Александр Невский
 

Гонцы из Каракорума

В январе 1247 года в Новгород прибыли послы великого хана Гуюка1. Их было трое. Новгородцы с удивлением и опасением смотрели на диковато выглядевших кочевников.

Слуги Александра пустили татар во двор его усадьбы.

Александр вышел на крыльцо, с ним были трое его друзей-дружинников.

Один из послов оказался русичем. У него была скомканная рыжая борода. Он говорил резко, надменно, коверкая слова, то ли делая это нарочно, то ли стал забывать родной язык.

— Александр, тебя вызывает к себе великий хан Гуюк.

— Зачем?

— Чтобы дать тебе земли твоего отца. Ярослав умер.

— Умер?!

— Да, он забелел и умер.

— Он был здоров. Где он умер и как?

— Я не знаю этого, мы приехали передать послание великого хана.

— Я никуда не поеду.

— Что так и передать великому хану?

— Так и передай.

Александр повернулся к послам спиной и собирался уйти.

— Александр, мы провели много времени в дороге и нам нужно где-нибудь остановиться, чтобы отдохнуть.

Александр развернулся к гонцам. Он задумался. Он с великим удовольствием расправился бы с татарами немедля, но разум останавливал его от свершения этого желания.

— У вас есть деньги?

— Мало. Нам ещё ехать обратно.

— Ладно. Глеб, помоги им устроиться, — обратился Александр к одному из своих дружинников.

Только к весне дружинники Ярослава доставили тело своего князя во Владимир. Александр прибыл из Новгорода с большой дружиной. В народе ходил слух, что Александр готовится к войне с татарами.

Владимир понемногу отстраивался.

Великокняжеский стол занял следующий по старшинству после Ярослава брат Святослав.

Святослав сидел во главе стола на поминках и вспоминал о брате:

— Он был очень добрым к нам: своим братьям, сыновьям, племянникам. Он делал всё, чтобы наша братия была крепкой и дружной. Дай бог и нам быть такими же.

Святослав перекрестился. За ним перекрестились сидящие за столом.

После поминок Александр пригласил в свои покои Месяца одного из дружинников Ярослава. Месяцу было сорок лет. Это был высокий мужчина с некрасивым лицом, сильно поседевший. Александр угощал гостя мёдом.

— Пойдёшь в мою дружину? — спросил Александр.

— Нет, спасибо, князь.

— Святослав или Андрей уже переманили?

— Нет, хочу уйти в монастырь. Куда-нибудь на север.

— Боишься татар?

— Не боюсь. Хотя знаю не одолеть их нам.

— Почему?

— Они сильнее нас. Сила у них дикая, звериная. После того как я побывал там, да и не только после того, раньше ещё я начал задумываться о многом. Есть сила выше нас и по её закону течёт жизнь наша. Я раньше не понимал этого, жил неправильно, многие из нас жили не так, за то теперь и расплачиваемся сполна. Всё что теперь терпим есть искупление. Надо терпеть.

— Лучше расскажи, что было с отцом, а то я толком ничего ещё не понял. Все говорят разное.

— У великого хана нас принимали хуже, чем у Батыя. Когда мы стояли в шатре великого хана, незнатные татары стояли впереди нас и держались с нами надменно и смотрели на нас с презрением. Ярослав стал сильно падать духом, когда мы ждали приёма в Каракоруме. Мы жили в бедной палатке, деньги почти кончились. Ярославу пришлось отпустить нескольких дружинников. Они пошли на службу к ханам. Иначе мы могли умереть от голода. Там Ярослав познакомился с одним римлянином2. Этот человек приехал к татарам, чтобы обратить их в свою веру. У него ничего не получилось. Этот римлянин жил также плохо, как и мы. Ему помогал один русич — ремесленник, который сделал для великого хана трон. Римлянин предлагал Ярославу перейти в католичество. Он советовал князю объединиться с римлянами для борьбы с татарами. Ярослав согласился принять католичество и римлянин тайно совершил обряд. Об этом всё равно узнали. Ярослав умер после приёма у Туракины — матери великого хана. Туракина давала князю угощение и напитки. Он умер на седьмой день после этого приёма. Тело его всё посинело.

— Это всё из-за того, что отец стал католиком?

— Видимо. Татары очень хитры. Они не хотят, чтобы Русь объединилась с римлянами.

— А этот римлянин остался жив?

— Да. Татары не трогают священников и любых жрецов.

На следующий день Андрей собрал в своём доме во Владимире своих братьев Михаила, Ярослава и Константина. Ждали Александра. Был поздний вечер, на улице дул сильный ветер.

— Добрая медовуха, — сказал Андрей, после того как осушил свою чашу.

— У нас есть знатные умельцы, которые делают этот дивный напиток. Жаль, я привёз только один бочонок, — сказал Михаил.

— А что ещё умеют хорошо делать в Москве? — спросил Андрей.

— Посуду, одежду шьют хорошую, — сказал Михаил. Он княжил в Москве.

— Эй, брат, держись! Ты — князь, а не скоморох! — Андрей хлопнул рукой по спине Ярослава, который совсем ослаб и пошатывался, как травинка.

— Я не скоморох, я — князь! — Ярослав стукнул кулаком по столу.

Братья засмеялись.

Константин держался отчуждённо и был мрачен.

— Эх, хорошо бы Александр привёз медовухи или чего-нибудь ещё, — сказал Андрей. — А то осталось каждому по чаре и всё.

— А ты пошли кого-нибудь за хмельным, — предложил Михаил.

— Нельзя. Мы же здесь обсуждаем тайное дело. Если лишние люди узнают, что у нас было застолье позднее, могут заподозрить недоброе.

— Это верно. А мы и замыслили дело недоброе — то правда, — сказал Михаил.

— Может и не доброе для кое-кого, но не для нас. О нас надо думать сейчас. Ни с чем останемся, если упустим время. Мы все должны держаться друг за друга, тогда всё будет складно.

— А если Александр захочет стать великим князем: он же из нас самый старший? — спросил Константин.

— Не захочет. У него уже есть Новгород с его огромными землями. А до Новгорода татары не доехали, не пограбили его земли, как наши земли. Зачем ему Владимир, если у него есть богатый Новгород? — сказал Андрей.

Пришёл Александр. Обнялся со всеми братьями. Сел за стол, перекрестился.

— О чём думы думаете, братья? — спросил Александр.

— О будущем нашем. Думаем, как Святослава выгнать из отцовского дома, — сказал Андрей.

— Это не по старине3, — сказал Александр.

— Всегда ли наши отцы и пращуры держались старины, иные споры решала сила. У нас силы побольше, чем у Святослава. Пока. Надо действовать быстро.

— И что вы сделаете со Святославом?

— Отдадим ему его Суздаль, а может ничего не дадим. Видно будет.

— И кто же будет великим князем? Ты?

— А ты кого хочешь?

Возникла пауза.

— Хочешь ты? Только в обмен на твой Новгород. Согласен? — предложил Андрей.

— Быстро решаешь вопросы, брат. Над такими вопросами надо думать основательно, а не впопыхах.

— Время мало. У тебя есть Новгород, а нас завтра могут i го скидывать с наших столов4.

— Святослав ничего такого говорил.

— Дядя не дурак, чтобы о таком говорить вслух, во время поминок по брату.

— Ты прав.

— Ну, так что? Ты с нами?

— Конечно я с вами братья.

— Оставайся во Владимире. У тебя добрая дружина. Скоро через две недели прибудет подкрепление к дружинам Константина и Михаила.

— Значит, всё уже решили, — Александр усмехнулся. — Не могу оставаться здесь. Надо ехать в Новгород: неотложные дела.

— Что неотложнее нашего общего дела? — Взгляд Андрея сделался сердитым.

— Бояре воду мутят. Как бы мне не остаться совсем без власти.

— Переяславль мы оставим за тобой.

— Спасибо. Если у вас не получиться что-то, посылайте за мной, я всегда приду на помощь и приведу новгородцев.

На следующий день Александр покинул Владимир. Братья уехали через неделю, поняв, что долгим присутствием в городе могут вызвать подозрение у Святослава и его людей. Спустя полторы недели Андрей и Михаил со своими дружинами появились под стенами города. Они не стали дожидаться Константина и Ярослава, которые шли слишком медленно к Владимиру. Стражники, находившиеся на городской стене, почувствовали неладное, и побежали вниз закрывать ворота. У ворот собрались уже люди Андрея и Михаила, которые ждали появления князей в городе. Они напали на стражников и связали их.

Андрей и Михаил въехали в город. Их лица были закрыты воинственными масками, и испуганные Владимирцы не могли понять, чьё это войско ворвалось в их город. Услышав шум, из княжеской усадьбы выбежали десять дружинников и вытянули вперёд копья, перегородив дорогу воинственным братьям. Братья остановились. Возникло недолгое затишье.

— Копьё мне! — крикнул Михаил.

Сзади подали копьё.

— Кто это?

— Александр?

— Константин?

Шептались дружинники Святослава.

— Дорогу! — грозно закричал Михаил и ударил копьём в одного дружинника. Тот закрылся щитом, но удар был таким сильным, что дружинник повалился на землю.

Михаил тут же направил коня в образовавшуюся брешь. Его конь едва не затоптал упавшего. Другие дружинники Святослава подались в стороны.

— Вязать дружинников Святослава! — приказал Андрей.

Въехали в княжескую усадьбу.

— Да не слуг, а воинов вяжите! — крикнул на своих дружинников Михаил, которые связывали испуганного конюха Святослава.

На крыльцо вывели Святослава с женой.

Андрей снял шлем с маской.

— Здравствуй, дядя. Ты должен покинуть Владимир, если хочешь остаться живым. Иди. Я теперь великий князь.

— По какому праву племянник нарушаешь старину? — Святослав задёргал руками, инстинктивно пытаясь достать меч, который у него уже отобрали.

— Тебе лучше не задавать вопросов, а думать о своём животе5 и своей семье. Выведите его за город и не пускайте больше во Владимир!

— Дай мне хотя бы коней, не позорь старика!

— Дайте ему трёх коней. Самых старых, — распорядился Андрей.

Андрей и Михаил вошли в княжеский терем.

— Пусть слуги Святослава устроят нам славную трапезу! — предложил Михаил.

— Попируем, сегодня, попируем, — поддержал его Андрей.

Братья устроились в трапезной палате, бросили мечи на лавки. Слуги помогли им снять кольчуги.

— Несите медовухи, слуги! — крикнул Андрей.

В трапезную вошёл дружинник Михаила и обратился к братьям:

— К вам просится Мирослава с сыном.

— Пусть подождёт, — сказал Андрей.

Мирослав жила с маленьким Василием в княжеском тереме.

— Что будем делать с Василием и Мирославу? — спросил Андрей.

— Может быть отправим монастырь? — предложил Михаил.

— Он всё же наш брат.

— А она кто нам? И всё же он брат нам только по отцу.

— Её можно определить в монастырь, а с Василием, что делать?

— Не знаю. Ты теперь великий князь. Решай.

— А, пускай живут здесь пока, а там видно будет.

Святослав с женой, сыном и двумя дочерьми ехал в сторону Суздаля. К вечеру на дороге он встретил небольшое войско Константина. Рядом с Константином ехал Ярослав. Братья были без масок.

Святослав подумал, что братья едут воевать за Владимир.

— Здравствуйте, племянники. Хотите у меня отвоевать Владимир, так его уже отвоевали ваши братья.

Братья молчали.

— Может быть я смогу вам помочь теперь отвоевать Владимир у Андрея и Михаила, только соберу войско в Суздале, — предложил Святослав. — Мне Владимир не нужен будет, заберите его себе, мне только оставьте Суздаль и дайте ещё Нижний Новгород.

Братья задумались.

— Нет, мы против братьев своих не пойдём, — сказал Ярослав.

Святослав стал догадываться, что братья видимо действуют заодно с Андреем и Михаилом.

— Ехай, дядя, своей дорогой, мы тебя трогать не будем, только не мешай нам делать своё дело, — сказал Ярослав.

Впоследствии Святослав получил в удел Юрьев.

Примечания

1. Гуюк в переводе с монгольского означает панцирь, броня.

2. Католиком: имеется в виду Плано Карпини.

3. Старина — свод часто негласных русских правил и обычаев.

4. Удельных княжеских тронов.

5. Жизни.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика