Александр Невский
 

Русь-Нижняя Волга-Каракорум

Буланый конь с мохнатой белой гривой резвился на лугу. Табун отдельно от него медленно передвигался в другой конец загона.

— Не убежит? — спросил Александр конюха Ивана.

— Нет.

— Красавец.

Александр находился в своей загородной усадьбе. Здесь его люди разводили коней.

— Откуда этот конь у нас? Что-то я не припомню, — вновь обратился к конюху Александр.

— От литовцев.

— Вспомнил теперь. Оседлай-ка его, хочу опробовать его в езде.

Конюх ушёл за снаряжением.

На дороге ведущей в Новгород появились люди на конях.

Иван пришёл с седлом и другими предметами упряжи, перелез через перегородку, огораживающую загон и пошёл к буланому коню.

Александр определил но одежде в двух, ехавших к его усадьбе всадниках, татар. Другие шестеро одеты были, как русские воины.

Это были татарские послы, сопровождаемые русскими воинами из новгородской тысячи1.

Новгородцы сразу заметили князя, стоявшего у ограды загона, и направили к нему коней.

— Князь Александр, хан Бату велел передать тебе, что хочет видеть тебя немедля в своём шатре, — обратился к князю татарский посол: явно бывший русич, когда послы приблизились к загону.

— Зачем мне ехать к Батыю?

— За ярлыком. Русский князь обязан иметь ярлык на управление землями, принадлежащими хану Бату.

— Разве Новгород принадлежит Бату?

— Князь, Андрей уже отправился с посольством к Бату, — сказал новгородец, сопровождавший татарских послов.

— Вот как.

— Александр, если ты не придёшь к хану Бату, Бату отдаст Новгород и всю русскую землю твоему брату Андрею.

Иван привёл буланого коня, держа его за уздцы.

— Подкован? — спросил Александр.

— Конечно.

Александр перепрыгнул через изгородь, забрался на коня. Конюх пошёл открывать ворота в изгороди.

— Я уезжаю, — сказал Александр.

— Далече? — спросил Иван.

— Сначала в Новгород. Возможно мне понадобятся ещё кони. Татары любят коней. Как зовут этого коня?

— Белогрив.

Взяв с собой самых верных дружинников, Александр отправился на Нижнюю Волгу, где кочевал Батый. Для подношения Батыю взяли золотые и серебряные украшения, посуду, меха, одежду и коней.

Через Рязанское княжество выехали в бывшую Половецкую степь; Дешт-и-Кипчак2, как её называли сами половцы. Теперь эти бескрайние пространства назывались Улус Джучи. Русичи называли эту область просто «Татары», они говорили «ехать в Татары».

Долго в степи не встречали ни одной живой человеческой души. То и дело попадались на пути белеющие человеческие кости. Иногда встречались пирамиды из человеческих черепов. Нет ада после смерти. Это придумали книжники. Ад есть на земле. И по дороге в ад ехали русские воины и князья, не зная, что их ждёт впереди: пощада, милость, муки или смерть. Хорошо, если смерть быстрая, лёгкая, но не приведи Господи долгой и лютой гибели. Так думали многие отправлявшиеся в страну монголов.

В зелёной глади степи показались табуны, костры и юрты кочевников. К посольству Александра подъехали татары, среди которых были и женщины в полном военном снаряжении. Татары стали клянчить себе дары, но Александр жёстко заявил:

— Это предназначено хану Батыю.

Передвигаясь от кочевья к кочевью, к осени Александр добрался до ставки Батыя на Нижней Волге.

Русичи оказались в большом кочевье, напоминающим гудящий серый муравейник. В одной из частей этого кочевья находились землянки, в которых жили русские пленники, большей частью ремесленники; там же была неказистая низкая выложенная из камня часовня, в которой русичи вели службу. В этом месте Александр разбил свой лагерь. Здесь же был уже устроен лагерь Андрея. Андрей пригласил Александра в свой шатёр поужинать и обсудить дела. Слуги Андрея приготовили привычную для русичей кашу.

— Татары совсем не едят кашу и вообще могут питаться один раз в день. Причём едят в основное только мясное да пьют лошадиное молоко. Звери, — сказал Андрей.

— В этом их сила, — заметил Александр.

— Батый принял меня хорошо. Он сказал, что нам необходимо ехать к Кановичам3 в Каракорум за ярлыками.

— Хотел спросить тебя, почему ты мне не дал весть о том, что отправляешься к татарам?

— Зачем? Я же знал, что татарские послы едут к тебе.

— А что тебе передали послы?

— Они сказали, что, если я не поеду за ярлыком, тогда татары снова придут в мою землю, полонят её всю, а меня и братьев убьют или заставят бежать в чужие страны.

— Мне послы сказали, что, если я не поеду за ярлыком, то мои земли отдадут тебе.

— Дьяволово племя. Нам надо держаться друг за друга, брат.

Батый принял Александра отдельно от его брата в своём большом шатре. Перед приёмом Александр прошёл унизительные для христианина татарские религиозные ритуалы поклонения кустам, идолам и прохождения между двух огней. Слуги Александра внесли в шатёр на подносах дары и поставили у ног Батыя. Батый восседал на сделанном из резного дерева возвышении в окружении пяти жён. Батый предложил Александру распить с ним кумыс4. Батый много пил, и не только кумыс, но и вино, и другие хмельные напитки, привезённые из разграбленных татарами стран. Александр сел на ковёр напротив Батыя. Дяди и двоюродные братья Батыя иногда посмеивались над ним и называли его бабой. Александр слышал об этом. Он всмотрелся в лицо хана и в самом деле заметил в нём нечто женское.

— Рад разделить стол со знаменитым и храбрейшим русским князем, которого ещё никому не удалось победить, — начал мягко Батый.

Толмач перевёл.

— Хочу узнать, почему столь знаменитый и бесстрашный князь, так долго не ехал ко мне? Может быть он решил проявить своё бесстрашие в войне со мной? — закончил жёстко Батый.

— Великий хан, многим известно, что мой отец был отравлен в Каракоруме. Поэтому я не откликался на призывы из Каракорума, а на твоё второе посольство я откликнулся и теперь прибыл к тебе.

— В Каракоруме много и моих врагов. Можете пока погостить у меня. Вам лучше туда пока не ехать.

— Спасибо, хан, за великую честь.

Из Каракорума пришло известие о смерти Гуюка. Александр и Андрей отправились в Монголию.

В Каракоруме наступило междуцарствие или бесцарствие. Власть находилась в руках вдовы Гуюка Огул-Каймиш. Русские князья не знали, что сулили им перемены в Каракоруме: снисхождение или участь отца.

Путь был долгим. Персидские источники сообщали например, что ещё при Чингиз-хане монголы полгода добирались из своих земель до среднеазиатских государств, которые ими были разгромлены.

Братья прибыли в Каракорум. Их долго никто не принимал. Складывалось ощущение, что на них никто не обращает внимания. Татары бросали на них презрительные взгляды. Однажды князья увидели Огул-Каймиш. Она устраивала представление с шаманами, которые били в бубны, пели заклинания и носили шесты со страшными масками.

Однажды русские князья встретили на базаре посла французского короля Людовика IX Святого Андре Лонжюмо. Лонжюмо сопровождал пленный поляк.

Француза пригласили в русский лагерь. Поляк пригодился, как переводчик, так как он немного понимал по-русски и по-латыни.

— Меня уже приняла вдова императора, — сказал Лонжюмо.

— Как вам удалось добиться встречи с ней? — спросил Андрей.

— Я заплатил золотом одному здешнему чиновнику. Он вроде как советник у монгольских принцев.

— Кто такой этот чиновник? — спросил Александр.

— Чинкай.

— Будем знать теперь это важное имя. И почему же вы не возвращаетесь на родину? — спросил Александр.

— У меня осталось мало денег. Я боюсь умереть от голода в пути. Я думаю, может быть мне стоит купить лук со стрелами, чтобы охотой добывать себе в дороге пищу; но я совсем не умею стрелять.

— Неужели татары покорили и Францию? — спросил Андрей.

— С чего это вы решили?

— Что же тогда могло вас привести в это проклятое место?

— Мой добрый король хотел установить Дружеские отношения с монголами, чтобы вместе с ними воевать против сарацинов5 в Святой земле.

— И что же ответила вдова хана на предложение вашего короля? — спросил Александр.

— Она сказала, что мой король и моя страна должны платить дань татарам. Слава Господу нашему Иисусу Франция находиться далеко от этих страшных земель и этим злодеям очень трудно до нас добраться.

Лонжюмо вернулся в Европу только в 1251

году.

Братья заплатили золотом Чинкаю и вскоре были приняты в главном шатре Каракорума.

— Кто из вас старший брат? — спросила Огул-Каймиш.

— Я, — сказал Александр.

— Богата ли земля твоя?

— Есть в моей земле богатые люди, но сама земля наша даёт нам мало пищи, поэтому наши люди добывают свой хлеб тяжёлым трудом. Помимо этого нам не дают покоя соседи из стран, которые находятся там, где заходит солнце. Мне часто приходится с ними воевать.

— Если твои соседи воюют с тобой, значит они хотят грабить твои земли; если они хотят грабить твои земли, значит в них есть, чем поживиться.

— Наши соседи тоже не очень богаты и довольствуются малой добычей.

— Говорят в твоей земле много домов построенных для служения богам?

— Да, у нас много церквей.

— Я общалась со многими вашими жрецами. Мне кажется наша вера похожа на вашу.

«Все веры похожи», — подумал Александр.

Александр получил ярлык на Киев и «всю русскую землю». Андрею дали ярлык на Владимир.

Братья-князья возвратились в Русь в 1249

году.

Примечания

1. Тысяча — местная военная структура.

2. Степь кипчаков; кипчаки — самоназвание половцев.

3. То есть к хановичам — Чингизидам.

4. Алкогольный напиток из забродившего лошадиного молока.

5. Мусульман.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика