Александр Невский
 

В окрестностях Переяславля

Александр охотился в окрестностях Переяславля.

У опушки леса показался молодой олень. Александр выставил лук, приложил к нему стрелу, натянул тетиву, прицелился, отпустил тетиву. Стрела угодила оленю в шею, ближе к спине. Олень согнулся в копытах, стал оседать, но устоял, и поплёлся медленно вглубь леса.

Александр с сопровождающими его дружинниками и слугами поскакал за оленем. Александр не торопился. Первым нагнал оленя слуга Лад. Он спрыгнул с коня, подбежал к раненому животному и перерезал ему горло.

Земля и листва деревьев оделись в пёстрый наряд осени. Небо было серым. Блёклый круг солнца был едва заметен. Дул холодный ветер.

— Князь, может быть оденешь тёплый плащ? — спросил Лад. Он был белокур, волосы его были подстрижены под горшок. Другие слуги не любили его за расторопность и ловкость, и за то, что он выбился в любимчики князя.

— Не надо, сам оденься теплее.

— Мне что? Я привычный.

Выехали на дорогу, то опускающуюся, то поднимающуюся по холмистой местности.

Впереди медленно ехал всадник.

— Догони, узнай, кто это? — приказал одному из своих дружинников Александр.

Дружинник вернулся с всадником. Это был брат Александра Андрей.

— Почему один? — спросил Александр.

Андрей ничего не ответил. У него был странный вид, то ли уставший, то ли выражавший что-то ещё, непонятное Александру и его спутникам.

На ночь остановились в усадьбе расположенной на берегу Плещеева озера. Александр часто оставался здесь на ночлег, когда охотился в этих местах.

Слуги жарили оленью тушу на вертеле во дворе усадьбы.

Александр и Андрей сидели у берега озера, подстелив на землю старые шкуры. Ночь была безлунной.

— Жену и детей я оставил в Твери. Я не знал, как ты меня встретишь, — сказал Андрей.

— Почему не взял с собой дружинников?

— Дружинников? — Андрей горько усмехнулся. — Дружинникам надо чем-то платить, а я беден. Я беднее простого пахаря. У того хотя бы есть земля. Всё что у меня есть: оружие; коня пришлось заложить купцам в Торжке. Так что помимо прочих свалившихся на меня бед, теперь у меня появились долги.

— Я не держу на тебя зла, брат.

Андрей молчал.

— Расскажи, где ты был? Чем занимался?

— Устроился на службу к шведскому королю. Скучно в Шведской стране, дико. Грамоты почти никто не знает, а попы их читают книги в храмах на латыни, которую никто понять не может. Знать их живёт скудно, скромно, куда уж мне, чужаку искать счастья в их унылом царстве.

В XIII веке германские государства в культурном отношении значительно отставали от домонгольской Руси, так как та многое приняла от самой цивилизованной страны того времени Византии (Восточного Рима).

— Теперь и в наших землях настали унылые времена, — заметил Александр. — Про Ярослава ничего не слышно?

— Когда ехал через Орден, кое-что слышал о нём. Разное про него говорят. Вроде бы в рыцари его не приняли, слышал, будто бы он корабль купил, то ли для рыболовного дела, то ли для торговли.

Александр хотел дать Андрею Суздаль. Он помог брату расплатиться с долгами и взялся хлопотать за него перед татарским ханом, чтобы тот простил его и дал ярлык на какое-нибудь княжение.

В том же 1255 году умер Батый.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика