, как поступили османские турки с балканскими славянами. К счастью, по своей дикости, политической незрелости и по своей привычке к степному быту Золотоордынские ханы ограничились вассальными отношениями и удовлетворяли своей жадности посредством тяжких даней. Пребывая пока в грубом язычестве, они не отличались религиозным фанатизмом, не воздвигли гонения на православную веру и казнили только за непокорность. Оставляя неприкосновенными церковь и наследственную княжескую власть, они дали возможность будущему возрождению самобытности, над чем немедленно начали трудиться наиболее дальновидные энергичные из русских князей. Во главе их является наш национальный герой Александр Невский.1

Александр Ярославич принадлежит к тем историческим деятелям Северной Руси, в которых наиболее отразились основные черты великорусской народности: практический ум, твердость воли и гибкость характера, или умение сообразоваться с обстоятельствами. Большую часть своей юности он провел в Новгороде Великом, где под руководством суздальских бояр заступал место своего отца Ярослава Всеволодовича; а с 1236 года, когда Ярослав получил Киевский стол, Александр остался самостоятельным новгородским князем. Эти годы, проведенные в Великом Новгороде, бесспорно имели большое влияние на развитие его ума и характера. Деятельная, кипучая жизнь торгового города, постоянное присутствие западных иноземцев и почти непрерывная борьба веча с княжеской властью, конечно, производили на него глубокое впечатление и немало способствовали развитию той выдержанности характера и той гибкости, соединенной с твердою волею, которыми отличается вся его последующая деятельность. Внутренним качествам соответствовала и самая наружность Александра, красивая и величественная.

В 1239 г. двадцатилетний Александр Ярославич вступил в брак с дочерью полоцкого князя Брячислава. Венчание происходило в Торопце, где он и «кашу чини», т.е. давал свадебный пир; «а другое в Новгороде»; следовательно, по возвращении в свое княжение Александр и здесь устроил широкое угощение. Вслед затем он с новгородцами ставит городки на реке Шелони, т.е. укрепляет западную окраину их владений; очевидно в таких укреплениях существовала тогда настоятельная нужда.

Как известно, Великий Новгород был столь счастлив, что гроза Батыева нашествия миновала его и только юго-восточная часть его земли подверглась разорению. Но в то же самое время западные соседи, как бы сговорясь между собою, спешат воспользоваться разгромом Северо-Восточной Руси, чтобы теснить Великий Новгород, отнимать у него волости, грабить, разорять его пригороды и села. То были: Шведы, Ливонские Немцы и Литва. Здесь-то, в борьбе с этими внешними врагами, Александр обнаружил свои блистательные дарования и покрыл себя неувядаемой славой. Первыми испытали на себе его тяжелую руку шведы. Известно, что уже давно происходили столкновения с ними новгородцев на северных прибрежьях Финского залива, где шведы постепенно распространяли свое владычество, а вместе с тем и свою религию. Но нам неизвестно в точности, что послужило ближайшим поводом к шведскому походу на новгородцев в 1240 г., в царствование короля Эриха Эриксона. Очень вероятно, что он был предпринят под влиянием папских посланий, побуждавших шведов и ливонских немцев оружием подчинить католицизму русские Прибалтийские земли. Настоящею же целью шведского похода было, по-видимому, завоевание Невского побережья, а следовательно, и захват главного пути новгородской торговли с Северо-Западною Европою; причем, может быть, имелась в виду и Ладога, которою издавна стремились завладеть варяжские конунги.

Когда в Новгород пришла весть о появлении шведского ополчения в устьях Невы, Александр не захотел терять времени на посылку за помощью к своему отцу, тогда великому князю Владимирскому, ни даже собирать рать из разных пригородов и волостей новгородских. Он понял, что успех зависит от быстроты и решительности. А потому, помолясь в Софийском соборе и взяв благословение у владыки Спиридона, немедля выступил только с новгородскою и собственною дружиною; на пути присоединил ладожан и с этими немногочисленными силами поспешил встретить врагов. Он нашел их расположившимися станом на южном берегу Невы при впадении в нее речки Ижоры, и, не дав им опомниться, стремительно ударил на них (15 июля 1240 г.). Шведы потерпели полное поражение; следующею ночью они поспешили на своих шнеках удалиться в отечество. По словам русской летописи, ладожане и новгородцы потеряли будто бы не более двадцати человек убитыми. Она описывает при этом подвиги шести русских витязей, наиболее отличившихся; любопытно, что трое из них были новгородцы, а остальные трое принадлежали к собственной дружине князя. Например, новгородец Гаврило Олексинич, преследуя неприятелей, спасавшихся на корабль, вскочил на доску, был сброшен с нее в воду вместе с конем; но вышел из воды невредимым и снова вернулся в битву. Сава, один из княжих отроков, пробился к златоверхому шатру шведского предводителя и подрубил его столб; шатер рухнул; что обрадовало русских и навело уныние на врагов. Другой отрок княжий, Ратмир, пеший избил много врагов, был окружен ими и пал от тяжких ран. Невская победа обратила на Александра общее внимание и доставила ему громкую славу. Какое сильное впечатление произвела на современников эта победа, указывает сложившаяся тогда же легенда о явлении перед битвой св. Бориса и Глеба некоему Пелгусию, старейшине Ижорской земли.

Более упорная война должна была произойти с ливонскими немцами. Около того времени орден Меченосцев, подкрепив себя соединением с Тевтонским орденом, возобновил наступательное движение на Русь Новгородскую и в особенности направил свои удары на ближайшую к нему Псковскую область. В самый год Невской битвы немцы вместе с русским изменником Ярославом Владимировичем (пошедшим по стопам своего отца Владимира Псковского) взяли псковский пригород Изборск. Псковичи выступили против них, но потерпели поражение. Затем немцы осаждали самый Псков, где тогда происходили внутренние смуты. По словам летописи, врагов подвела какая-то изменническая партия с Твердилом Иванковичем во главе. Этот Твердило (кажется, потомок известного новгородского посадника Мирошки Нездилича) захватил себе посадничество в Пскове и начал свирепствовать против своих соперников; так что многие граждане с семействами своими бежали в Новгород. Не встречая отпора, немцы распространили свои завоевания и далее; перешли за реку Лугу и, чтобы упрочить за собой этот край, заложили крепость в Копорском погосте. Вместе с толпами передавшихся им Чуди и Води они доходили уже за тридцать верст до Новгорода, захватывали купцов с товарами, отнимали у поселян коней и скот; так что и землю пахать было нечем. К довершению бедствий в то время усилились набеги литовцев на Новгородскую землю. А между тем случилось так, что новгородцы сидели тогда без князя.

Всегда ревнивые к своим вольностям и ограничению княжеской власти граждане успели рассориться с Александром, и он удалился к отцу в Суздальскую область. Новгородцы послали к Ярославу просить князя, и тот назначил другого своего сына Андрея. Но они понимали, что в таких трудных обстоятельствах им нужен Александр, и отправили владыку Спиридона с боярами просить именно его. Ярослав исполнил их просьбу. Александр ловко и быстро поправил дела. Он разорил строившуюся крепость Копорье, прогнал немцев из Водской области и перевешал многих переветчиков из Чуди и Вожан. Но между тем немцы при содействии изменников успели захватить в свои руки самый Псков. Александр выпросил у отца на помощь себе низовые, или суздальские, полки с братом Андреем; неожиданно явился под Псковом и взял в плен немецкий гарнизон. Отсюда, не теряя времени, он двинулся в пределы Ливонии.

Перед выступлением в этот поход на немцев Александр по своему благочестивому обыкновению молился усердно в соборном храме. Между прочим, по сказанию летописи, он просил Господа рассудить его прю с этим велеречивым народом. А немцы, собравши большую силу, будто бы похвалялись тогда «покорить себе Славянский народ». Во всяком случае из летописного рассказа видно, что борьба Руси с немцами в то время приняла уже характер племенной вражды, разгоравшейся от немецких притязаний на господство, действительно непомерных. Характер ожесточения в этой борьбе подтверждает и немецкая летопись, которая говорит, что в ней погибло до семидесяти рыцарей; а шесть рыцарей, взятых в плен, будто бы были замучены.

Когда передовые новгородские отряды потерпели неудачу, Александр отступил на Чудское озеро, и здесь на льду дал битву соединенным силам немцев и ливонской Чуди, где-то близ урочища Узмени. Это так наз. Ледовое побоище произошло 5 апреля; но лед был еще крепок и выдержал тяжесть обеих сражающихся ратей. Немцы построились в свой обычный порядок клином (или, как Русь называла его, свиньею) и насквозь пробили русские полки. Но последние не смутились: после жестокой рукопашной сечи русские смяли и поразили наголову неприятеля; а потом гнали его по льду на расстоянии семи верст. Одних рыцарей было взято до пятидесяти; они пешие шли за конем Александра, когда он с победными полками торжественно вступил во Псков, встреченный гражданами и духовенством с крестами и хоругвями. Сочинитель Сказания о великом князе Александре, изображая его славу, распространившуюся «до гор Араратских и до Рима Великого», восклицает: «О псковичи! Если забудете великого князя Александра Ярославича (освободившего вас от иноплеменников) или отступите от его рода и не примете к себе кого-либо из его потомков, который в несчастьи прибегнет к вам, то уподобитесь Жидам, которые забыли Бога, изведшего их из работы египетской и пропитавшего в пустыне манною и печеными крастелями». После Ледового побоища ливонские немцы прислали в Новгород с просьбою о мире и заключили его, отказавшись от Водской и Псковской областей, возвратив пленных и заложников. Таким образом, Александр отбил движение Ливонского и Тевтонского ордена на восточную сторону Чудского озера; этим миром установлены между обеими сторонами приблизительно те границы, которые оставались и в последующие века.

Русь Новгородская умеренно воспользовалась победою, оставив за немцами Юрьев и другие владения на западной стороне Чудского озера; ибо, кроме их, было тогда много и других врагов. Между прочим, Литва, все более и более забиравшая силу, вторглась в самую глубь новгородских владений. В 1245 г. она проникла до Бежеца и Торжка. Возвращаясь отсюда с большим полоном, преследуемые новоторами и тверичами, литовские князья укрылись в Торопец. Но пришел Александр с новгородцами, освободил Торопец от Литвы и отнял у нее весь полон, истребив до восьми литовских князей с их дружинами. Новгородцы после того воротились домой. Но Александр считал нужным довершить удар, чтобы отбить у Литвы охоту нападать на Русь. Он с одним своим двором, т.е. с одною княжею дружиною, преследовал литовцев в Смоленской и Полоцкой земле и разбил их еще два раза (под Жижичем и под Усвятом).

Таким образом, Александр силою меча укротил всех трех западных врагов Руси. Но иначе приходилось ему действовать на другом поприще, со стороны азиатских варваров.

Сочинитель Сказания о Невском герое повествует, будто по смерти отца его Ярослава Батый послал звать Александра в Орду и велел сказать ему: «Мне Бог покорил многие народы; ты ли один не хочешь покориться моей державе? Если хочешь сохранить свою землю, то приди ко мне, да увидишь честь и славу моего царства». Александр взял благословение у ростовского епископа Кирилла и отправился в Орду. Увидев его, Батый молвил своим вельможам: «Истину мне говорили, что нет подобного ему князя»; воздал ему большие почести и даже многие дары. Такие рассказы суть не что иное, как обычное украшение повести о любимом герое. В Орде не осыпали дарами наших князей; наоборот, последние должны были там усердно раздавать подарки хану, его женам, родственникам и вельможам. По другим летописным известиям, молодой князь еще прежде бывал в Орде Батыевой, вероятно, сопровождая туда своего отца: без сомнения, от сего последнего он научился смирять себя перед грозной татарской силой и не помышлять более ни о каком открытом сопротивлении. По смерти Ярослава следующий за ним брат Святослав Юрьевский занял старший Владимирский стол. Но теперь всякие перемены в княжениях производились не иначе, как с ханского соизволения. Поэтому Александр и брат его Андрей вновь поехали в Золотую Орду, вероятно, хлопотать о княжениях. Батый отправил их в великую Орду к хану Менгу. Братья совершили это трудное и далекое путешествие. Они воротились домой спустя около двух лет, неся с собой ханские ярлыки на оба великие княжения: Александр — на Киевское, Андрей — на Владимирское. И в прежнее время племянники не всегда уважали старшинство своих дядей, а теперь над князьями явилась власть еще высшая, неуважение к старым родовым обычаям встречается все чаще. Уже до возвращения Александра и Андрея младший их брат Михаил, князь Московский, отнял великое Владимирское княжение у дяди своего Святослава. Но Михаил, прозванный Хоробритом, скоро погиб в битве с Литвою.

Александр, очевидно, не был доволен тем, что Владимирское княжение досталось младшему перед ним брату Андрею. Хотя Киев и считался старше всех городов Руси, но он лежал в развалинах. Невский герой не поехал туда, а пребывал или в Новгороде Великом, или в своих суздальских волостях, ожидая удобного случая завладеть стольным Владимиром. Неосторожность Андрея помогла ему в достижении этой цели.

В то время в Суздальской Руси была еще слишком свежа память об утраченной свободе и независимости, как в среде князей и дружинников, так и в самом народе. Многие с нетерпением сносили постыдное иго. К числу их принадлежал и Андрей Ярославич. Будучи великим князем Владимирским, он женился на дочери знаменитого Даниила Романовича Галицкого и, вероятно, заодно с тестем начал питать замысел о свержении ига. Но нашлись соперники и недоброжелатели, которые донесли Сартаку о замыслах Андрея. Хан послал против него войско под начальством ордынского царевича Неврюя с воеводами Котяном и Алабугою. Услыхав о том, Андрей воскликнул: «Господи! доколе мы будем ссориться и наводить друг на друга татар; лучше мне уйти в чужую землю, нежели служить татарам». Он, однако, отважился на битву, но, конечно, был слишком слаб, чтобы выиграть ее, и бежал в Новгород. Не принятый новгородцами, он с женою и боярами своими удалился за море к шведскому королю, у которого и нашел убежище на время. Нашествие Неврюя на Суздальскую землю повело за собою новое разорение некоторых областей; особенно пострадал при этом Переяславль-Залесский. Есть известие, не знаем насколько справедливое, которое приписывает посылку татарского войска на Андрея проискам самого Александра Ярославича. Знаем только, что во время Неврюева нашествия (1252) Александр находился в Орде у Сартака и воротился оттуда с ханским ярлыком на княжение Владимирское. Митрополит Киевский и всея Руси Кирилл II пребывал тогда во Владимире. Он, духовенство со крестами и все граждане встретили Александра у Золотых ворот и торжественно посадили его в соборном храме на отцовском столе.

Александр деятельно принялся уничтожать следы последнего татарского нашествия на Суздальскую землю: возобновлял храмы, укреплял города и собирал жителей, укрывшихся в леса и дебри. Но времена были тяжелые, неблагоприятные для мирной гражданской деятельности. Все десятилетнее великое княжение свое Александр Невский провел в непрерывных трудах и тревогах, причиненных внутренними и внешними врагами. Более всего доставили ему беспокойства дела новгородские. Хотя монгольское иго, сильно тяготевшее над Суздальскою землею, сначала и ослабило ее преобладание над Новгородом Великим, однако при первой возможности повторились прежние взаимные отношения этих двух половин Северной Руси. Утвердясь на великом княжении Владимирском, Александр возобновил политику своих предшественников, т.е. старался постоянно держать Новгород под своею рукою и назначать туда князем, в сущности же, своим наместником, кого-либо из собственных сыновей. Это место занял его сын Василий. Юноша шел по стопам отца, и вскоре успел отличиться в борьбе с Литвою и ливонскими немцами, которые вновь открыли враждебные действия против Новгородцех и псковичей. Но большинство граждан Великого Новгорода более всего дорожило своими вечевыми порядками и вольностями и снова стало тяготиться зависимостью от сильного Суздальского князя. В связи с этими отношениями происходила обыкновенная смена посадников. В 1243 г. умер Степан Твердиславич; он представляет единственный известный нам пример посадника, который сохранял свое место тринадцать лет и умер спокойно при своей должности. Когда Василий Александрович занимал Новгородский стол, посадником был Анания, любимый народом как ревностный защитник новгородских вольностей. Но семья Твердислава не оставляла своих притязаний на посадничество; внук его Михалко Степанович, по-видимому, добивался этого сана уже с помощью суздальских сторонников. Торжество народной стороны, однако, высказалось в том, что она изгнала Василия Александровича, а на княжение к себе призвала Ярослава Ярославича, младшего брата Александрова.

Великий князь не замедлил показать, что не намерен терпеть такое своеволие. Он быстро явился с суздальскими полками в Торжок, где еще держался его сын Василий; а отсюда двинулся на Новгород. Ярослав поспешил уехать; в городе произошли обычные смятения и бурные веча. Меньшие люди, т.е. простонародье, руководимые посадником, вооружились, одержали верх на главном вече и присягнули стоять всем как один человек и никого не выдавать князю, если тот потребует выдачи своих противников. А вятшие, или более зажиточные, держали сторону князя и замышляли передать посадничество Михалку Степановичу. Последний с толпою вооруженных людей удалился в Юрьевский монастырь, в соседство Городища, или княжеской резиденции. Чернь хотела было ударить на двор Михалка и разграбить его; но великодушный посадник Анания удержал ее от насилия. Между тем некоторые переветчики уходили к великому князю и извещали его о том, что делалось в Новгороде. Расположив свою рать вокруг Городища, Александр прислал на вече требование о выдаче посадника Анании, грозя в противном случае ударить на город. Граждане отправили к великому князю владыку Далмата и тысяцкого Клима с мольбою не слушать наветов злых людей, отложить гнев на Новгород и на Ананию и занять вновь их стол. Александр не склонялся на эти просьбы. Три дня обе стороны стояли друг против друга с оружием в руках. На четвертый день Александр велел сказать на вече: пусть Анания лишится посадничества, и тогда он отложит свой гнев. Анания удалился, и великий князь торжественно вступил в Новгород, встреченный владыкою и духовенством со крестами (1255 г.). Посадничество получил Михалко Степанович, а на княжеский стол воротился Василий Александрович.

В это время шведы попытались было снова отнять Финское прибрежье у Новгорода и вместе с подручным себе народцем Емью начали строить крепость на реке Нарове. Но при одном слухе о движении Александра с суздальскими и новгородскими полками они удалились. Однако Александр хотел дать им новый урок и продолжал поход вглубь страны, обитаемой Емью; причем много народу избил или взял в полон. По словам летописи, русская рать должна была преодолевать большие трудности на этом походе в холодную, туманную погоду, в краю, наполненном скалами и болотами. Цель была достигнута; долгое время после того шведы не отваживались нападать на пределы Новгородские.

Уже в следующем 1257 году новгородские смуты возобновились. Причиною их на этот раз был слух, что татары хотят ввести в Новгороде свои тамги и десятины.

В 1253 г. умер Батый, а вслед за ним и Сартак. В Кипчакской Орде воцарился брат Батыя Берке. Около того времени великий хан Менгу велел произвести общую перепись жителей во всех татарских владениях, дабы более точным способом определить количество дани с покоренных народов. Такое распоряжение тяжело отозвалось в Русской земле. Конечно, в связи с этим делом и для смягчения его условий Александр Ярославич летом 1257 года ездил с подарками в Орду, сопровождаемый некоторыми удельными суздальскими князьями, в том числе братом Андреем, который успел воротиться из Швеции и примириться с татарами. А следующею зимою приехали из Орды численники; сосчитали население в землях Суздальской, Рязанской, Муромской и поставили своих десятников, сотников, тысячников и темников. Только чернецы, священники и прочие церковнослужители не были записаны в число, потому что татары духовенство всех религий освобождали от даней. Такое изъятие было установлено еще Чингисханом и Ого-даем, которые руководились при этом не одною монгольскою веротерпимостию, но, вероятно, и политическими соображениями. Так как духовенство у всех народов составляло самый влиятельный класс, то основатели великой Татарской империи избегали возбуждать религиозный фанатизм, опасное действие которого они могли заметить особенно у мусульманских народов. Татары обыкновенно переписывали всех мужчин, начиная с десятилетнего возраста, и собирали дани отчасти деньгами, отчасти наиболее ценными естественными произведениями каждой страны; с Руси, как известно, они получали огромное количество мехов. Главные дани были: десятина, т.е. десятая часть хлебного сбора, тамга и мыт, вероятно, пошлины с торгующих купцов и провозимых товаров. Кроме того, жители обложены были разнообразными повинностями, каковы, например, ям и корм, т.е. обязанности давать подводы и съестные припасы татарским послам, гонцам и всяким чиновникам, особенно поборы на ханское войско, ханскую охоту и пр.

Тяжесть всех этих налогов и повинностей, а в особенности жестокие способы их сбора, конечно, были известны новгородцам, и потому они сильно взволновались, когда услыхали, что и к ним придут татарские численники. Доселе Новгород не видал татар в своих стенах и не считал себя подчиненным варварскому игу. Начались бурные смуты. Горячие головы, называя изменниками тех, которые советовали покориться необходимости, призывали народ положить свои головы за св. Софью и Новгород. Среди этих смут был убит нелюбимый посадник Михалко Степанович. Сторону горячих патриотов держал и сам юный князь новгородский Василий Александрович. Услыхав о приближении отца с ханскими послами, он не стал дожидать его и убежал во Псков. На этот раз новгородцы так и не позволили себя перечислять и, поднеся дары ханским послам, выпроводили их из своего города. Александр сильно разгневался на сына Василия и отправил его на Низ, т.е. в Суздальскую землю; а некоторых его дружинников жестоко покарал за их мятежные советы: кого велел ослепить, кому отрезать нос. Варварское иго уже давало себя знать в этих наказаниях.

Напрасно новгородцы думали, что они избавились от татарских численников. Зимою 1259 года Александр снова приехал в Новгород с ханскими сановниками Беркаем и Касачиком, которых сопровождала многочисленная татарская свита. Предварительно пущен был слух, что войско ханское уже стоит в Низовой земле, готовое двинуться на Новгород в случае вторичного неповиновения. Здесь опять произошло раздвоение: бояре и вообще вятшие люди изъявили согласие на перепись; а меньшие, или чернь, вооружились с кликами: «Умрем за св. Софью и за домы ангельские!» Клики эти напутали татарских сановников; они просили стражу у великого князя, и тот велел стеречь их по ночам всем детям боярским; а новгородцам он грозил опять удалиться и предоставить их в добычу ужасной ханской мести. Угроза подействовала; чернь успокоилась и допустила численников. Татарские чиновники ездили из улицы в улицу, перечисляя дома и жителей и высчитывая количество даней. Чернь злобствовала при этом на бояр, которые сумели устроить таким образом, что дани были налагаемы почти равные на богатых и бедных; следовательно, для первых они были легки, а для последних тяжелы. По окончании переписи сановники татарские удалились. И то уже было немалым благом для Новгорода, что в нем, вероятно, по ходатайству великого князя, не поселились баскаки, как в других стольных городах. Александр поставил здесь князем другого сына своего, Димитрия. Как неприятна и тревожна была для него эта последняя поездка в Новгород, показывают слова, сказанные епископу Кириллу. На обратном пути во Владимир великий князь остановился в Ростове, где его угощали двоюродные племянники, князья Борис Василькович Ростовский и Глеб Васильевич Белозерский с своею матерью Марьей Михайловной (дочерью замученного в Орде Михаила Черниговского). Разумеется, первым делом по приезде сюда было помолиться в соборном Успенском храме и поклониться гробу св. Леонтия. Тут, принимая благословение и целуя крест из рук известного книжника, престарелого епископа Кирилла, Александр сказал ему: «Отче святый! твоею молитвою я здрав поехал в Новгород, твоею же молитвою здрав и сюда приехал».

Спокойствия, однако, не было. Едва в Новгороде затихли волнения, вызванные татарскою данью, как еще большие возникли в самой Суздальской земле, и по той же причине.

Около этого времени ордынские властители начали отдавать на откуп дани и налоги магометанским купцам из Средней Азии, т.е. хивинским и бухарским; русский народ называл их вообще бесерменами. Заплатив вперед большие суммы в ханскую казну, естественно, откупщики старались потом вознаградить себя с лихвою и выжимали из народа последние его средства. За всякую отсрочку платежей они налагали непомерные росты, или проценты; отнимали скот и все имущество, а у кого нечего было взять, того или детей его брали и потом продавали в рабство. Народ, еще живо помнивший о своей независимости, не вынес такого крайнего угнетения; сюда присоединилось и возбуждение религиозное, так как фанатичные мусульмане начали ругаться над христианскою церковью. В 1262 г. в больших городах, каковы Владимир, Ростов, Суздаль, Ярославль, Переяславль-Залесский, жители восстали при звоне вечевых колоколов и выгнали от себя татарских сборщиков дани, а некоторых избили. В числе последних находился какой-то отступник Зосима, в городе Ярославле он был монахом, но потом перешел в мусульманство, сделался одним из сборщиков дани и пуще иноплеменников притеснял прежних своих соотчичей. Его убили, а тело бросили на съедение псам и воронам. Во время этого возмущения некоторые из татарских чиновников спасли себя тем, что приняли христианство. Например, гак поступил в Устюге знатный татарин Буга, который потом, по словам предания, своею набожностию и добротою приобрел общую любовь.

Естественно, что за этим мятежом неминуемо должно было последовать жестокое возмездие со стороны варваров. И действительно, Беркай собирал уже рать для нового нашествия на Северо-Восточную Русь. В такое критическое время выказалась вся политическая ловкость Александра, сумевшего отвести новую грозу. Он отправился к хану, чтобы «отмолить людей от беды», как выражается летопись. Так как новгородцы снова находились в войне с ливонскими немцами, то, отъезжая в Орду, великий князь распорядился защитою Руси с этой стороны. Он послал свои полки и брата Ярослава Тверского на помощь сыну Димитрию. Новгородско-суздальская рать вошла в Ливонскую землю и осадила Дерпт, или старый русский город Юрьев. Последний был сильно укреплен тройными стенами. Русские взяли внешний город, но не могли овладеть кремлем и ушли, не успев отвоевать этого древнего достояния своих князей. Главною причиною неуспеха было то, что русские опоздали: они условились с литовским князем Миндовгом напасть на немцев в одно время; но пришли уже тогда, когда Миндовг воротился домой. Между тем Александр с большим трудом умолил разгневанного хана не посылать войска на Суздальскую землю; причем, разумеется, должен был великими дарами подкупать всех, которые имели влияние на хана. Ему помогло еще и то обстоятельство, что Сарайский хан был отвлечен междоусобною войною с своим двоюродным братом Гулагу, властителем Персии. Берке продержал Александра в Орде многие месяцы, так что великий князь наконец тяжко заболел, и тогда только был отпущен. Имея не более сорока пяти лет от роду, Александр мог бы еще долго служить России. Но постоянные труды, беспокойства и огорчения, очевидно, сломили его крепкое тело. На обратном пути, плывя Волгою, он остановился передохнуть в Нижнем Новгороде; затем продолжал путь, но не доехал до Владимира и скончался в Городце 14 ноября 1263 года. По обычаю благочестивых князей того времени он перед смертью постригся в монахи. Автор Сказания об Александре говорит, что когда во Владимир пришла весть о его кончине, митрополит Кирилл в соборной церкви объявил о том народу, воскликнув: «Чада моя милыя! Разумейте, яко погибаем!» Митрополит и духовенство со свечами и дымящимися кадилами, бояре и народ вышли в Боголюбове навстречу телу великого князя и потом положили его в монастырском храме Рождества Богородицы. Уже современники, по-видимому, причисляли покойного князя к людям святым, к угодникам Божиим. Автор его жития, в молодости знавший Александра, прибавляет следующую легенду. Когда тело князя положили в каменную гробницу, митрополичий эконом приступил к нему и хотел разжать его руку, чтобы архипастырь мог вложить в нее отпустительную грамоту. Вдруг покойный простер руку и сам взял грамоту у митрополита.

Главное значение Александра в русской истории основано на том, что его деятельность совпала со временем, когда характер монгольского ига только что определялся, когда устанавливались самые отношения покоренной Руси к ее завоевателям. И нет никакого сомнения, что политическая ловкость Александра много повлияла на эти устанавливающиеся отношения. В качестве великого князя он умел не только отклонять новые татарские нашествия и давать некоторый отдых народу от страшных погромов; но и знаками глубокой покорности, а также обещанием богатых даней умел отстранять более тесное сожительство с варварами и удерживать их в отдалении от Руси. И без того по своей дикости и степным привычкам не расположенные к городской жизни, особенно в северных лесистых и болотистых странах, не привычные к сложной администрации народов оседлых и более общественных, татары тем охотнее ограничились временным пребыванием в России своих баскаков и чиновников с их свитою. Они не тронули ни ее религии, ни ее политического строя и совершенно оставили власть в руках местных княжеских родов. Ханы и вельможи их находили столь удобным и легким пользоваться огромными доходами с покоренной страны, не утруждая себя мелкими заботами суда и управления, а главное, оставаясь среди своей любимой степной природы. Александр действовал в этом смысле усердно и удачно; отстраняя татар от вмешательства во внутренние дела России, ограничив ее только вассальными отношениями и не допуская никакого послабления княжеской власти над народом, он, конечно, тем самым содействовал будущему усилению и освобождению Руси. По-видимому, он ловко умел также уклоняться от известной обязанности подчиненных владетелей водить свои дружины на помощь хану в его войнах с другими народами. Повторяем, то был блистательный представитель великорусского типа, который с одинаковой ловкостью умеет и повелевать, и подчиняться, когда это нужно.

Автор жития сообщает любопытное известие о посольстве папы Римского к Александру. Папа прислал к нему двух «хитрейших» кардиналов, чтобы научить его латинской вере. Кардиналы изложили перед ним Священную историю от Адама до Седьмого вселенского собора. Александр, посоветовавшись с своими «мудрецами», т.е. с боярами и духовенством, дал такой ответ: «Все это мы хорошо ведаем, но учения от вас не принимаем»; затем с миром отпустил посольство. И действительно, мы имеем папские грамоты к Александру и его предшественникам, которые показывают настоятельные усилия Римской курии подчинить себе Русскую церковь. А в грамоте Иннокентия IV к Александру с этою целью приводятся даже ложные ссылки на Плано Карпини, по словам которого будто бы отец Ярослава в бытность свою в великой Орде у Гаюка обратился в латинство. В известных записях Карпини нет о том ни слова2.

Между тем огромная Монголо-Татарская империя все более и более распадалась на части; чему много способствовали избирательный порядок и неопределенность престолонаследования. При таком порядке почти каждая перемена верховного монгольского хана стала сопровождаться междоусобиями. Когда умер Менгу, то после трехлетних замешательств и кровавых столкновений на престоле утвержден курултаем снова один из сыновей Тулуя, родной брат Менгу, Кубилай (1260), и опять с помощью хана Сарайского, т.е. своего двоюродного брата Берке. Кубилай из родины Чингисхана переселился в Северный Китай, и главное внимание свое сосредоточил на покорении остального Китая, или государства Сунг. При нем великий ханат обратился в Китайскую империю и постепенно утратил свою власть над другими монголо-татарскими владениями, так что последние преобразились в отдельные, самостоятельные государства. Из них Кипчакское ханство, или улус Джучиев, явился едва ли не самым могущественным и в то же время наиболее сохранившим характер Чингисовой империи, ибо в нем кочевой быт остался преобладающим благодаря обширным и привольным степям; тогда как в Китае, Персии и отчасти Туркестане монголо-татары подчинились влиянию туземной гражданственности и сделались оседлым населением. Зато Кипчакские Джучиды скорее других потомков Чингиса переменили веру своих отцов. Тот же Батыев брат Берке был первый золотоордынский хан, который принял мусульманство и начал усердно покровительствовать ему в своих владениях. Впрочем, эта перемена является вполне согласною с обстоятельствами.

Улус Джучиев первоначально заключал в себе только небольшую часть настоящих монголо-татар, пришедших из собственной Монголии и составлявших ядро Батыевых полчищ. Большинство же этих полчищ было набрано из народов тюрко-татарских, обитавших в степях Средней Азии и Южной Сибири. В Восточной Европе тюркские орды значительно усилились присоединением покоренных половцев с остатками Торков и Печенегов, так что при самом дворе золотоордынских ханов недолго держалось их родное монгольское наречие. Господствующим языком сделалось наречие тюркское. Турецкие народы Средней Азии уже давно находились под влиянием соседней мусульманской гражданственности и отчасти уже приняли ислам, подобно своим соплеменникам туркам-сельджукам, завоевателям Передней Азии. Религия эта более чем какая-либо соответствовала их дикому состоянию и хищным инстинктам. Когда Джучиды утвердили средоточие своего царства на берегах Волги, то Золотая Орда, уже заключавшая в себе значительное число мусульман, подверглась еще сильному влиянию магометанской пропаганды с двух сторон: с севера из Камской Болгарии и с востока из Бухары и Хорезма. Город Великие Болгары, хотя и разоренный полчищами Батыя, как видно, успел вскоре оправиться от этого разорения благодаря промышленному характеру своих жителей и сделался даже обычным летним местопребыванием Кипчакских Джучидов. Любопытно, что дошедшие до нас монеты с именами этих ханов в первые полвека татарского владычества преимущественно биты в Булгаре, о чем говорят их арабские надписи; только в конце этого периода встречаются монеты, битые в Сарае и Хорезме. Замечательные остатки каменных мечетей и терм, относящиеся к эпохе Золотой Орды, ясно свидетельствуют, что Великие Болгары в ту эпоху вновь достигли процветания своей мусульманской гражданственности и, следовательно, оказывали значительное воздействие на своих завоевателей. Но и самая метрополия болгарского мусульманства, издавна славившаяся школами и проповедниками и отличавшаяся промышленным характером, т.е. часть Средней Азии, лежащая по Оксусу и Амударье (Хорезм и Бухара), состояла в деятельных торговых сношениях с Золотой Ордою и даже по временам входила в состав улуса Джучиева.

Хивинский хан XVII века, Абульгази (потомок Батыева брата Шибана), рассказывает в своей летописи, что Берке был обращен в магометанство именно бухарскими купцами (а по другим известиям, неким дервишем из Хорезма). Тому же хану Берке приписывают построение и самого города Сарая на берегах волжского рукава Ахтубы; вероятно, он предпринял собственно построение дворцов, мечетей, терм и караван-сараев в этом зимнем местопребывании золотоордынских ханов. Число проживавших в Золотой Орде русских пленников, купцов, ремесленников и князей с их дружинниками было так значительно, что митрополит Кирилл поставил в Сарай особого епископа, Митрофана, конечно, с ханского дозволения, в том самом году (1261), к которому относят обращение Берке в ислам. Такое обстоятельство указывает, что хан этот не изменил своей веротерпимости в отношении к покоренным народам. Пределы новой епархии обнимали потом земли по нижней Волге и притокам Дона; почему она и называлась обыкновенно «Сарская и Подонская». (К ней же причислена епархия Южного Переяславля.)

Раздор Берке с его двоюродным братом, персидским ханом Гулагу, возникший из-за пределов их владений, усилился с водворением ислама в Сарае, под влиянием мусульманских улемов. Гулагу, оставшийся язычником, около того времени окончательно разрушил Багдадский халифат и умертвил последнего халифа. Берке заключил союз против двоюродного брата с его злейшим неприятелем, сирийско-египетским султаном Бибарсом. Последний был родом из половцев; мальчиком татары продали его в Крыму венецианским купцам. Потом он попал в мамелюкскую гвардию египетского султана; возвысился до степени военачальника; наконец хитростию и преступлениями достиг престола. Он не забыл города Крыма, где его продали в неволю; посылал скупать здесь таких же молодых невольников в мамелюк-скую гвардию и украсил этот город богатыми мечетями и караван-сараями.

Междоусобие двух ханств, естественно, должно было ослабить татарское могущество и принести некоторое облегчение ига, наложенного на Россию; чем, как мы видели, искусно умел пользоваться Александр Невский. Беркай умер в Грузии посреди своей войны с преемником Гулагу, в 1266. Ему наследовал племянник его Менгу Темир. Наш летописец замечает, что на Руси сделалась тогда «ослаба от насилья бесерменского» и что татар было избито в междоусобной войне такое множество, как песку морского. В это время и в самой Золотой Орде уже начинаются внутренние смуты и разделение; к чему особенно подавала повод та же неопределенность престолонаследования.

Еще при жизни Беркая из ордынских царевичей возвысился некто Ногай, который начальствовал над ордою, кочевавшею в степях между Доном и Днепром, и сделался самостоятельным ханом, грозным для своих соседей. Император Михаил Палеолог, знаменитый уничтожением Латинской империи в Константинополе и восстановлением Византийской, искал союза с Ногаем против Болгар Дунайских и не затруднился отдать ему в жены собственную дочь. Подобное раздвоение Золотой Орды, казалось, благоприятствовало дальнейшему облегчению ига, тяготевшего над Русью. Но не таковы были ближайшие преемники Александра Невского, чтобы воспользоваться обстоятельствами для блага отечества. Его вынужденную покорность перед ханами они обратили уже в простое раболепство, и в своей погоне за великокняжеским столом сами приводили татар для опустошения русских земель.

* * *

Александр оставил после себя трех сыновей: Димитрия, удельного князя Переяславля-Залесского, Андрея Городецского и Даниила Московского. Во время его кончины они были еще очень молоды; а последний, Даниил, родоначальник великих князей и царей Московских, имел только два года. Стол великого княжения Владимирского, с соизволения хана, занимали по очереди младшие братья Александра, сначала Ярослав Тверской (до 1272 г.), потом Василий Костромской (до 1276). Любопытно, что уже Александр Невский не постоянно жил во Владимире; а братья его, добившись великого стола, редко посещали стольный город; но проживали более в своих наследственных уделах, т.е. в Твери и Костроме, где и были погребены. Начавшееся отчуждение великих князей от Владимира, кроме его разорения, может быть объяснено также пребыванием в нем баскаков с толпою татар, нагло, грубо обходившихся с жителями и неуважительно с самими князьями. Последние, конечно, избегали такого близкого соседства с варварами.

Наиболее выдающимися в эту эпоху представляются события новгородские. После татарского нашествия, когда Киевское и Черниговское княжения окончательно упали и вообще порвалась прежняя связь Юго-Западной Руси с Северной, суздальские князья уже не встречают себе в Новгороде соперников между иными коленами Владимирова потомства. Со времени Александра Невского великие князья владимирские обыкновенно получают и княжение новгородское, которое держат посредством своих сыновей, племянников или наместников из бояр; а сами они только изредка приезжали в Новгород и гостили на Городище. При таких условиях, казалось бы, самобытности Великого Новгорода грозил скорый конец; тем более что неразборчивые на средства суздальские князья стали получать от ханов не одни ярлыки на какое-либо княжение, но в случае нужды и войско для приведения этих ярлыков в исполнение. Однако новгородцы не только сумели еще надолго отстоять свою самобытность; но в эту именно эпоху их народоправление и торговые обороты достигли еще большего развития, чем прежде. Если не существовало более южных Изяславов и Мстиславов, которых можно было противопоставить Суздалю, то в среде самих суздальских князей новгородцы умели находить союзников себе и соперников великому князю Владимирскому.

В пользу тесного сближения Новгорода с Суздальскою Русью в XIII веке действовала продолжавшаяся опасность со стороны внешних врагов, т.е. шведов, эстонских датчан, ливонских немцев и Литвы. Без помощи низовых полков великого князя Владимирского новгородцам и псковичам трудно было бы отстаивать свою землю от сих алчных соседей. В этом отношении особенно замечателен Раковорской поход 1268 года.

Новгородцы одновременно находились во вражде с немцами, с датчанами и с Литвою, так что не знали, куда обратить свои силы. Подумав на вече, решили идти за реку Нарову к городу Раковору (Везенбергу), т.е. на Эстонскую Чудь и ее владетелей датчан. Начали собирать войско; порочные мастера принялись строить стенобитные орудия (пороки) на дворе у владыки. Наместник великого князя Ярослава Ярославича, его племянник Юрий Андреевич послал просить помощи у дяди. Тот сам не пошел, а отправил низовые полки с своими сыновьями (Святославом и Михаилом) и племянниками; в том числе был сын Александра Невского Димитрий Переяславский. Услыхав о таких приготовлениях, ливонские немцы из городов Риги, Феллина, Дерпта и других прислали в Новгород послов с предложением мира и с уверениями, что они не будут помогать эстонцам. Послы присягнули в Новгороде; потом новгородское посольство ездило в Ливонию и приняло такую же присягу от ливонских епископов и рыцарей-меченосцев, или «божьих дворян», как их называет новгородская летопись. Русское ополчение вошло в Эстонию и по обычаю принялось опустошать неприятельскую землю. Между прочим туземная Чудь спряталась с своим имуществом в какой-то трудно доступной пещере, так что русские стояли три дня и не могли проникнуть в нее. Но один из порочных мастеров сумел как-то пустить в нее воду; Чудь выбежала вон и была избита, а имущество ее досталось в добычу. Затем русские приблизились к Раковору; но тут, к удивлению своему, увидели перед собою большую рать, подобную густому бору. Оказалось, что ливонские немцы обманули и соединились с датчанами. Однако русское ополчение не устрашилось и тотчас стало в боевой порядок. Новгородцы поместились в середине против главного немецкого полка, или железной свиньи; по сторонам стояли низовые полки и псковичи. Битва была очень упорна и напоминала Ледовое побоище. Русь наконец сломила железный полк рыцарей, гнала немцев до самого города Раковора и на расстоянии семи верст покрыла поля их трупами. Но вожди ее, увлекшись преследованием, как это часто бывает, забыли военные предосторожности. Возвратясь назад, они увидели, что запасный немецкий отряд ворвался в русский обоз. Молодежь хотела ударить на него. Наступила ночь, и опытные люди удержали ее, говоря, что в темноте может произойти беспорядок и избиение своих собственных людей. Немцы, не дожидаясь света, ушли. Победители стояли три дня на костях, т.е. на поле битвы, и затем воротились домой. Отступление это объясняется тем, что победа стоила очень дорого; особенно много потеряли новгородцы, сражавшиеся с главным рыцарским полком. В числе убитых бояр находился сам посадник Михаил, а тысяцкий Кондрат пропал без вести. Война продолжалась.

В следующем году немцы пришли на Псков. Но псковитяне имели такого вождя, который был именно нужен в это трудное время. В соседних с Русью литовских землях произошли большие смуты и междоусобия по смерти князя Миндовга. Многие знатные литвины тогда бежали из отечества от преследования своих. Так, до 300 литовских семей удалились в Псков, где приняли крещение и поселились. Вслед за ними сюда же прибыл и один из литовских князей по имени Довмонт с своими родственниками и дружиною. Он также крестился и получил имя Тимофея. С помощью брака Довмонт породнился с русским княжим домом: он женился на дочери Димитрия Александровича, т.е. на внучке Александра Невского. Вскоре псковичи поставили его своим князем. Начальствуя во Пскове, он отличился ратными подвигами. Первые его подвиги были направлены на защиту Псковской области от своих соплеменников, которым он не раз наносил поражение, и сам ходил в землю Литовскую. При этом составитель Сказания о Довмонте, увлекаясь своим героем, рассказывает не совсем вероятные дела. Так, однажды он сделал обычный набег на землю литовского князя Герденя с тремя девяностами псковичей (они, как видно, считали свои дружины не сотнями, а девяностами). На обратном пути после переправы через Двину Довмонт послал два девяноста вперед с добычею и пленными, а с остальным расположился в шатрах недалеко от берега посреди рощи; он ожидал погони. Действительно, вскоре сторожа прибежали с известием, что идет сам Гердень с несколькими князьями и 700 воинов и уже перебродил реку. Тогда Довмонт обратился к своей дружине с такими словами: «Братья мужи псковичи, кто стар, тот мне друг, а кто молод, тот брат. Слышал я, что о мужестве вашем знают во всех странах. Потягаем, братья, за Св. Троицу и св. церковь, и за свое отечество!» Одушевленные им псковичи ударили на врагов и разбили их, так что Гердень едва спасся бегством с остатком своей дружины, а у псковичей пал только один человек. В другой раз Довмонт с 60 псковичами будто бы победил 800 немцев. Они укрылись на один речной остров; псковитяне зажгли на нем траву, и немцы, принужденные спасаться, частию потонули, частию были избиты. Довмонт по преимуществу сделался грозою сих надменных соседей, т.е. ливонских немцев. Он тоже участвовал в Раковорской битве и после нее сильно опустошил Виррию, или Раковорскую область, до самого моря. В следующем 1269 году сам магистр Ливонского ордена Отто фон Роденштейн прибыл с большим войском, сухопутьем и озером в лодках. Он разорил Изборск и подступил ко Пскову. Псковитяне послали гонцов в Новгород с просьбою о помощи и сами пожгли свои посады, чтобы они не достались врагу. Немцы сильно стеснили город, который начали громить из своих стенобитных орудий. Горожане собрались на торжественное богослужение в соборном храме Св. Троицы. Тут Довмонт положил свой меч пред алтарем и горячо молился. После богослужения игумен Исидор с духовенством препоясал этим мечом князя и благословил его на брань. Одушевленные верою Довмонт и небольшая, но храбрая псковская дружина сделали отчаянную вылазку, во время которой нанесли немцам большой урон. Когда же на десятый день осады магистр услыхал о приближении новгородского отряда с князем Юрием Андреевичем, то не стал дожидать его; а поспешно снял осаду и удалился.

После того новгородцы начали собирать большое ополчение, чтобы предпринять новый поход вглубь неприятельской земли. Великий князь Ярослав, находившийся тогда в Новгороде, опять послал сына (Святослава) с низовою ратью; на этот раз к ней присоединился и великий баскак владимирский Амраган с своим отрядом. Услыхав о приготовлениях, немцы прислали с просьбою о мире и отступались от своих притязаний на земли по р. Нарове, Новгородцы, как люди торговые, не любили продолжительных войн и охотно заключили мир на этом условии. Дабы не отсылать свои полки назад без всякого дела и без всякой добычи, великий князь хотел отправить их на север за р. Неву на мятежную Карелу, державшую сторону датчан и шведов. Новгородцы, однако, упросили его отказаться от этого намерения и не разорять Карелу, своих данников.

От времени Ярослава Ярославича дошли до нас две любопытные договорные грамоты новгородцев с сим князем — образчики тех рядов, которыми они определяли отношения княжей власти к своей земле. По первой грамоте, составленной при занятии Ярославом Новгородского стола, этот князь по примеру предшественников своих обязывается присягнуть на разных условиях, льготных для Новгорода Великого. Главные условия суть следующие. В правители новгородских волостей князь не может назначать собственных мужей, но только новгородцев, и не иначе как при участии посадника, а без вины их не сменять. Ни сам он, ни дворяне его не могут покупать сел в новгородских волостях, или получать в дар, или выселять к себе оттуда людей. Князь не должен творить суд без участия посадника и не может требовать подсудимых для расправы к себе, в Суздальскую землю. Он получает с новгородских волостей установленные дани и судебные виры; пользуется исстари определенными для его двора сенокосами (пожнями); должен отступиться от тех пожней, которые захватил его брат Александр, и вообще отказаться от тех насилий, которые были учинены этим покойным князем; также пользоваться определенными местами для охоты и посылать своих ловчих только в известное время. Новгородские гости в Суздальской земле платят на мытных заставах не более двух векшей с воза или с ладьи.

Очевидно, сильные суздальские князья не всегда стеснялись подобными договорами и, смотря по обстоятельствам, более или менее отступали от них. Ярослав Ярославич, кроме собственных сил опиравшийся на поддержку татар, ознаменовал свое княжение в вольнолюбивом городе разными самовластными поступками. Пока была опасность со стороны Ливонских и Эстонских соседей, новгородцы, нуждаясь в помощи суздальских полков, молчали. Но когда опасность миновала, противная великому князю партия зашумела, взяла верх на вече, и тут же на Ярославом, или вечевом, дворе начала расправляться с его сторонниками. Некоторые из них спаслись в храме Св. Николая, другие убежали к князю на Городище, в том числе тысяцкий Ратибор; народ разграбил их дворы и разрушил дома. Вече прислало князю грамоту с исчислением его неправд. «Зачем, — говорилось в этой грамоте, — отнял Волхов гогольными ловцами, а поле заячьими? Зачем взял двор у Олексы Мартинича, а серебро (деньги) у Никифора Манускинича, Романа Балдыжевича и Варфоломея? Зачем выводил иноземцев, которые у нас живут?» Были исчислены и другие неправды; а в заключение объявлялось, чтобы Ярослав уезжал из Новгорода; новгородцы же промыслят себе другого князя. Ярослав вступил было в переговоры с вечем; обещал исправить свои вины и вновь присягнуть на всей воле новгородской. Но вече осталось непреклонно и грозило всем городом идти на Городище, чтобы силою прогнать князя. Ярослав удалился. Новгородцы послали было за сыном Невского Димитрием Переяславским, который уже княжил у них прежде. Но тот отвечал, что не возьмет стола перед дядею. Между тем великий князь велел захватить новгородских торговцев в суздальских городах, и не только начал собирать против Новгорода низовые полки, но и послал в орду Ратибора просить помощи у хана. Изменник своему родному городу, Ратибор возбуждал хана такими наговорами: «Новгородцы не хотят тебе покоряться: мы просили у них дани для тебя, а они нас кого выгнали, кого избили, дома наши разграбили; Ярослава обесчестили». Менгу-Темир уже приказал войску выступить на помощь великому князю, когда новгородцы нашли себе заступника; то был родной брат Ярослава, Василий Костромской. «Кланяюсь Св. Софье, — прислал он сказать в Новгород, — жаль мне своей отчины». С некоторыми новгородскими боярами Василий отправился в Орду и уговорил хана воротить войско, раскрыв перед ним клеветы Ратибора.

Ярослав и без татар собрал большие силы; при нем находились также племянник Димитрий с переяславцами и Глеб с смольнянами. Но и новгородцы, руководимые любимым посадником Павшею Ананьичем, были единодушны и энергически приготовились к защите. Они возвели новые укрепления вокруг города, вооружились от мала до велика и вышли в поле; пехота стала за ручьем Жилотугом, конница — за Городищем. Узнав о том, Ярослав не пошел прямо на Новгород, а повернул на Русу и оттуда вновь вступил в прежние переговоры. Новгородцы, однако, стояли на своем, а когда к ним подошла помощь из пригородов и волостей, псковичи, ладожане, карела, ижора и вожане, новгородская рать сама двинулась в Русу и остановилась ввиду суздальской рати на другой стороне реки Шелони. По желанию великого князя в распрю вступился митрополит Кирилл и прислал новгородцам увещательную грамоту, в которой убеждал их помириться с великим князем и брал на себя епитимию, если они присягнули друг другу не возвращать его на княжение. В случае же непослушания митрополит грозил наложить на новгородские церкви запрещение. Новгородцы наконец уступили, и вновь приняли на свой стол Ярослава. Написали опять договорную грамоту, которая дошла до нас в подлиннике. В ней к прежним условиям прибавились новые, каковы: отпустить гнев на владыку, посадника и мужей новгородских; не принимать доносов от раба на господина; отпустить задержанных новгородцев; не стеснять привилегий немецкого гостиного двора, торговать с ним только при посредстве новгородских купцов и пр. Любопытно, что на обороте этой грамоты помечено: «Сажали Ярослава татарские послы Чевгу и Бакши с грамотою Менгу-Темира». Следовательно, не одни увещания Кирилла заставили уступить Новгород. Хотя хан отменил поход татарского войска, однако прислал Ярославу свой ярлык на Новгородское княжение.

Из эпохи того же великого князя дошли до нас еще два замечательных письменных памятника новгородской гражданственности. Это «Устав Ярослава о мостовых» и торговый договор с немецкими городами и Готландом. Первый был составлен до Раковорской битвы, а второй — вскоре после этой битвы, как надобно полагать. Устав заключает в себе раскладку для мощения Волховской набережной в Новгороде, площадей и улиц. Расходы распределены между купеческими сотнями и городскими обывателями. В этих расходах участвовали и власти по месту своих дворов, т.е. князь, владыка, посадник, тысяцкий; последние двое, по-видимому, также помещались в казенных общественных зданиях. Торговые дворы иностранцев (немцев и готов) тоже обязаны были мостить примыкающие к ним части.

Около того времени возвышается знаменитый союз северонемецких городов, или Ганза, которая имела деятельные торговые связи с Новгородом, но пока все еще при посредстве Готланда. Упомянутый договор с немцами и готами дает некоторые привилегии немецким и готландским гостям и вообще определяет их положение в Новгороде. Так, например, при проезде по Неве и Волхову о гостях должны были уже заботиться новгородские приставы. Гостей нельзя было посадить в тюрьму за долг; возникшая ссора их с новгородцами должна была разбираться на дворе у Св. Иоанна на Опоках, где находилась судебная палата для купцов. Безопасность Немецкого и Готландского торговых дворов также ограждена некоторыми правилами; назначены виры за убийство, раны, побои и пр.3

По смерти великого князя Василия Костромского (1276), последнего из братьев Александра Невского, наступил черед его сыновей; старший из них Димитрий Переяславский получил княжение Владимирское, а вместе с ним и стол Новгородский. Но достаточно было возникнуть обычным распрям новгородцев с Суздальским князем, как уже нашелся ему соперник. Это был родной брат его Андрей Городецкий. И прежде князья не уважали иногда родового старшинства, а теперь, когда воля ханская решала главным образом вопрос о княжениях, соперники еще менее стали обращать внимание на старшинство. Андрей, получив от Менгу-Темира ярлык на Владимирское княжение, начал целый ряд междоусобных войн с переменным счастьем. Он три раза приводил татарские войска на старшего брата, и бедная Северо-Восточная Русь платилась новыми разорениями за честолюбие недостойных князей. Особенно тяжел был третий приход, когда татарский воевода Дюдень, посланный на помощь Андрею ханом Тохтою (сын Менгу-Темира), взял Владимир; причем татары вновь разграбили соборный храм Богородицы и вообще взяли и разорили 14 суздальских городов, в том числе Переяславль и Москву (1293). Во время этих междоусобий Дмитрий однажды бежал за море, вероятно, в Скандинавию, и воротился с наемною дружиною; а в другой раз удалился на юг к хану Ногаю, сопернику волжских ханов, и получил от него войско, с помощью которого воротил себе престол. После третьего нашествия Андрея с татарами Димитрий в следующем 1294 году скончался.

Андрей занимал великокняжеский стол еще десять лет, т.е. до самой смерти своей. Но смуты и междоусобия в Суздальской земле не прекращались. Некоторые удельные суздальские князья восставали против него и соединялись для этого в союзы. В числе его противников находились младший брат его Даниил Александрович Московский и двоюродный брат Михаил Ярославич, один из основателей сильного Тверского княжения. Таким образом, Москва и Тверь, эти будущие соперницы, являются союзницами в борьбе со старшим Владимирским князем, очевидно, старший, или великокняжеский, город Северной Руси Владимир, неоднократно разоренный татарами, постепенно терял прежнее значение. Некоторые младшие города уже не признают этого первенства и стремятся сами сделаться ядром, около которого собирались бы другие волости. Только этим исканием нового крепкого ядра, новой княжеской ветви, которая повела бы далее историю Северной Руси, и можно объяснить те, по-видимому, лишенные исторического смысла споры и междоусобия, раболепие перед татарами и предательства, которыми ознаменован период русской истории, наступивший после Александра Невского и продолжавшийся до того времени, когда ясно обозначился перевес Москвы над всеми ее соперниками.

Андрей также имел союзников; из них самым усердным является Феодор Ростиславич, по прозванию Черный, князь Ярославский — одна из более выдающихся личностей между современными ему удельными князьями. Он принадлежал к ветви Смоленских князей, был внуком Мстислава Давидовича (известного своим торговым договором с немцами) и владел первоначально уделом Можайским. Вступив в брак с княжною ярославскою Марией, он получил Ярославский удел; овдовев, женился на дочери хана Менгу-Темира. По смерти старших своих братьев он наследовал и княжение Смоленское; но, впрочем, поручил его своему племяннику (Александру Глебовичу), а сам остался в Ярославле. Феодор был усердным слугою ханов. Тем же раболепием перед ханами отличались и князья Ростовские, Борис и Глеб Васильковичу сыновья того Василька, который, как известно, не согласился служить Батыю и был убит татарами. Эти князья часто ездили в Орду с поклонами и подарками и подолгу там проживали. Глеб женился также на татарке, подобно Феодору Ростиславичу Черному, а Борис там и умер во время приготовлений к походу на ясов. Александр Невский, как мы заметили, умел отклонять участие русских дружин в войнах татар с другими народами; но при его ничтожных преемниках мы видим эту повинность в полной силе. Так в 1277 году северорусские князья по повелению Менгу-Темира ходили вместе с татарами в Кавказские страны и помогли окончательно покорить воинственное племя ясов, или алан.

В некоторых местах Суздальской земли, очевидно, с появлением баскаков и других чиновников ордынских, возникли значительные татарские поселения. Особенно много татар, кажется, находилось в Ростове и его окрестностях. Жители, конечно, терпели от них большие притеснения. Однако и здесь проявлялась иногда сила высшей, христианской гражданственности: некоторые знатные люди из татар принимали крещение и сделались родоначальниками многих дворянских фамилий в России. Любопытно особенно местное ростовское предание о некоем ордынском царевиче, который был окрещен ростовским епископом Кириллом и получил имя Петра. Этот царевич Петр купил в Ростове у князя Бориса Васильковича участок земли, на котором построил церковь и основал монастырь (Петровский) с благословления преемника Кириллова, епископа Игнатия. Князь Борис потом так сдружился с Петром, что побратался с ним, и они любили вместе заниматься охотою с ловчими птицами на берегу Ростовского озера. Усердное служение ростовских и других князей татарским ханам, впрочем, не оставалось без некоторой выгоды для покоренного народа; ибо, пользуясь милостивым расположением завоевателей, князья эти многих христиан спасали от рабства и других бедствий. Однако население Суздальской Руси по всем признакам не столь легко мирилось с постыдным игом, как их князья, и не один раз поднимало мятеж. Так, в 1289 г., уже при сыновьях Бориса Васильковича, жители Ростова с негодованием смотревшие на большое количество татар в своем городе, опять по звону вечевого колокола поднялись на своих притеснителей, разграбили их дома и выгнали их из города. Один из сыновей Бориса (Константин) поспешил в Орду и, вероятно, так умел повернуть дело, что хан оставил этот мятеж без наказания. А изгнанные татары воротились в Ростов.

Эти ростовские князья, раболепствовавшие перед татарскими ханами, очевидно, не пользовались большим уважением своих соотечественников, если и самые пастыри церкви позволяли себе иногда поступки такого рода. Когда умер младший из сыновей Василька Глеб, упомянутый епископ Ростовский Игнатий совершил его погребение в соборном храме. Но спустя девять недель епископ вздумал за что-то осудить покойного князя и велел ночью перенести тело его как недостойного из соборной церкви в Спасский монастырь (1280). Еще жив был митрополит Кирилл II. Приехав в это время из Киева в Суздальскую землю и услышав о поступке Игнатия, он отрешил его от служения. Но за епископа вступился новый ростовский князь Димитрий Борисович, племянник Глеба (может быть, имевший неудовольствие на дядю), и выпросил ему прощение у митрополита. Прощая, митрополит сказал Игнатию: «Брате и сыну возлюбленный! До самой смерти своей плачься и кайся о таком грехе, что осудил мертвеца прежде суда Божия. А при жизни его, когда можно было его исправить, ты не только не исправил, но смирялся перед ним, брал от него дары, ел и пил за его столом. Прости тебе, Господи». В том же году этот уважаемый всеми митрополит скончался в глубокой старости, в Переяславле-Залесском, после тридцатисемилетнего управления Русскою церковью; тело его отвезено было для погребения в древнюю русскую митрополию, т.е. в Киев.

Ни один русский митрополит не предавался такой неустанной беспокойной деятельности, как Кирилл II. Его продолжительное пастырское служение совпало с первым периодом татарского ига, когда бедствия варварских нашествий и разорений глубоко потрясли и гражданский, и церковный порядок, когда за нищетою и отсутствием безопасности неизбежно начали распространяться тьма невежества, грубые, беспорядочные нравы, проникшие в самую среду духовенства. Кирилл предпринимал частые и трудные путешествия по разным краям Руси и везде старался восстановить устроение и благочиние церковное. Памятником его заботливости о своей пастве служит так называемое «Правило Кирилла Митрополита», составленное им сообща с русскими епископами на церковном соборе, происходившем во Владимире-Суздальском в 1274 году. В этом правиле главное внимание обращено на то, чтобы епископы не ставили в священники лиц недостойных и не брали бы никакой мзды за ставление. Предписывается также строго соблюдать уставы при совершении литургии, миропомазания и крещения; относительно последнего постановлено никоим образом не обливать, а крестить в три погружения. Далее это соборное правило восстает против народных языческих игрищ, которые сопровождались жестоким пьянством и боями; причем бились дреколием и иногда до смерти (особенно в «пределах новгородских»). Таких убитых на игрище собор лишает христианского погребения; о чем строго приказывает священникам.

Собор 1274 года был созван митрополитом по поводу рукоположения киево-печерского архимандрита Серапиона во епископа Владимиро-Суздальского. Этот Серапион (скончавшийся в следующем 1275 году) принадлежал к ученейшим книжникам своего времени и известен своими красноречивыми Поучениями, или Словами; из них некоторые дошли до нас. Содержание сих поучений составляют увещания против грабительства, пьянства, прелюбодейства, воровства, «резоимства» (ростовщичества) и пр., в особенности против некоторых суеверных обычаев, например, сожигания волхвов, выгребания из могил утопленников и удавленников во время какого-либо физического бедствия и т.п. Серапион в своих Поучениях чертит яркие картины татарского нашествия и призывает народ к покаянию. Не должно забывать при этом, что такие пастыри и учители духовные, как Кирилл митрополит и Серапион епископ, по своему воспитанию и образованию принадлежат еще к дотатарской эпохе, т.е. к более просвещенной, нежели последующая за ней.

Кирилл II был родом русский; избрание его в митрополиты состоялось по желанию галицкого князя Даниила Романовича в смутное время, последовавшее за татарским погромом, в эпоху бедствий самого греческого патриархата. Но после падения Латинской империи возобновились сношения русской иерархии с Константинополем, и патриарх преемником Кирилла снова назначил грека по имени Максима. Этот Максим едва ли не первый из русских митрополитов являлся в Орду для изъявления почтения хану и для получения льготных грамот, или ярлыков, в пользу духовенства. Впрочем, таковые ярлыки уже получал предшественник его Кирилл II. Митрополит Максим замечателен переменою своего местопребывания. Уже Кирилл, как мы видели, мало жил в разоренном Киеве и подолгу пребывал на севере в земле Суздальской. Близость татар и постоянные от них насилия не давали нашей древней столице возможности оправиться от жестокого разорения. Напротив, по свидетельству летописи, около 1300 года, большинство оставшихся жителей ее опять разбежалось от этих насилий по другим городам. Тогда же митрополит Максим окончательно покинул Киев; со всем своим причтом и митрополичьим двором он переселился во Владимир-на-Клязьме и сам занял Владимирскую кафедру, а бывшего здесь епископа Семена перевел на кафедру Ростовскую.

Если Суздальская земля была тяжко угнетена татарским игом, то понятно, как тяжело ложилось оно на ближайшие к Орде русские украйны, каковыми были земли Рязанская и особенно Северская. Рязанские князья безусловно покорностию ханам и частыми путешествиями в Орду, подобно суздальским, сумели сохранить свои владения от совершенного расстройства, а впоследствии даже вновь усилиться и развить рязанскую самобытность. Несмотря на покорность татарам, однако не один рязанский князь погиб жертвою ханского самовластия. Особенно замечателен в этом отношении Роман Ольгович. Когда он был в Орде, кто-то донес Менгу-Темиру, что князь произносит хулы на царя и его веру. Хан передал его в руки татар, которые стали принуждать Романа к мусульманству. Роман смело продолжал славить христианскую веру и порицать бесерменскую; за что и был изрезан в куски (1270 г.).

Еще печальнее было положение земли Чернигово-Северской. После убиения в Орде Михаила Всеволодовича она раздробилась на многие мелкие владения, утратившие взаимную связь. Из князей черниговских в это время выдается только один Роман Брянский, который давал чувствовать свою силу соседним князьям Смоленским и Литовским. Затем, при частых разорениях, близком соседстве с татарами и угнетении от баскаков, особенно на Северской украйне, нравы в скором времени так одичали, что местные князья не только истребляли друг друга, но с помощью татар иногда занимались простым разбоем. Любопытный пример тому представляет история двух князей Курской области, Олега Рыльского и Воргольского и Святослава Липецкого.

В Курске жил ханский баскак по имени Ахмет. Он взял на откуп все дани Курского княжения и жестоко притеснял жителей, начиная от князей до простолюдинов. Не довольствуясь всякими вымогательствами, он устроил еще две слободы во владениях князей Олега и Святослава; перевел в них людей отовсюду и давал им волю безнаказанно обижать окрестных жителей. Князья Олег и Святослав были родственники и решили обратиться с жалобой в Золотую Орду. Олег отправился к хану Телебуге и получил от него приставов, чтобы вывести из слобод своих людей, а самые слободы разорить. Ахмет в то время находился в другой орде, у противника Телебуга, Ногая. Он начал возбуждать последнего против упомянутых князей, называя их разбойниками и его врагами. Для испытания их покорности он посоветовал Ногаю отправить своих сокольников в землю Олега, чтобы наловить лебедей вместе с князем, а потом позвать его к себе в Орду. Ногай так и сделал: но Олег уклонился и не пошел на его призыв. Тогда Ногай дал Ахмету войско, дабы наказать Олега и разорить его владения. Олег убежал к хану Телебуге, а Святослав спасся в леса воронежские. Татары повоевали их княжение; а добычу снесли в упомянутые две слободы, которые опять наполнились людьми, скотом и всяким добром. В числе пленников находилось 13 старейших княжих бояр, которых Ахмет велел убить; захваченных странников и купцов иноземных он отпустил на свободу, дав им часть одежды убитых бояр и сказав: «Ходите по землям и объявляйте всюду, что так будет всякому, кто станет спорить с своим баскаком». Мало того, трупы бояр он велел развесить по деревьям, отрубив у каждого из них голову и правую руку. Эти отрубленные члены он хотел послать на показ по волостям в устрашение людям; но некому было показывать; все или разбежались, или были захвачены в плен, и потому головы и руки побросали на съедение псам. Боясь, однако, мщения от князей, Ахмет ушел к Ногаю с татарским войском, а в слободах оставил двух своих братьев. Пылая мщением, князь Святослав Липецкий начал тогда действовать, как разбойничий атаман. Он подстерег на дороге между двумя слободами братьев Ахмета, шедших с малою дружиною из русских и татар, и перебил большую часть этой дружины, а потом напал на самые слободы и разграбил их. Жители их разбежались; братья Ахмета спаслись бегством в Курск.

В это время (1284 г.) Олег Рыльский воротился от Телебуга и, совершив поминки по убитым боярам, послал сказать Святославу, что напрасно он стал действовать как разбойник, и тем положил позор на князей; пусть идет оправдываться в Орду к Ногаю. Но Святослав гордо отвечал, что он сам себе судья и что он прав в этом деле; так как мстил своим врагам, избил поганых кровопийц. Олег послал на это сказать; «Мы присягали друг другу быть обоим в одной думе; когда рать пришла, ты не бежал со мною к царю, а спрятался в Воронежских лесах, чтобы после действовать разбоем. Теперь нейдешь ни к своему царю (Телебуге), ни к Ногаю для оправданья; то пусть нас Бог рассудит». Олег снова отправился в Золотую Орду, привел оттуда татар, напал на Святослава и убил его. Но преемник последнего, брат Александр, в свою очередь пошел в Орду, дарами склонил хана на свою сторону, получил от него войско и убил Олега Рыльского с двумя сыновьями.

В таком жалком положении находилась Северская Русь и так нравственно упали потомки рыцарственных героев «Слова о полку Игореве»!

Только новгородцы в это тяжелое время ограничивались одною данью татарам и не испытывали той тяжести ига, которая налегла на остальные земли Северной и Восточной Руси. Они продолжали развивать свою торговлю и промышленность, а также свое народоправление, благодаря слабости и затруднениям великих князей Владимирских, преемников Александра Невского; причем умели пользоваться помощью последних против своих внешних врагов. В это время часто встречаем в летописи известия о враждебных столкновениях Новгорода с эстонскими датчанами и особенно со шведами. Главным поводом к вражде со шведами служила данница Великого Новгорода, отчасти перешедшая в русскую веру, Карела, которую шведы постоянно пытались подчинить себе и обратить в католическую религию. Во второй половине XIII века мы видим целый ряд крестовых походов, которые, как и во время Александра Невского, направлялись преимущественно в устье Невы и в Ладожское озеро. Но походы эти большею частию были отбиты новгородцами и ладожанами; а также и сама Карела, озлобленная постоянным требованием дани с двух сторон (от Руси и от шведов) и насильственным обращением в католичество, иногда платила шведам жестокими поражениями и истязаниями пленников, иногда восставала и против новгородцев, но обыкновенно была усмиряема. Возбужденное неудачами с этой стороны шведское правительство по временам старалось мешать торговле Новгорода с немецкою Ганзою; запрещало немецким купцам возить в Россию оружие и вообще железо.

В конце XIII века в Швеции царствовал малолетний Биргер II под опекою деятельного, умного маршала Торкеля Кнутсона. В 1293 году шведы вновь завоевали часть русской Карелии и построили крепкий город Выборг в углублении одной из многочисленных бухт южного берега Финляндии, против Березовых островов; вследствие чего стали уже твердою ногою в завоеванном краю. Новгородцы пошли было против Выборга с малыми силами, но были отбиты и воротились назад. Успех подстрекнул шведов к дальнейшим попыткам укрепиться в том краю. В 1295 году они построили городок уже на берегу Ладожского озера (Кексгольм); на этот раз новгородцы ударили на них с большей энергией, взяли городок и раскопали его; причем избили весь гарнизон с его начальником Сигте. Но шведы упорно стремились к своей цели. В 1300 г. сам маршал Торкель Кнутсон с большим флотом вошел в Неву и заложил сильную крепость на устье реки Охты. Для этой цели папа даже прислал ему искусных градостроителей из Италии. Стены снабжены были камнеметательными орудиями. Новый город наименован Ландскрона («Венец земли», как называет его русская летопись). Кнутсон оставил в нем сильный гарнизон под начальством Стена. Для Новгорода наступила большая опасность: шведы отрезывали ему великий водный путь в Балтийское море и во всякое время могли запереть торговое сношение с Ганзою. Новгородцы поняли ему опасность и с своей стороны повели дело энергически. Не довольствуясь собственными силами, они пригласили на помощь низовые полки. В мае месяце следующего года сам великий князь Андрей повел их на шведскую крепость; несмотря на храброе сопротивление, она была взята и совершенно раскопана; а гарнизон частию избит, частию уведен в плен. Новгородцы так высоко ценили эту победу, что уставили ежегодное поминовение русских воинов, павших под Ландскроною.

Между тем как шведы стремились распространить свои завоевания на все северное прибрежье Финского залива, с рекой Невой включительно, т.е. отнять у новгородцев всю Карелу и часть Ижоры, датчане пытались то же сделать на своем южном прибрежье и отнять у Новгорода другую часть Ижоры, а также соседнюю часть Води. Если бы и тем и другим удалось, Новгородская земля была бы совершенно отрезана от Балтийского моря и от прямых сношений с Ганзою. Но и тут новгородцы оказали энергичное сопротивление и де допустили датчан перейти на правую сторону Наровы. С этими неприятелями в 1302 г. состоялся мир, для заключения которого новгородское посольство ездило в Данию к королю Эриху VI. Для обороны Водской области новгородцы построили близ Финского залива каменную крепость Копорье, в которой еще прежде пытались утвердиться датчане. Нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что с другой стороны, на Неве, новгородцы ограничивались пока уничтожением шведских укреплений вместо того, чтобы самим укрепиться в устье этой реки и тем обеспечить за собой весь водный путь.

В то время как сами новгородцы вели борьбу со шведами и датчанами, псковитяне отстаивали пределы Новгородской земли от ливонских немцев. Здесь кипела редко прекращавшаяся мелкая война, сопровождавшаяся небольшими вторжениями с той и другой стороны, разорением пограничных сел, уводом пленных и т.п. Ливонские немцы, так же как шведы и датчане, завистливо смотрели на прямые торговые сношения Северной Руси с Ганзейскими городами и старались захватить посредничество в этой торговле. В конце XIII века они вздумали вновь напасть на самый Псков. Почти одновременно с попыткой шведов отрезать у Новгорода устье Невы, меченосцы внезапно подступили к Пскову, захватили внешнее поселение, или посад, с окрестными монастырями (Спасским и Святогорским), и осадили самый город (в марте 1299 года). Но еще жив был герой Довмонт. Не дожидаясь, пока соберется большая рать из волостей или пока прибудут на помощь новгородцы, он только с своей княжей дружиной и боярин Иван Дорогомилович с небольшой псковской дружиной ударили на немцев с такой отвагой и энергией, что притиснули их к крутому берегу р. Великой у церкви Петра и Павла и разбили наголову. Сам командор был ранен в голову и едва спасся бегством. То был последний подвиг престарелого героя. В мае месяце того же года этот любимый народом князь скончался от какой-то болезни, свирепствовавшей тогда во Пскове. Он был погребен в Троицком соборе, так же как и основатель этого собора Всеволод-Гавриил; там и доселе сохраняется его меч. Другим памятником его служит прочная каменная стена, огораживающая внутренний город («Охабень») от внешнего («Застенья») и носящая название «Довмонтовой стены». Очевидно, он много заботился о самом городе и его укреплениях, и вообще оставил по себе весьма добрую память4.

Примечания

1. П. С. Р. Лет. О перечислении татарами жителей см. Воскресен. свод под 1246. О клевете изменника Федора Яруновича на Ярослава ibid. В Ипатьев. под 1250 г. говорится, что татары Ярослава «зелием умориша». Беляева «Великий князь Михаил Черниговский». Киевлянин. III. М. 1850. Убиение Михаила Черниговского записано сокращенно в сводах Ипат. и Лаврент. Оно сделалось предметом особого сказания, которое помещено в позднейших сводах, Воскресен., Тверск. и Никоновском. (Также в Макарьевских Минеях, издание Археограф, комиссии. Сентябрь. СПб. 1869.) Срезневский заметил, что сказание это «написано современником, впрочем, по слухам, отчасти не совсем верным» (Известия Второго Отд. Ак. Н. X. 195). Сопоставление его с кратким известием о том же событии у Плано Карпини говорится, что Михаил прошел между огнями, но отказался поклониться на юг Чингисхану. Кроме того, по Карпини, от Батыя приходит с убеждениями к Михаилу вместо его внука сын Ярослава Суздальского. А сказание повествует, что Михаил не пошел и между огнями. Вообще оно дает событию такой смысл, что князь для того, собственно, и отправился в Орду, чтобы принять там мученический венец; тогда как в Ипатьев. своде прямо говорится, что Михаил поехал хлопотать о волости. Впрочем, увещания духовного отца и обет не кланяться идолам указывают на то, что он заранее готовился к мученичеству: ему, несомненно, были известны обряды, которым подвергались в Орде русские князья.

В числе таких обрядов Сказание, по некоторым сводам, упоминает о поклонении не только идолам и огню, но еще какому-то кусту. Именно, в Воскресенском и Тверском говорится о поклонении «солнцу и кусту и идолам»; в Никоновском нет куста, а упоминаются солнце, луна, огонь и идолы. В Ипатьевском же по поводу приезда Даниила Романовича в Орду приводится поклонение солнцу, луне, земле, дьяволу и умершим предкам, «водяще около куста поклонятися им», и затем прямо говорится, что Ярослав кланялся «кусту», а Михаил и боярин Феодор убиты, потому что «не поклонишася кусту» (535—6 стр. нов. издания). Гаммер из этого куста сделал какой-то «священный пояс Магов и Индусов», по-персидски Ketsi, der Gold. Horde. 137), и это чрезвычайно натянутое толкование некоторыми принято (напр., у Вольфа, 389). Но при описании самых обрядов, которым подвергали иноземцев в Орде, как в русских летописях, так и у Плано Карпини говорится только о прохождении между двух огней (все очищающих) и поклонении идолам или на юг тени Чингисхана («Чигисаканова мечтания», как выражается Ипатьев. летопись). Карпини, сообщающий о том обстоятельное известие, ни о каком кусте не упоминает. Нет ли тут какой ошибки, т.е. искажения первоначального текста? Например: вместо куста не должно ли разуметь жертвенник или «костер», т.е. все тот же священный огонь, занимавший самое видное место в обрядах монголо-татарской религии? Или: не стояло ли в первоначальном тексте рассказа вместо кусту слово «хвосту», т.е. поклонение тому конскому или буйволову хвосту, который развевался на главном знамени Золотоордынского хана? Впрочем, и поклонение кусту не есть что-либо необычайное. В Западной России, именно в Пинском уезде, до сих пор существует праздник куста; на завтра Троицына дня деревенские девушки выбирают из своей среды самую красивую и надевают на нее род платья, сплетенного из березовых и липовых ветвей; она получает название «куста» и идет впереди, а за нею все девушки попарно (Памятн. книжка Виленского генерал-губернаторства на 1868 г., стр. 80). Известный ориенталист Тизенгаузен склоняется к тому, что тут «кусту» ошибочно вместо «костру» (Протоколы Москов. Археол. Общ. Заседание 17 марта 1883 г.).

Любопытно сравнить помянутые монголо-татарские обряды с такими же очистительными обрядами посредством огня, которым подвергались византийские послы в VI веке в среднеазийской орде турецкого хана Дизавула (Менандра Exerpta de legationibus. Общие черты Турко-Хазарского царства, основанного на нижней Волге в VI в., и Золотой Орды Батыевой указаны мною в «Розыск. о начале Руси». Стр. 834). О религии монголов вообще см. прекрасную статью Д. Банзарова «Черная вера или шаманство у монголов» (Учен. Зап. Казанского Универс. 1896. Кн. III).

Плано Карпини упоминает еще об одном русском князе Андрее Сарвогльском, который около того же времени был убит в Орде по приказу Батыеву вследствие взведенной на него клеветы, будто он выводит из Орды татарских лошадей и продает их в другие места. Младший брат и вдова убитого приехали к Батыю просить, чтоб их не лишали наследственной волости. У татар был обычай брать за себя жену умершего брата, и Батый приказал вдовой русской княгине последовать татарскому обычаю, т.е. выйти замуж за своего деверя. Напрасно она отвечала, что лучше умрет, нежели нарушит уставы своей церкви; их обоих насильно принудили к брачному совокуплению. (У Языкова 89, прим. 55). Отсюда, впрочем, нельзя выводить какое-либо общее правило в отношениях ордынских ханов к русским князьям; в этом случае просто выразилось глумление варваров над покоренными владетелями. Карамзин (т. IV, прим. 62) считает упомянутого здесь князя Андрея сыном Мстислава Романовича Киевского (прежде бывшего Смоленским), погибшего на Калке: он ссылается на одну синодальную летопись, где сказано, что в 1245 г. царь Батый убил князя Андрея Мстисла-вича. А может быть, это сын также погибшего на Калке Мстислава Святославича Черниговского? Последнее тем вероятнее, что Карпиниев Сарвогльский удел можно сблизить с Воргольским уделом, о котором наши летописи упоминают под 1283—4 гг., говоря об Олеге, князе Рыльском и Воргльском. Речка Ворголя — приток Сосны.

2. Легенда о Пелгусии, равно и подвиги шести мужей вошли в сказание об Александре Невском, которое встречается в позднейших летописных сводах (Новгород, четвертом, Софийском, Воскресенском, Никонов.). Приводим эту легенду (по Новг. четвертому).

«Бе некто муж, старейшина в земли Ижерской, именем Пелгусий; поручена бе ему стража морская; всприят же святое крещение, и живяше посреде роду своего погана суща, и наречено бысть ему имя в святом крещении Филипп; живяше богоугодно, в среду и пяток пребывая в алчбе; тем же сподоби его Бог видению страшну. Уведав силу ратных, иде противу князя Александра, да скажет ему станы, обрете бо их. Стоящю же ему при край моря, стрегущю обои пути, и пробысть всю нощъ в бдении; яко же нача всходити солнце и услыша шум страшен по морю, и виде насад един гребущ, посреди насада стояща Бориса и Глеба в одеждах червленых, и беста руки держаще на рамах, гребци же седяща аки в молнию одены. И рече Борис: «Брате Глебе! вели грести; да поможем сроднику своему Александру». Видев же Пелгусий таковое видение и слышав такой глас от святую, стояше трепетен дондеже насад отъиде от очию его; потом скоро поехав к Александру: он же видев его радостныма очима, исповеда ему едину, яко же виде и слыша. Князь же отвеща ему: «сего не рци никому же».

Замечательную аналогию с этим рассказом представляет подобная же легенда, которою украсилась победа современника Александрова, чешского короля Пшемысла Оттокара, над угорским Белою на берегах Моравы в 1260 г. Сам Оттокар в письме своем к папе рассказывает, что один преданный ему благочестивый муж, оставшийся дома по болезни, в день битвы удостоился видения. Ему явились покровители Чешской земли свв. Венцеслав, Адалберт и Прокопий; причем Венцеслав сказал своим товарищам, что войско их (чехов) слабо и надобно ему помочь (Тургенева Histor. Russ. Monumenta, II. 349).

Хотя составитель Сказания об Александре говорит, что он писал по рассказам отцов, а об Невской победе слышал от участников и даже от самого Александра; однако рассказ об этой битве обилует явным преувеличением относительно врагов. Во-первых, в неприятельском ополчении кроме Свеев (Шведов) будто принимали участие Мурмане (Норвежцы), Сум и Емь. Убитых врагов будто бы было так много, что наполнено три корабля одними знатными людьми; а прочих, которым ископали ямы, было без числа. Не более 20 убитых с русской стороны слишком тому противоречит и показывает, что битва вообще не имела больших размеров. Имя шведского вождя обыкновенно не упоминается, хотя он называется королем Римским (т.е. латинским, или католическим). Только в немногих сводах летописей прибавлено Бергель, т.е. Бергер (Новгор. четверт.). При описании битвы в некоторых списках еще говорится, что тут был убит воевода их Спиридон (Новгор. первая); тогда как имя Спиридона носил в это время архиепископ Новгородский. Что касается до известного Фолькунга Биргера, женатого на дочери короля Эриха, то он возведен в достоинство ярла несколько позднее, в 1248 г. (Geschichte Schwedens von Geijer. I. 152).

П. С. Р. Лет. Летописи упоминают о поездке Александра к Сартаку и походе татар на Андрея под одним годом, не связывая между собою эти дна события. Прямое известие о наговоре Александра хану против своего брата Андрея находим только у Татищева (IV. 24). Карамзин считает это известие вымыслом Татищева (Т. IV, прим. 88). Беляев старается оправдать Александра от этого обвинения ссылкою на умолчание известных нам летописей и повторяет мнение князя Щербатова, что наговор был сделан дядею Святославом Всеволодовичем, к которому и относит слова Андрея: «доколе будем наводить друг на друга татар» («Великий князь Александр Ярославич Невский». Временник Об. И. и Др. IV. 18). Соловьев в своей истории полагает известие Татищева вполне достоверным (Т. II, прим. 299). Мы тоже находим его достоверным, если принять во внимание все обстоятельства; Александр, очевидно, считал себя обиженным после того, как Владимирским столом овладел его младший брат, вероятно, употребив для того перед ханом какие-нибудь ловкие извороты.

О великом княжении Александра Невского см. Летописи Лаврент., Новгород., Софийск., Воскресен., Никонов. и Троицкая. См. папские грамоты: к Юрию Всеволодовичу (Historica Russiae Monumenta. I. N. LXXIII) и Александру Ярославичу (ibid. LXXXVIII). Leden des heiligen Alexandri Newsky у Миллера в Sammlung Russischer Geschichte. I.

3. Летописные своды Новгородские, Псковские, Софийские, Воскресенский и Никоновский. Сказание о Довмонте, вошедшее почти во все эти своды (из Новгородских только в Четвертый), относит его блистательную вылазку против осаждавших немцев к 1272 году. Но тут очевидная хронологическая ошибка. Соображая разные обстоятельства, мы относим данное событие к осаде 1269 года, о которой своды упоминают вскользь и очень глухо, как будто там в это время не было Довмонта. См. Карамз. к Т. IV прим. 128 и Ав. Энгельман «Хронологические исследования в Области Русской и Ливонской истории в XIII и XIV вв.». СПб. 1858. Между прочим, см. хронологическое сличение с Ливонской рифмованной Хроникой (стр. 20 и далее). Но в изложении событий эта хроника страдает явным пристрастием; например, по ее словам, русские будто бы понесли совершенное поражение (Scriptores Rer. Livon. 1.652). Еще см. Боннеля Russisch-Liwlandische Hronographie. St. 1862.

Договорные грамоты Ярослава Ярославича с Новым городом 1265 и 1270 гг. изданы в Собр. Госуд. Грам. и Договор. I. №№ 1—3. Устав о Мостовых неверно приписывали Ярославу I; а потому издавали и объясняли его вместе с Русской Правдой. Приводимые в нем имена Кондрата и Ратибора ясно указывают на время около Раковорской битвы. Договор Новгорода 1270 года с немецкими городами и Готландом сохранился в Любекском архиве на Нижненемецком языке. Впервые он был отпечатан Лаппенбергом в изданном им сочинении Сарториуса Urkundliche Geschichte des Ursprunges der deutschen Hanse и в V Codex juris diplomatici Lubecensis; потом у Тобина (Sammlung krit. bearb. Quellen der Gesch. des Russ. Rechtes) и Бунге (Liv-Estnund Kurland, Urkyndenbuch). Договору 1270 года посвящено прекрасное исследование И. Андреевского. СПб. 1855, где помещен Нижненемецкий текст его с переводом на Верхненемецкий и русский языки. Кроме этого трактата в Любекском архиве сохранилась еще договорная грамота Новгорода с Ганзою и Готландом на латинском языке. По некоторым признакам ее относят ко времени между 1209 и 1270 гг. и считают только ганзейским проектом договора; на что ясно указывают отсутствие подписей и печатей и такие привилегии немецким купцам в Новгороде, на которые едва ли новгородцы могли согласиться. Он напечатан впервые Дрейером в Specimen juris publici Lubecensis. 1762; потом в упомянутых изданиях Сарториуса и Любского Кодекса. Извлечение из него по-русски сделано Карамзиным в прим. 244 к т. III. См. о той же грамоте в «Исследованиях» Лерберга. Кроме того, пособиями для вопроса о помянутых договорах служат: Круга — Uber den Vertrag des Fursten Jaroslav Jaroslavitsh и np. vom Jahr. 1209. (Forschungen. II. Th). Сарториуса Geschichte des Hans. Bundes. Бермана De Skra von Nougarden (т.е. устав о Немецком договоре в Новгороде). Германа Beitrage zur Geschichte des Russischen Reiches. Розенкамфа Der Deutsche Hof zu Nowgorod. Плошинского «Городское или среднее состояние Рус. народа». Славянского «Историч. Обозрение торговых сношений Новгорода с Готландом и Любеком». Андреевского помянутое сочинение. Сравнение латинского проекта с договором 1270 см. у Фортинского «Венские города». Стр. 370—371. Бережкова «О торговле Руси с Ганзой». Он доказывает, что грамота 1269 г. была не проект, а первая латинская редакция договора 1270 г. (Стр. 189 и далее). См. еще договорную грамоту Александра Невского и сына его Димитрия с немцами относительно их новгородской торговли в «Русско-Ливонских актах» № XVI.

4. О Федоре Ростиславиче Ярославском и Смоленском в летоп. Лаврент., Воскреси., Никон. Как о Святом см. в Степен. кн., 397 стр. и в Опис. Румянц. Музея Востоковым на 433 стр. Житие его в Макарьевских Минеях. Сентябрь. Его грамоту к Рижским властям о свободной торговле Смоленска с Ригою в 1284 г. в Собр. Гос. Грам. и Дог. II. № 3. Грамоты к нему Рижского архиепископа в Русско-Ливон. актах, № XXXIV. О его жалованной грамоте Спасо-Ярославскому монастырю в «Истории Рос. иерархии». VI. 299. Сказание о Петре, царевиче Ордынском, издано в Православном Собеседнике 1859 г. Март. А отрывки из него в «Истории Рус. церкви» Макария. IV. 339. Рассуждение о нем см. у Буслаева «Исторические очерки народ. словесности и искусства». II. 159.

О князьях Ростовских после Батыева разорения см. Корсакова «Меря и Ростовское княжество», гл. IV. О митрополите Кирилле II и его Правиле 1274 года в Истории Русс. Церкви Филарета, II и в «Истории Русс. Церкви» Макария, IV. Правило это находится в списках Кормчей. Оно издано в Русс. Достопамятностях. I. 196. Поучения или Слова Серапиона, в числе четырех, найдены архиеп. Филаретом, автором Истории Русс. Церкви и изданы в «Прибав. к Творен. св. Отцев». М. 1843. Пятое Слово Серапиона найдено профес. Шевыревым. См. его «Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь». II. 36. и «Лекции» по Истории Русс. Словесности. III. 34. Ярлык или льготная грамота, 1277 г., данная ханом Менгу-Темиром при митрополите Кирилле II русскому духовенству об освобождении его от всяких даней и налогов, напечатана в Собр. Гос. Грам. и Догов. II № 2. Об окончательном переселении митрополита Максима из Киева во Владимир см. лет. Лавр., Новг., Воскресен., Никонов.

О баскаке Ахмате и Северских князьях в Лавр., Воскрес., Никонов. и у Татищева. Любецкий синодик в Чт. О. И. и Д. 1871. II. О Новгородских и Псковских событиях в сводах Новгородских, Псковских и Софийских. Любопытная грамота шведского короля Биргера от 4 марта 1295 года гражданам Любека и других ганзейских городов о дозволении их купцам ездить в Новгород, но под условием не приводить туда оружия, железа и стали, издана в Codex juris diplomatici Lubecensis N DCXXXI и у Дрейера в Specimen juris publici Lubecensis. CLXXIV. Новгородские Скры или Ганзейские уставы Немецкого двора в Новгороде, а также указание на разные ливонские и ганзейские документы, заключающие подробности о торговых сношениях Новгорода с Ганзою и завистливой политике Ливонских немцев см. в приложениях к упомянутому выше сочинению Андреевского.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика